RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Хроники битых детей
13 сентября 2007, 16:24
Автор: Леонид БЕССАРАБОВ

 Детей бьют с незапамятных времен. Обычно экзекуции малышей подвергают родители, считая весьма полезным вбить «ум через задние ворота» за допущенные провинности. Наказание выливается в своеобразный ритуал. Виновный знает, за что конкретно его выпорют. В ожидании наказания он прочувствует и осознает свою вину. А также надолго запомнит, чего делать нельзя. Здесь есть определенная воспитательная мотивация. Отцовская рука, мол, высоко вздымается, но не сильно бьет. А урок выучен прочно.

Но, бывает, бьют детей и совершенно чужие люди. Бьют беспощадно, с жестокостью, превосходящей всякие пределы. Бьют кулаками, палками, иным подвернувшимся под руку «инструментарием». И отнюдь не по мягкому месту, порой нанося малышам серьезные увечья.

Издевательства над маленьким человечком, как правило, остаются безнаказанными. Ребенок не способен ни постоять за себя, ни ответить мерзавцу. Но помимо физических травм, после побоев остаются еще и невидимые – душевные. Их порой приходится лечить всю жизнь. И очень часто безрезультатно.   

Никто у нас в стране сегодня не ведает, сколько ломается таким образом  детских душ и во что это выливается обществу.

 

В шесть часов вечера

после  «охоты»

 

Их было трое. Назовем их Никиткой, Алешкой и Вовкой для удобства рассказа.  Первым двум недавно исполнилось по восемь лет, третьему – одиннадцать. Разница, впрочем, не мешала им дружить, поскольку все они из соседних домов, расположенных по улице Пензенской, неподалеку от проходной авиазавода. А еще потому, что от хорошей жизни рождаемость сегодня настолько высока, что дети во дворах большая редкость. Так что с кем водиться, особенно выбирать не приходится.

Они и прежде не раз собирались вместе и гоняли с другими сверстниками мяч на спортплощадке за домом 29А. 6 июня около шести часов вечера они в очередной раз встретились. И начали свой детский чемпионат. Но занятие им это скоро наскучило. Они решили послоняться. И вскоре неподалеку наткнулись на яблони. Да все в яблоках – такой уж нынче выдался год. Земля вокруг была усеяна падалицей, растоптанной и гниющей. Это наводило ребят на мысль о ничейности. Они решили сыграть в этом «лесу» в охотников. И, если уж на безрыбье рак – рыба, то в детской фантазии и яблоки вполне сходили за дичь. Дети надумали залезть на какое-нибудь дерево и «поохотиться».

Они уж и залезли, что стоило немалых трудов, учитывая их возраст и рост. Но до «охоты» дело не дошло. Ибо тут появился какой-то хилый, но грозного вида дедок, обозвавший детей ворами и хулиганами и пообещавший надрать задницу. Ребята дожидаться, когда он до них доберется, не стали, и, соскочив на землю, как говорится, взяли ноги в руки, спасаясь от страшного старика. В безопасности они почувствовали себя, только добравшись до своей футбольной площадки.

Дружно порадовались, что оказались проворнее злобного дядьки. Но радость оказалась недолгой. Алешка сунул руку в карман и стал белее мела. То ли во время футбола, то ли во время побега от страшного деда, он выронил где-то ключи от квартиры. Отец ему регулярно всыпал по первое число и за всякую малую провинность, и даже без вины. А тут «преступление» было явно налицо. И становилось совершенно очевидно, что нынешнее «возмездие» превзойдет все предыдущие.

Алешка захлюпал носом, направляясь к подъезду. У дверей своей квартиры он уже рыдал в голос, чтобы разжалобить отца. А выскочившему на рев родителю сын сразу же признался, что потерял ключи. Но чтобы смягчить родительский гнев, объявил, что все это произошло из-за друзей, подбивших его на хождение за три дома.

Игорь К. , Алешкин отец, не долго думая, решил на сей раз начать воспитательную «работу» с друзей сына, даже не дав себе труда задуматься: имеет ли он на это право? Не откладывая дела в долгий ящик и не обременяя себя выяснением обстоятельств, он выскочил из подъезда, сбил с ног Вовку, получившего от удара и падения множественные синяки. А затем, схватив его за горло, заорал, что поубивает гаденышей, если ключи сейчас же не найдут.

Есть основания полагать, что Игорь К. был под градусом. Ибо, бросив Вовку, с которым он посчитал начало воспитательной работы положенным, папаша помчался за вторым соучастником «преступления». Но Никитка оказался проворным, а Алешкин папаня споткнулся и упал. Это еще больше разъярило родителя.

– Стой! – повелел ребенку взрослый. – Побежишь дальше – вообще убью!

 Перепуганный насмерть малыш застыл, как вкопанный. И тут соседский дядя настиг  малыша и врезал ему. Сначала по голове. А следом по животу. Отчего мальчик описался.

 

Специалисты по делам

несовершеннолетних

 

Забегая вперед, скажем, что Вовку с того дня долго мучила дизурия, а у Никитки недержание мочи продолжается до сих пор. Он кричит во сне. И оба теперь регулярно посещают психолога.

Неизвестно, чем бы закончилось это побоище, если бы соседская девчушка не вызвала на подмогу мать Вовки и старшую сестру Никиты. Обматюкав обеих, грозный родитель Алешки ретировался с поля «боя». А мать Никитки позвонила в милицию.

Через час явились два сержанта. Но побеседовать с гражданином, избившим чужих детей, им не удалось. К. закрылся и никому дверь не открывал. Впрочем, милиционеры не шибко на том настаивали. Они вообще вели себя очень дружелюбно. Хотя оба в милиции работают недавно, но, судя по всему, уже крепко уяснили себе, что избиение соседских детей совсем не тот криминал, бороться с которым они обязаны. Поэтому отобрали объяснения у матерей побитых детей. И отбыли восвояси.

А родителей потерпевших вскоре пригласила к себе майор отдела по делам несовершеннолетних Заводского РОВД Елена Архипова. Она очень внимательно и благожелательно выслушавшая обеих матерей, посочувствовала им по-женски, и повозмущалась поведением папаши-хулигана, которого, конечно же, надо примерно наказать.

В дальнейшем Елена Николаевна утверждала, что после этой беседы с родителями побитых детей она дважды пыталась переговорить с К. Но в квартиру ее не впустили. Попасть туда ей удалось только с третьей попытки. И то с помощью соседей, прикрывших ее от дверного глазка. Но самого Игоря вроде бы дома не оказалось. Так что майору пришлось ограничиться разговором с его женой. О чем шла речь, осталось за кадром. Майор, опять же с ее слов, потребовала, чтобы К. явился в милицию. Но тот не спешил познакомиться поближе, так и не появившись там.

Ровно через десять дней Архипова сообщила родителям избитых детей о передаче дела мировому судье, чтобы хулигана оштрафовали. И что больше закон ничем пострадавшим помочь не в состоянии.

Это утверждение вызвало большие сомнения. Такие люди подсудны. И могут быть осуждены на исправительные работы или на отсидку до трех лет. Поскольку все признаки, необходимые для возбуждения уголовного дела, были налицо. Не хватало явно только одного – желания Архиповой работать, как положено, и довести дело до логического конца.

Будучи людьми образованными, родители избитых ребят сильно усомнились в словах специалиста в милицейской форме по работе с подростками, что закон в нашей стране настолько беспомощен, что кроме мизерного административного штрафа хулигану ничем не угрожает. И обратились в районную прокуратуру.

Сотрудник по надзору за действиями милиции проверил обоснованность действий Архиповой и потребовал возбудить уголовное дело. К сожалению, ни его фамилии, ни комментария к данному вопросу мы получить не смогли. Хотя нам их обещали. И это удивительно, ведь в данном-то случае  действия прокуратуры заслуживают теплых слов.

 

Судебная самооборона

 

Свет пролил работник городской прокуратуры, не пожелавший, чтобы его имя называлось. А почему, станет ясно из его же слов, которые мы приводим ниже.

– За последние 10 -15 лет, – сказал он, –  я могу  припомнить только единичные случаи, когда прокуратура добровольно возбуждала уголовное дело по поводу избиения ребенка после того как оно было закрыто милицией или передано мировому судье. За реанимированными делами либо стоят родители, которым прокуратура не может в силу каких-либо причин отказать, либо скандальная известность, которую эти дела приобрели. Каждое из них дел – камень в огород милиции, незаконно их закрывающей.

Но, могут возразить некоторые читатели, ведь милиция все-таки передала дело мировому судье? Так-то оно так. Но. оказывается, все не так просто, как кажется. Вот что говорит адвокат, защищающий интересы побитых  детей Марина Быстрова.

– Рассмотрение подобного дела в мировом суде – по существу профанация закона. Потому что обвинения, выдвигаемые потерпевшей стороной в ходе процесса, должны доказываться истцами в частном порядке. А при отсутствии должной подготовки, ведь они не следователи, и по прошествии времени это становится практически невозможно. И дела обычно закрываются даже без наложения скромных штрафов. Таким образом, со стороны милиции это по существу увод виновных от наказания…

Следователь Заводского РОВД Ирина Годунова, которой поручили вести уголовное дело по факту избиения детей К., приняла происшедшее близко к сердцу. Она добилась, чтобы папаша все-таки пришел на допрос. Тот явился вместе с сыном. И не требовалось особой наблюдательности, чтобы увидеть, как Алешка панически боится отца. Дело, похоже, со дня на день окажется в суде. А сам К. растерял всю браваду, которую демонстрировал при первом посещении следователя. Кажется, дошло, что за содеянное придется ответить. Сегодня он готовится к суду, запасаясь положительными характеристиками с места работы. А следователь уверена, что соответствующую статью он все же получит. Эх, если б это был один-единственный факт!  

У нас в стране нет статистики, сколько детей ежегодно подвергаются побоям. Наш рассказ в определенной мере иллюстрирует, почему ее нет. Поскольку те, кто по идее должен бороться с преступлениями против детей, на практике делают все, чтобы не напрягать отчетность и выставить свою работу в лучшем, нежели она есть, виде. И фиксируют только те случаи, которые просто не поддаются сокрытию, да и то в основательно искаженном виде.

 

Такие доверчивые

и наивные

 

В результате общая картина подверглась полной деформации. То есть, с одной стороны, насилие над этой беззащитной категорией граждан вроде бы имеет место быть. Но с другой – его, можно сказать, и нет.

Только благодаря помощи студентов-медиков нам удалось восстановить отдельные фрагменты этой картины. Они сделали выборку и установили, что с начала нынешнего года только в травмпункты Кировского, Заводского, Ленинского и Октябрьского районов и клингородка СГМУ поступило 113 обращений детей за медицинской помощью в связи с побоями. При этом в 50 случаях обстоятельства получения травм, со слов их родственников, выглядят совершенно фантастически.

Главными версиями событий, приведших в травмпункт, являются… падение с дивана или нечаянный удар о дверной косяк. Если верить записям, именно это вызвало появление по всему телу множественных синяков, ссадин, глубоких царапин, ран, а в некоторых случаях и сотрясения мозга. Даже начинающие медики хорошо знают, что, упав с дивана, «заработать» такие травмы просто невозможно. И что, скорее всего, над этим «поработали» родители малышей.

В остальных 63-х случаях избиения фигурируют… неизвестные лица. Получается как в сказке. Шел мужик, увидел играющих детей, накостылял им ни за что ни про что и пошел своим путем дальше. Правда, задача работников травмпунктов не устанавливать истину, а оказать помощь. И передать сведения о любых травмах, с которыми они столкнулись, в милицию. А уж та, принято думать, разберется. Но вот тут выясняется, что наша милиция доверчива, как гимназистка младшего класса. И не сомневается, будто причиной серьезного травматизма может стать падение с дивана. Ну а результатом этой «наивности» становится отказ в возбуждении уголовных дел.

Уже сколько написано о жестоком обращении с детьми в интернатах и детдомах. Теперь и там, судя по отчетности, рай. Ни единого случая грубого отношения к ребенку! Там даже с диванов не падают. Что это? Чудеса подбора и расстановки кадров, произошедшие по мановению волшебной палочки, или замены кроватей, прежде бывших двухъярусными, на восточные циновки, с которых не упадешь даже при большом желании? Или сокрытие сведений врачами этих заведений?

Впрочем, 113 случаев травматизма – только верхушка айсберга. Причем самое что ни на есть острие. По мнению же врачей, в травмпунктах всплывает один из восьми,  то и из пятнадцати случаев избиения детей. Куда же «рассасываются» остальные?

 

Синдром жестокого

обращения

 

То, о чем мы говорим, сегодня называется научным термином – синдром жестокого обращения. Он прогрессирует, невзирая на то, что сведения о побоях детей не попадают в сводки официальных отчетов. А может быть, в немалой степени и благодаря этому. И когда в очередной раз происходит убийство, насилие или разборка, «авторами» которых выступают несовершеннолетние, наша пресса разражается сакраментальным вопросом: откуда эта жестокость и наплевательское отношение к чужой жизни и здоровью?

Но давайте не будем кривить душой, господа! Ну не с Марса же это бездушие завезли к нам инопланетяне?

А может, избиение детворы – дело настолько невинное, что не стоит заострять на том не только внимание милиции, но и наше с вами? Нет, давайте не будем спешить с выводами. И послушаем, что рассказывает психолог с двадцатилетним стажем Ольга Жидкова, работающая в подростковом кабинете детского психодиспансера, что на улице Мичурина, 78.

– Обычно поднимают руку на детей те, кто сам воспитывался в неполноценной семье и с детства получал побои. Эти лица, как правило, были лишены родительского тепла. Они сами жертвы и выросли ожесточенными. А став взрослыми, перекладывают свою тяжкую ношу по цепочке на детей следующего поколения.

Ребенок, переживший побои, буквально меняется. Он боится ходить один, говорить со взрослыми, у него появляются различные неврозы и отклонения. Многим необходима помощь психиатра. Или, как минимум, психокоррекция. Однако это не значит, что все проходит, как легкая форма простуды. Память навсегда сохраняет насилие, которому подвергся маленький человек. Определенные ситуации могут стать провоцирующими и вернуть его к изначальной болезненной ситуации.

В последнее время все чаще встречаются случаи, когда память о насилии подспудно побуждает к мести. Еще как-то можно понять, когда подростки, объединившись в группу, стремятся отомстить тем, кто надругался над ними. Но ведь нередко их удар обрушивается и на своих невинных сверстников. Начинается страшная эстафета жестокости. По моим личным наблюдениям, насилие нарастает, как снежный ком с горы.

Может, психолог преувеличивает? Но как тогда быть с такими фактами. Среди моих знакомых есть работник прокуратуры, рассказывавший, как тяжело переживал избиение соседом.

– Я мечтал его убить. И наверняка исполнил бы задуманное. Для этого я собрал группу таких же, как я, обиженных этим человеком ребят. Но он умер от сердечного приступа,  избавив нас от кошмара стать убийцами.

А вот ответ члена «стаи», едва не забившей насмерть случайного прохожего, на вопрос: не мучает ли его совесть?

– Нет, нас били, как последних собак, ребра ломали, зубы выбивали! Чего мне его жалеть?

И наконец, признание недавно умершего молодого наркомана, которого с ранних лет били все кому не лень:

– Люди – суки и садисты. Помучить кого-нибудь – для них радость. Я колюсь, чтобы забыть это…

Нет, вопреки официозу, жизнь в нашем государстве не становится лучше. Наше общество продолжает серьезно болеть, а социум – деформироваться в сторону насилия. Психиатры и психологи полагают, что такой перекос чреват не изобилием материальных благ, а бурным ростом психических заболеваний, который ударит в первую очередь по самой хрупкой части населения – детям, без которых, как известно, будущего у страны нет. И вот тут возникает самый страшный вопрос: а может быть, нам и не нужно это будущее?

 

 

 
Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи