RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Сеанс храмовой магии с последующим разоблачением
20 сентября 2007, 17:06
Автор: Алена МАЛАХОВА
Комментарии: 1

Мы обещали читателям продолжить рассказ о саратовских суевериях (начатый в № от). Потому что в одной статье вычерпать этот колодец народной премудрости оказалось задачей непосильной. Сегодня мы вынем из него еще несколько ведер мутной жидкости. Замутили ее еще наши далекие предки, что создает иллюзию «исконной народной мудрости». Разобраться, что это на самом деле, – занятие, достойное мыслящего человека. В этой серии – о том, как по мнению суеверных саратовцев, следует вести себя в храме.

 

Луковая эпидемия

 

«Лук для нас – настоящая напасть,– рассказывает священник одного из саратовских храмов,– только уберу с кануна, оглядываюсь – снова несколько луковиц лежит. Иногда думаю – материализуется он что ли?». Канун в православном храме это место, где поминают усопших: небольшой четырехугольный столик с ячейками для свечей. На него, а точнее рядом, кладут пожертвования – за упокой души. По русской традиции, покойника принято поминать за трапезой, оставление продуктов в храме – это и милостыня за умершего, и угощение в память о нем. Но почему  именно лук? Ответить на этот вопрос не помог даже интернет, не знают об этом и священники. «Я и в Москве встречал такую традицию, но в саратовских церквях лук – это настоящая эпидемия»,– делится своими впечатлениями о местных приметах клирик храма в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» иеромонах Дорофей (Баранов). «Наверное, какой-нибудь уважаемый человек однажды принес лук в храм, и все стали за ним повторять. Одна бабушка объяснила мне так: чтобы помянуть, лук – самое надежное средство»,– улыбается настоятель Свято-Троицкого собора игумен Пахомий (Брусков). По его признанию, он давно наблюдает за таким явлением, как «внутрицерковные суеверия», и не устает удивляться фантазиям некоторых прихожан. Практически любой атрибут храма: иконы, свечи, просфоры, святая вода, в глазах людей суеверных «приобретает» особые магические свойства – исцеляет, исполняет желания,  дарит удачу и богатство. Главное, уметь с ним правильно обращаться.  Иеромонах Дорофей называет это явление «Духовный супермаркет» – качественный товар за небольшую цену.  Казалось бы, абсурд, однако наше рациональное сознание в поиске материальной опоры находит зацепки и в таком духовном месте, как Церковь.

 

Завихрения

под куполом

 

Суеверия сродни вирусу, проникают везде, подстраиваясь под среду обитания. В каждой местности они немного свои. Саратов всегда слыл городом культурным. Поэтому и приметы у нас – это не всегда только суконная народная мудрость. Иногда это практически околонаучные изыскания, базирующиеся на отрывках из популярных телепередач и статьях еженедельника «магия в быту». Произведением именно такого рода является вера в существование плохих и хороших мест в храме.

«Когда прихожу в храм, всегда стараюсь встать посередине, под самым куполом. Там самая чистая энергетика,– объясняет свою теорию прихожанин Покровского храма Филипп,– если долго в этом месте стоять, начинает покачивать от энергетических завихрений». Отстаивая свое право на порцию «чистой энергии», Филипп старается занять козырное место даже на многолюдных праздничных службах, в противном случае чувствует себя неудовлетворенным. «Это вам еще скромный человек попался,– комментирует клирик Покровского храма,– выбрал человек себе место и стоит. А те, что посмелее, иногда просто пугают верующих – встают под куполом, голову поднимают и руки так театрально раскидывают – ловят энергию». Вероятно, Покровский храм прихожанин выбрал не случайно. Например, в «Утоли моя печали» только в большом приделе можно отыскать место под куполом, а в малом – что слева от входа, потолок ровный, где искать «завихрения», непонятно.

Вообще, первые русские храмы имели форму шатра. Купол появился позже, как византийское влияние. Сегодня архитектура православных церквей разнообразна. Это и многокупольные гиганты, и небольшие домики с плоской крышей, увенчанной маковкой с крестом. В больших церквях, кроме центрального алтаря, есть приделы – боковые пристройки, имеющие отдельные иконостас и алтарь. Кстати, и здесь нашлось место для суеверного измышления. Оно гласит: самый сильный алтарь – центральный, там и молиться лучше, и свечи ставить… надежнее. В действительности, все намного проще. Храм носит имя того святого, в честь которого освящен центральный придел, на этом его «сила» заканчивается. 

 

Свечная магия

 

Отдельный том храмовых суеверий можно написать о свечах. Могучая сила разума делает из тонкого воскового стержня с фитилем, который принято покупать в знак пожертвования Всевышнему, настоящий магический предмет. Эта «волшебная палочка» собирает вокруг себя  невероятное количество странных, а порой даже пугающих ритуалов.

«Сначала всегда за живых ставьте,– объясняет непонятливым студентам Нина Михайловна – прихожанка храма в честь преподобного Серафима Саровского,– а уже после к поминальному столику идите – не перепутайте!». «Не дай Бог за живого человека свечу на канун поставить,– продолжает она, удовольствовавшись произведенным эффектом,– это очень плохо». Женщины, подобные Нине Михайловне, часто берут на себя роль ревнителей храмовых «традиций», объясняя новичкам, что к чему. Благодаря таким, как она, свечные ритуалы живучи, как вирус гриппа. И нет числа их штаммам и разновидностям. Изучить все очень трудно, но, если задаться целью…

Для начала, свечи надо уметь правильно поставить. Снизу непременно подпалить, иначе Бог жертву не примет. Лучше всего ставить «к празднику» (на  подсвечник, расположенный рядом с аналоем, куда кладется икона празднуемого в этот день события). В идеале – самому, но если в храме многолюдно, можно передать впереди стоящим. Только предупредить заранее, чтобы не брали через левое плечо – все испортят. Если вскоре вам предстоит экзамен, надо поставить пять свечей (четыре тянут только на четверку). А если вообще для удачи, то семь. А поставить по семь свечей в семи храмах – еще лучше. Практически железная гарантия. Только непременно надо следить, как они будут гореть. Если дым черный пойдет, зачадят – плохой знак, а  погаснет хоть одна – жди большой беды. Кстати, каждая свеча несет в себе энергетический заряд. Поэтому чужие лучше не трогать и с подсвечника не снимать. Лучше дождаться, когда сами догорят, иначе есть опасность заразиться чужими бедами.

Есть в церкви и «самая сильная свеча» – пасхальная. Отличается она не только по цвету (во многих храмах по традиции на Пасху используют свечи окрашенные в красный цвет). Если во время крестного хода пронести ее вокруг храма так, чтобы огонек не погас, она превратится во что-то типа талисмана – будет охранять любое жилище в течение года. Прогресс облегчил жизнь суеверным. В последнее время в церковных лавках продаются фонарики со свечами. Нести их проще, правда, ореол подвига теряется. Можно еще поставить по пасхальной свече в каждом храме города. Дело непростое, с каждым годом храмов становится все больше, но, как утверждают «знающие» люди, – «работает».

Все эти истории – лишь часть (!) суеверий, связанных со свечами. «Тема свечных примет в храме бездонна. Иногда просто руки разводишь – сколько ухищрений! От приемов, отдающих сатанизмом, до какой-то наивной благоглупости,– для отца Дорофея борьба за чистоту храмовой молитвы – будни. По его мнению, свечные приметы являются некой сделкой – механическим действием с ожидаемым результатом. – Учитывая немощи людей, мы стараемся относиться бережно к душевному равновесию суеверных прихожан. Например, я прошу женщину, убирающую в храме, свечи с подсвечника не убирать – пусть лучше догорят, чем в душе у человека поселится смятение. Но не всегда идем на поводу. Например, у нас в храме, если продавец в церковной лавке видит, что человек покупает много свечей, обязательно  спросит: зачем? И если заподозрит какие-то сомнительные ритуалы, может даже не продать. Поступки вроде сохранения горящей свечи во время пасхального крестного хода, возможно, заслуживают уважения в силу своей сложности, но ничего общего с верой в Бога  не имеют. Главное, что за этими действиями забывается основное: без молитвы свеча, как холостой выстрел. А если молитва идет от сердца, то совершенно не важно, куда свечу ставить, можно  в руках всю службу держать, можно вперед передать. Главное – отключить голову и включить сердце. Потому что православие – это религия сердца, а не разума».

 

Заварить чай

на святыне

 

В поиске материального чуда, такого, чтобы можно было увидеть, дотронуться, наш  разум цепляется не только за свечки. «Меня смущает количество икон в храме,– делится своими сомнениями прихожанка Троицкого собора Наталья, – святые лики так строго смотрят на меня, как будто спрашивают: а мне свечку почему не ставишь?». Обхождение икон с тем чтобы каждой воздать почесть – поставить свечу, приложиться – еще одно храмовое суеверие. Хотя в церковной среде к подобному явлению склонны относиться, как к «перегибу безграмотного благочестия». В больших церквях, где икон много, процесс поклонения превращается в долгий «обход». Порой, по словам священников, доходит до того, что «поклонники» даже мешают службе. Но вторгаться в интимный процесс батюшки не решаются – дело тонкое. «Я объясняю прихожанам,– рассказывает настоятель больничного храма святого Иоанна Предтечи священник Андрей (Аскаров),– что святые в храме имеют, если можно так выразиться, второстепенное значение. Они предстательствуют за нас перед Господом. Но центром,  смыслом богослужения является сам Бог».

Среди храмовых суеверий встречаются как тонкие, чувственные, так и примитивно грубые. «Что творится здесь на Троицу и на Вербное, вы бы видели! – делится впечатлениями продавец церковной лавки одного из  саратовских храмов.– В честь праздника церковь принято украшать: на Троицу –  березовыми ветками, на Вербное – вербой. Как только служба заканчивается, люди как будто с ума сходят: обрывают ветки, кто сколько сможет. Меня однажды чуть с ног не сбили. Я не могла понять зачем, мне одна женщина объяснила – чай заваривать. Говорит, от всех болезней помогает». Это же язычество в чистом виде,– недоумевают священники. Но нравоучение в чайнике не заваришь, и суеверный люд продолжает лечиться. Даже хвоей, что с рождественской службы остается, не брезгует: крошит в еду. Дьякон Андрей Кураев называет это «оральным периодом» в духовном развитии нации. «Все дело в отношении к святыне. Надо понять, что это лишь внешнее проявление нашего Богопочитания,– объясняет иеромонах Дорофей.– Не стоит превращать святыню в лекарство. Духовным лекарством может быть только молитва. Аргументы священника против веры всуе звучат так! Надо помнить, что там, где Дух Господень, там свобода и нет порабощения. А суеверия – это духовный плен из ложных правил.

  

 
Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи