RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
О чем мечтает и на что надеется водитель «третьего» трамвая
23 августа 2007, 17:12
Автор: Елена Балаян

Жизнь как жизнь

 

От необходимости давать интервью Потаня открещивалась как могла. Сначала  ссылалась на отсутствие времени, потом на «проблемы, которые надо как-то решать». «Да вы не переживайте, ваш телефон у меня есть, так что недельки через две я вам обязательно свистну», – «успокоила» меня девушка-водитель. 

Однако ждать две недели Потаниного свиста мне было как-то не досуг. «Интервью – это не так страшно, как вы думаете, – обнадежила я Потаню. – Наш разговор займет совсем немного времени, максимум полчаса…»

Этот аргумент на Потаню подействовал. «Ну, как ваши дела, как добрались с фестиваля?» – спросила я, вспомнив, как девушка поспешно уехала с поляны сразу после выступления. Оказывается, в ту субботу она должна была выйти на рейс, на свой привычный третий маршрут. Но желание выступить на фестивале перевесило, и девушка попросила отгул, пообещав отработать в воскресенье в первую смену. Воскресенье было завтра, а первая смена у водителей трамвая начинается в 5.38 утра. Электрички от станции Буркино ходят только до пяти часов вечера, и Потане срочно нужно было что-то предпринимать. «Слава Богу, нашлись люди, которые меня довезли, а то не знаю, что бы было…» – сокрушалась водитель-бард.

Зарплата у Потани до недавнего времени была всего пять тысяч рублей, «а если сильно постараться, то пять с половиной». «Тут многое зависит от регулярности движения и от кондуктора, как он сможет выполнить план по выручке. Если кондуктор план не выполняет, это отражается и на зарплате водителя.  Или если на линии затор, нас обязательно лишат половины премии. И не важно, что задержка случилась не по нашей вине…»

Чтобы наверстать упущенное, некоторые водители выходят работать по выходным. Но буквально на днях руководство горэлектротранса пересмотрело систему начисления зарплаты. «Убрали доплаты за выслугу лет и за износ подвижного состава, зато почасовую прибавили почти в три раза, в итоге все равно получается больше», – не скрывает радости Потаня. Встает она без пятнадцати четыре утра. «Но это еще ничего, – пожимает плечами девушка. – Когда я жила на 4 жилучастке, то вставала в 3.15 и добиралась на дежурке (дежурном  троллейбусе – авт.). Кто далеко живет, тот на дежурках ездит и с работы, и на работу. Сейчас я живу рядом с депо, поэтому добираюсь пешком…»

График у Потани восьмичасовой. Обед – единственное время, когда можно хоть чуть-чуть передохнуть. «Жаль, обеды нам в последнее время привозят готовые, в пластиковых коробках. Когда готовили наши повара, было гораздо вкуснее», – вспоминает Потаня. 

Но и это еще не все. Летом в кабине жарко, гораздо жарче, чем на улице. Железо раскаляется, и можно спокойно обжечь руку о микрофон или о тумблер…

Тем не менее, Потаня любит свою работу. «Когда пустишь застрявший вагон, испытываешь чувство глубокого морального удовлетворения, – объясняет она без тени иронии. – И вообще: пассажиры стоят на остановке, они так радуются, когда приезжаешь…» Как пассажир, периодически пользующийся услугами трамвая, могу подтвердить: сказанное Потаней есть истинная правда. Радость бывает еще какой сильной, когда трамвай ждешь битый час…

Сейчас Потане 33, из них 13 она проработала на трамвае.

 

Рельсы-рельсы, шпалы-шпалы…

 

«Работа у меня нескучная, богатая на приключения, – продолжает девушка. – Одно из них случилось на пересечении Московской и Астраханской, когда я ехала в депо. А там трехфазный светофор, была наша третья фаза, ехала я и встречный вагон, я из города, вагон в город. И вот когда я выехала из встречного, мне на сцепку неожиданно наделась легковушка, которая ехала не на свою фазу светофора. Водитель – надо отдать ему должное – свою вину сразу признал, поехал со мной в депо, подписал нужные бумаги, заплатил за повреждение вагона – они к счастью были незначительные, вагон – очень прочная штука, и уехал. Но случается и по-другому. Помню, поворачивал «12-й» на Сенном, зацепила его машина. На машине осталась вмятина – маленькая, со спичечный коробок. А водитель пьяный. Водитель трамвая ему говорит: да ты что, мужик, проблем хочешь, давай разъедемся. А он – нет, будем ждать ГАИ. Приехали гаишники, он лишился прав. У меня, слава Богу, таких «клиентов» не было…»

Но бывают и забавные случаи. «Я тогда еще стажировалась. Мы с моим наставником Аллой Филипповной Райковой ездили по четвертому маршруту. И вот от 6 Дачной проезжаем на 7 Дачную. Перед нами стоит вагон «шестерка». Стоит и долго никуда не едет. Мы уже собрались идти смотреть, может, сломался или еще что. И тут бежит пассажирка и говорит: подождите, подождите, сейчас они со стрелкой разберутся и поедем. Мы хором подумали – так, стрелка через три остановки, с какой же стрелкой можно разбираться? И тут водитель этого трамвая бежит, свернутой газетой машет и кричит: «Стрелка, Стрелка, пошла отсюда!» И собачонка из вагона выскакивает…»

Утверждение, что любой бездельник может стать водителем трамвая, Потаню возмущает. «Мы все обязаны быть профессионалами, от нас зависит жизнь такого количества народа – страшно представить. Трамвай – это транспорт повышенной опасности, хотя не все это понимают. Рельсовый транспорт в городе – у него большой вес, соответственно большой тормозной путь, особенно если ехать на скорости. Сложно бывает осенью или зимой, когда на рельсах вода или грязь и ехать скользко. У нас даже есть такие специальные устройства – песочницы, которые подают песок на рельсы, стоит только нажать на педаль.

Водителю легковушки проще – подошел по зрению и вперед. Даже если у него ноль реакции, ему говорят – что ж, вырабатывайте. А у нас если реакции нет, то все, человек не может быть водителем. Я как-то вела учебную езду, и девочке пришлось написать профнепригодность. Потому что мы не имеем права, нам времени не дается на вырабатывание реакции…»

В разговоре Потаня держится интеллигентно – звание барда обязывает. Но работать в трамвае и сохранять при этом интеллигентную мину – задачка еще та. Иногда жизнь доводит Потаню, и она, как и многие ее коллеги по цеху, нет-нет, да и сорвется.  «Бывает, и не хочешь, а заматеришься, если пешеходы доведут или какой-нибудь пассажир начнет издеваться над кондуктором. У кондукторов работа очень тяжелая, я не могу, когда над ними пассажиры издеваются. Последний раз взяла противооткатный упор и погналась за троими. Что делали? Платить не хотели, обзывались вдобавок. В итоге они убежали, а мы поехали дальше…»

 

Дитя многих

талантов

 

Сильнее трамвая Потаня любит только музыку. Петь начала года в три-четыре, потом была музыкальная школа по классу фортепиано. Сегодня играет на гитаре и флейте, а также поет в бэк-вокале в группе «Четвертый ветер». Песни сочиняет сама, но иногда пишет музыку на чужие стихи. Рецепт прост: «Какое стихотворение звучит как песня, из такого песня и получается».

От литературы Потаня балдеет. Блок, Цветаева, Толкиен – в числе ее любимых. Само Потанино прозвище лучшее доказательство того, что перед нами натура поэтическая. Потаню прозвали так по имени ее любимого персонажа из новгородских былин. Фольклор – еще одна ее любовь. И не только русский. На фестивале Потаня спела песню на финском. «Однажды мне попался отрывок, и я поняла, что люблю финский язык. Он очень певучий, благозвучный и душевный», –  объясняет дитя многих талантов.

«Серьезных стихов у меня мало, в основном мелкие постебушки» – скромничает Потаня. «И над чем стебемся?» – «Над собой стебемся», – отвечает. «Мой миленок-экстремал всю деревню застремал. Он с мечом не расставался и кольчуги не снимал» – посвящается военно-историческому клубу. «Дайте мне пододеяльник, я в него заправлю спальник, чтобы всем ветрам назло ночью было нам тепло». «Я в лесу в овраг залез. До свиданья, МТС!» «Есть многое на свете, друг Горацио, о чем нельзя поговорить по рации» – шуточная переделка Шекспира.

Стихи о смысле жизни у Потани тоже есть. Но согласитесь, что для человека, который всю жизнь водит трамвай, даже эти шуточные вирши – уже очень неплохо. Не знаю как вам, а мне они кажутся смешными.

Я спросила Потаню, не было ли у нее мысли поступить куда-нибудь на филфак. «Если бы мне не надо было зарабатывать на жизнь с такой страшной художественной силой (оцените иронию – авт.), я бы поступила в консерваторию на народное отделение. Во всяком случае, очень бы постаралась» – отрезала Потаня. «А родители не помогают?» – спрашиваю. «Мои родители – это мама и бабушка. Обе с минималкой….»

Прошу Потаню что-нибудь сыграть. Она достает из сумки какой-то рожок. «Это глиняная дудочка – окарина, ее делали в Питере, а разрисовывала моя подружка. Дело в том, что в неразрисованном виде она не очень прилично выглядит» – объяснила Потаня, демонстрируя свое умение шутить на грани фола. 

«Это что-то кельтское?» – спросила я, когда Потаня закончила играть какую-то очень красивую мелодию. «Нет, это моя пьесочка. Это песня выдуманного народа. Народ похож на кельтов, угров и финнов и называется паржецы, их выдумала двоюродная сестра моей подружки. А это был паржецкий танец», – выдала Потаня на полном серьезе. Паржецкий танец оказался что надо, мы с коллегой заслушались.

Было время, когда Потаня пела в церковном хоре, в Серафимовском храме. «Если бы не надо было кормить семью, я бы до сих пор там работала», – говорит она об этом периоде своей жизни.

Я не такая,

я жду трамвая!

 

Своей раскруткой Потаня не занимается – «а зачем?». На фестивали ездит редко – работа не позволяет. Все мечты крутятся вокруг инструментов. Волынка и кельтская арфа – предметы ее вожделения. «Только знаете, каких они стоят денег? – хмыкает Потаня. – Еще я очень хочу карельские гусли кантеле. Эта мечта более исполнимая, осталось только мастера найти. У нас их не делают, надо выкраивать время и ехать в Петрозаводск, там заказывать…» 

На вопрос, нет ли у нее другой, более приземленной мечты, Потаня думала недолго: «Хочу, чтобы во всем городе были новые трамваи!» – выдала она свой очередной шедевр. 

Трамваи, о которых мечтает Потаня, делают в Усть-Катавске. «Наши тоже усть-катавские, но очень старые, – вздыхает девушка. – А вот в Москве сейчас ездит такое, того же завода, что не веришь своим глазам. И ощущениям. Там, конечно, билет 25 рублей стоит – чего бы не накупить нового подвижного состава? У них еще пути очень хорошие. У нас в последнее время тоже меняют пути, но, к сожалению, еще не везде…»

«Ну а машину, квартиру? Неужели об этом не мечтаете?» – продолжаю свои журналистские пытки. «Нет, – отрезала Потаня. – Ничего этого мне не надо. Я хочу выйти замуж и родить ребенка. А еще лучше двух». 

Когда Потаня  уехала, я долго думала, в чем тут дело? Почему ее творчество, не самое изощренное по форме, так сильно влияет на людей? И додумалась. Помните фильм «Красота по-американски»? У его героев было все, о чем только можно мечтать. Дом, деньги, хорошая работа – все, кроме возможности быть самими собой.

Так вот у Потани такая возможность есть. Она может себе позволить говорить и жить, как ей нравится, не испытывая при этом ни малейшего дискомфорта. Месяцами не покупать себе новой одежды, копя на покупку милого ее сердцу инструмента. 13 лет водить трамвай, оставаясь при этом человеком творческим, полным энергии и жизненных сил. А еще Потаня умеет видеть красоту в самых простых и обыденных вещах. Согласитесь, что такой талант на рельсах не валяется.

Вечером по случайному совпадению я села в трамвай, который вела Потаня. Несмотря на позднее время, она без устали объявляла остановки. «Осторожно, двери закрываются»,  – услышать эту заезженную фразу из ее уст мне почему-то было особенно приятно. Все-таки талантливый человек, он талантлив во всем.

 

 
Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи