RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
11 лет школьного режима
29 октября 2007, 12:58
Автор: Елена НАЛИМОВА

Способна ли обязательная одиннадцатилетка уничтожить училища и до неузнаваемости изменить школы?

 

«Здравствуйте, дети! К вам пришел журналист из газеты, хочет спросить, что вы думаете о переходе на обязательное 11-летнее образование», – слова завуча по воспитательной работе средней школы №75 9 класс «Б» встречает унылыми выкриками и закатыванием глаз – надоело! «Мы их уже замучили этими вопросами, – оправдывает детей завуч. – Пытаемся анализировать ситуацию». Тем временем класс оживает, скептически разглядывая меня, явно выросшие из школьных парт юноши и девушки вразнобой объясняют: «Уйдем отсюда, достала эта школа!». «Из этого класса только пятеро хотят учиться до 11-го, – с тревогой в голосе комментирует мой проводник. Чем это обернется в будущем, он и сам еще плохо представляет. – Думаю, если так пойдет, школы будут драться за старшеклассников».

 

С 1 сентября вступил в силу федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты… в связи с введением обязательности общего (11-летнего) образования». Это первый шаг России в сторону Болонского процесса, который сделает наше образование конвертируемым в едином европейском пространстве. Второй будет сделан в 2009-м, когда обязательной будет уже 12-летка. А к 2010 году традиционная отечественная система образования окончательно уступит место единым учебным стандартам стран членов Болонской конвенции. Это 12-летнее школьное образование, разделение высшего образования на две ступени – бакалавриат и магистратуру, и аспирантура с единственной научной степенью – доктор. О том, какие перемены произойдут в связи с этим в вузах страны, написано много статей. Но вот как это повлияет на обычную среднюю школу и учреждения среднего специального образования, похоже, никто толком не представляет. Хотя первый удар придется принять именно им.

 

Между двух зол

 

Первая же дилемма, которую директорам школ предстоит решить уже следующим летом: оставлять или не оставлять у себя выпускников 9-х классов. Казалось бы, чего тут думать – не хотят учиться, пусть идут на все четыре стороны, новое прочтение закона об образовании допускает продолжение обучения в «иных формах»: в училищах, техникумах, колледжах, в вечерних школах, а также домашнее обучение и экстернат. Но есть в этом раскладе и серьезный подвох. Это ожидающийся в 2009-м переход всех средних учебных заведений на нормативно-подушевое финансирование. Планировалось ли ставить школы в такие условия или все вышло случайно, не известно. Сама по себе реформа призвана бороться с нерентабельными малокомплектными школами. Но ясно одно: теперь избавляться от учеников для школы – все равно что рыть себе могилу. Ведь совсем скоро каждый учащийся будет приносить ей конкретные деньги. Чем больше детей, тем больше денег – примерно так ориентируют директоров в областном министерстве образования. «Накануне перехода на подушевое финансирование все должны стремиться к полнокомплектности, – подтвердил нам министр образования области Игорь Плеве, – поэтому мы рекомендуем школам по мере возможностей оставлять выпускников 9-х классов учиться дальше».

 

Да здравствует

двоечник!

 

Но как оставить двоечника? Поправки к закону отвечают и на этот вопрос. Ученики 9-х классов, говорят они, не освоившие программу и имеющие задолженности (попросту двойки) не более чем по двум предметам, могут быть переведены в десятый класс «условно» с последующим погашением задолженностей. Для условного перевода в 11-й класс годится одна двойка. За этими строчками – масса возможностей для тех, кто захочет тянуть двоечника за уши до победного конца. «Ответственность за создание обучающимся условий для ликвидации задолженностей возложена на общеобразовательное учреждение», «решение об исключении обучающегося, не получившего общего образования, принимается с согласия комиссии по делам несовершеннолетних», – забивает закон последние гвозди в учительское самолюбие и пренебрежение к двоечникам. Главное теперь, чтобы неуспевающий ученик сам не мешал школе его учить и сильно не сопротивлялся. Ведь 11-летнее образование отныне обязательное, но не принудительное. «Что ж, значит, будем убеждать, уговаривать, – рассуждает директор школы №75 Елена Клепнева, – у нас в арсенале только такие методы».

Между тем, в оставлении как можно большего количества учеников есть и другой подвох. Реформы последних лет заставили учреждения среднего образования значительно повысить свой уровень. Часть школ приобрела статус гимназии или лицея. Кстати, переход на обязательную 11-летку их практически не затронет. В такие учебные заведения приходят учиться те, кто заранее настроен на поступление в вуз, а следовательно, и на полное среднее образование. Но даже обычные школы в последние годы изо всех сил старались выглядеть лучше и современнее. Во многих открылись гимназические и лицейские классы, практически в каждой введено профильное обучение, предполагающее разделение старших классов по направлениям: гуманитарному, математическому, естественнонаучному и прочим. А что теперь? Формирование из обычного класса профильного предполагает какой-никакой отбор, да и вообще, высшая ступень среднего образования приобретает свое значение именно благодаря отсеиванию худших и выбору лучших учеников, способных, окончив школу, поступить в вуз. Смысла тянуть туда двоечников как бы нет. То есть как бы не было раньше. Сейчас есть. Нетрудно догадаться, что это будет означать для школ. До сих пор российское образование при всех его недостатках по уровню полученных детьми знаний значительно превосходило импортные аналоги. Подлаживание его под европейские стандарты – это в худшем случае сдача приобретенных позиций и последующая деградация, в лучшем – очередная трансформация (директорам к ним не привыкать) в виде организации дополнительных классов для слабых учеников. «Сейчас у нас в школе все старшие классы – профильные. Выбирая их, ребенок должен осознавать, по какому направлению он пойдет дальше, но я не исключаю, что последние изменения заставят нас вернуть общеобразовательные классы – не отдавать же своих учеников другим школам», – соглашается директор школы №75.

Обеспокоен и директор лицея №37 Николай Кузькин: «Дети уходят от нас только если не находят нужный им профильный класс. Эти учащиеся выбирают профиль в других лицеях и гимназиях». Борьба за учеников может подвигнуть директоров к открытию более широкого перечня профильных классов или, что вероятнее, самых популярных. В свое время борьба за абитуриентов привела вузы к повальному увлечению экономикой и юриспруденцией. К чему приведет борьба школ за учеников, нам еще предстоит узнать. Но она уже началась. Рассказывают, что этим летом директор гимназии №3 заявила: мы возьмем столько 10-классников, сколько сможем, из любых школ и районов города.

Стой! Куда пошел?

 

Все вышесказанное – лишь один слой проблем, которые принесет школам обязательная одиннадцатилетка. Еще одна трудность, которую, по всей видимости, также придется взвалить на свои плечи руководителям учреждений среднего образования, – отслеживание дальнейшей судьбы тех девятиклассников, которых все же не удастся удержать за партой. Не смотря на то, что закон относит «учет детей, подлежащих обязательному обучению», к полномочиям органов местного самоуправления в сфере образования, в школах уже предвидят проблемы. «Видимо, именно нам придется собирать справки о том, куда ушел каждый выпускник 9-го класса, – говорит директор одной из саратовских школ. – Все опять повесят на директоров. На кого же еще?» Более того, вероятнее всего именно общеобразовательным учреждениям придется взять на себя функции устройства неопределившихся с выбором учеников в профучилища, техникумы и колледжи. Потому что с введением поправок в закон об образовании человек, не достигший 18 лет, нигде не учиться не может (раньше граница находилась на уровне 15 лет). Между тем, кто именно несет ответственность за недоучку, не совсем понятно. Условно и приблизительно ситуацию можно сравнить с набором в 1-й класс. В соответствии с законом об образовании за тем, чтобы ребенок обязательно сел за парту, должны следить и его родители (или опекуны), и сама школа. Но то, что годится для маленького гражданина, не стыкуется со статусом почти взрослого. Человек от 15 до 18 лет может все что угодно: устроиться на работу, жениться, родить ребенка, просто мотаться без дела и при этом отлично себя чувствовать.

Найти «уклониста» и заставить его снова сесть за парту может оказаться непосильной для школы задачей. Опрошенные нами эксперты в сфере образования не сомневаются – учителям не избежать подворовых обходов. Ведь уже сегодня «на свободе» находятся те, кто окончил 9-й класс в прошлом году. И далеко не все из них продолжили обучение.

 

Здравствуй, племя незнакомое

 

А что же сами подопытные? Те, кому российское законодательство подарило столь щедрый подарок. «Достала эта школа, скорей бы свалить отсюда», – объяснил свой выбор в пользу «иной формы обучения» ученик 9 «Б» Кирилл Герасимов. Он и еще несколько его товарищей собираются учиться в монтажном техникуме.

Правда, последние 5-6 лет профтехобразование привлекает все меньше подростков. И переход на новые образовательные стандарты может еще больше ухудшить ситуацию. «5-6 лет назад выпускников девятых классов в городе было на уровне 40-42 тысяч. В 2006 году – 32, в 2007-м – 28, а в этом году хорошо если 20 тысяч наберется, – объясняет начальник отдела учреждений начального профессионального образования областного министерства Александр Кабанов. – И дело не только в спаде рождаемости в 90-х. Все остальные пойдут в 10-й класс. Мы сейчас настраиваем профтехучилища на то, что для нас девятиклассников не останется. Но сокращать никого не будем. Сейчас во всех регионах для учреждений среднеспециального образования вопрос стоит так: переходить на обучение выпускников 11-х классов».

«Первыми из-за Болонского процесса пострадают профтехучилища, – считает директор авиационного колледжа Олег Цаплин, – да и колледжи не застрахованы. Те, кто стоит на месте, не открывают новые специальности, будут проигрывать».

 

***

Учитывали ли все эти тонкости и неизбежности законодатели, когда голосовали за очередную модернизацию образования? Подобный вопрос имеет в России риторическую окраску. Как всегда, те, кого нововведения затронули больше всего, выгребают в бурном море перемен самостоятельно. Вслед за верхушкой властной вертикали ошибку повторяют и руководители местного уровня. Так, в министерстве не отказываются, что рекомендуют школам оставлять учеников, но только «на словах», без документов и разработанных стратегий. В городских школах в отсутствие реальной помощи со стороны комитета образования в очередной раз штудируют «Концепцию модернизации российского образования на период до 2010 года». Конкретных рекомендаций, что делать, они не получали. А работа, между тем, предстоит обширная – от смены устава учреждений среднего образования до самого сложного – изменения в сознании учителей. И времени почти нет. В 2010 году школам придется переходить уже на обязательную 12-летку. Что это будет и как с этим жить, пока тоже мало кто представляет. Но назад пути уже нет.

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи