RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
БИТАЯ АРМИЯ
12 июля 2007, 14:26
Автор: Роман НЕВЕРОВ

Александр Климов и Василий Калюжный родились и выросли в противоположных концах страны - в Тобольске и Краснодарском крае. Когда пришло время, первый явился в военкомат и был призван служить в элитную часть МВД, второй поступил в военный вуз. Судьба свела их в Саратове. Сегодня у них общая больничная палата и схожие диагнозы - удалена селезенка.
Прежде чем попасть в Саратов, Александр Климов успел освоить военную теорию в «учебке» и сменить две части. «Везде было спокойно, даже в частях не было «дедовщины», - вспоминает солдат. - Никогда не думал, что когда-нибудь это коснется и меня». Проблемы у Александра начались в саратовской элитной части спецназа МВД № 7463, куда он попал около месяца назад. «Не то чтобы неуставные отношения здесь носят массовый характер, но отдельные факты дедовщины имеют место», - говорит Александр. Жертвой одного из таких случаев Климов и стал 16 июня. В расположении части его жестоко избил старослужащий Денис Журавлев. По словам Александра Климова, «дед» в тот вечер потребовал от него принести батарейки для плеера. Услышав отказ, Журавлев напал прямо в казарме в окружении других старослужащих. Обидчик ударил сидящего на стуле Климова в бок ногой, а когда не ожидавший удара солдат упал, стал жестоко добивать его. Происшествие могло остаться незамеченным, если бы врачи, к которым Александр обратился лишь 19 июня (Климов два (!) дня терпел боль от нанесенных побоев, не решаясь обратиться к старшим офицерам), не обнаружили у парня разрыв селезенки и перелом ребер. «Когда невмоготу стало, сказали ехать в госпиталь, только ничего лишнего не говорить», - рассказывает солдат.
Военная прокуратура Саратовского гарнизона отреагировала быстро, после операции Климова допросил следователь. Но оперативность нельзя отнести к собственным заслугам сотрудников надзорного органа. «Они засуетились только после вмешательства председателя Саратовского союза солдатских матерей Лидии Свиридовой», - считает отец рядового Юрий Климов. До этого момента узнать информацию о судьбе сына родители не могли. «20 июня нам домой позвонил заместитель командира части и так спокойно сказал: «Вам, наверное, сын сообщил, что у нас произошло небольшое ЧП?У нас был случай неуставных взаимоотношений. Короче, вашего сына прооперировали, - возмущается Юрий Климов. - Какое же, по их представлениям, «большое ЧП»? Если парень умрет?».
К этому времени все следственные мероприятия по факту избиения рядового элитной части военная прокуратура уже провела и передала дело в военный суд. Обвиняемый в нем один - Журавлев. Двое старослужащих, которые были очевидцами преступления, проходят в деле в качестве свидетелей. Как рассказали корреспонденту «Взгляда» родители потерпевшего, заместитель командира части Алексей Евстигнеев «успокоил» их: «суд над старослужащим будет показательным». Сам потерпевший считает, что прокуратура на его стороне.

* * *
Если в случае с Климовым позиция военной прокуратуры очевидна, то ее отношение к аналогичному случаю, произошедшему в институте химзащиты, вызывает удивление и наводит на мысль о предвзятости надзирателей. Хотя «фактура», как говорят журналисты, все та же. Пострадал курсант, учащийся первого курса Саратовского военного института радиационной, химической и биологической защиты Василий Калюжный. Ему, как и Климову, врачами военного госпиталя был поставлен диагноз «разрыв селезенки».
Из первоначальных комментариев, данных военным прокурором Владимиром Белых ИА «Взгляд-Инфо», следует: в избиении курсанта Калюжного в результате инцидента, произошедшего 24 июня этого года, подозревается офицер института Владимир Дмитрин. Однако чуть позже Белых представил журналистам еще одну версию: «Вызванная в Саратов мать курсанта и сам парень объяснили, что он сам причинил себе вред - упал и ударился во время учений на полигоне». Было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст. 118 УК РФ «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности». Новый вариант вызвал у нас много вопросов. Поэтому собственное расследование обстоятельств этого дела мы начали с визита в палату к самому потерпевшему.

* * *
 Человека с блокнотом парень, видимо, принял за следователя и без вопросов вышел в коридор. На прямой вопрос, что же все-таки произошло в тот воскресный день, избивал его офицер или нет, он ответил: «Ну да... избил». Однако когда в поле его зрения появился редакционный диктофон, курсант изменился в лице. «Журналист?!!» - осознав, что откровенничал не с тем, Василий мгновенно изменил версию на официальную: «Упал на полосе препятствий».
Почему подозрения в совершении преступления изначально пали на командира полкового взвода, он представления не имеет. «Никто меня не избивал! Я в госпитале лежу и не знаю, что они там мутят. С офицером Дмитриным у меня хорошие отношения», - рассказывал парень. Зачем курсанту понадобилось менять версию воскресных событий? Ведь в соответствии с положением о военно-врачебной комиссии, по состоянию здоровья он должен быть признан ограниченно годным к военной службе, т.е. Калюжный не сможет стать действующим офицером. Ответ дал нам сам курсант: «Руководство института говорит, что буду дальше учиться. Только с ограничениями».
Вероятность продолжения обучения курсанта Калюжного в институте нам подтвердили в самом вузе, куда мы отправились после визита в госпиталь. «Все решит медкомиссия, но инвалидность вряд ли дадут, а значит, сможет», - объяснил позицию учебного заведения заместитель начальника Саратовского института химзащиты по воспитательной работе Николай Никуленко. Полковник показал корреспонденту и место предполагаемого происшествия - снаряд на полосе препятствий, и даже взялся продемонстрировать, как курсант преодолевал этот сложный участок, но безуспешно. На помощь пришел подозванный им курсант. После лихих прыжков на снаряде тот чуть было не сорвался с препятствия. Замполит поспешил обратить на это внимание корреспондента. «Видимо, Калюжный рухнул на деревянную ступень прямо тем местом, где находится селезенка», - сделал умозаключение Никуленко.
Начальник института генерал-майор Николай Шабанов настаивает на аналогичной версии: «Не сдав экзамен по физподготовке, Василий Калюжный решил в одиночку потренироваться на полосе препятствий в воскресный день. Подтверждение есть в журнале травматизма, где стоит отметка об обращении курсанта Калюжного за медпомощью и дата - 25 июня. (Запись в журнале действительно имеется. - Авт.) Затем я связался с его мамой. Она передала мне информацию, что ее сын еще до поступления в наш институт перевернулся на машине и все время жаловался на боли. Когда она приехала сюда, я ей объяснил, что его ударил командир, но она заверила: «Я на сто процентов отметаю версию о том, что мой сын пострадал в результате побоев. Потому что такие симптомы у него уже были». Кстати, семья у него очень серьезная. Василий - племянник моего друга, заместителя начальника федерального управления. Теперь вы видите, что мы не заинтересованы в утаивании каких-то фактов?»

* * *
Мы решили оставить на совести наставников и родителей Василия Калюжного скроенную из отрывочных историй версию о несчастном случае на полигоне и автомобильном ДТП. И продолжили расследование в другом направлении, попытавшись пролить свет на репутацию руководителя института - генерал-майора Шабанова, чтобы понять, можно ли доверять полученным от него сведениям.
По имеющейся у нас информации, в течение времени, пока Шабанов занимает кресло руководителя вуза, с его именем были связаны как минимум две очень странные истории. Так, по некоторым сведениям, генерал подозревался в незаконном использовании служебной строительной техники при возведении своего загородного дома, которую соответственно обслуживали военнослужащие института. Знают ли об этих случаях в военной прокуратуре? «Взглядом» направлен официальный запрос в это ведомство, о результатах переписки с военными прокурорами мы обязательно расскажем нашим читателям. Еще одна нехорошая история связана с гибелью курсанта вверенного Шабанову института около полутора лет назад якобы при невыясненных обстоятельствах. Причем, как говорят, произошло это не в лекционных залах, где он должен был находиться, а на лесоповале в далекой... Удмуртии. Утверждается, что он был там на некой «стажировке». «Глупости, - нервно отреагировал на эту информацию сам генерал Шабанов. - Кто вам такое сказал? Прокурор, что ли? Если подобные факты имели место, меня давно бы уже здесь не было...».
* * *
Уже после беседы с генералом нам стало известно о том, что институту химической защиты, возможно, не впервой списывать факты избиения офицерским составом курсантов на травмы, полученные во время прохождения полосы препятствий. Как утверждает наш достоверный источник, так было с учащимся 4 курса института Х., которому в январе этого года якобы прямо на КПП вуза офицер сломал нос скребком для льда. А еще раньше преподаватель вуза ударил курсанта О., произошло это, по сведениям источника, прямо в канцелярии института... Но почему об этом молчат сами потерпевшие?
По всей вероятности, в Саратовском институте химзащиты механизм замалчивания вопиющих фактов хорошо отлажен. По имеющейся у нас информации, чаще всего травмы курсантов фиксируются как полученные на злополучной полосе препятствий, а родственники потерпевшего получают денежную компенсацию. Это отчасти объясняет, почему мать курсанта, которая могла бы помочь следствию определить виновных, так рьяно отмела версию об избиении сына. Что касаемо упомянутой Шабановым его «дружбы» с дядей курсанта Калюжного - заместителем начальника Федерального управления по безопасному хранению и уничтожению химического оружия, то тут тоже есть занятный фактик. Этот военный орган курирует все российские вузы химзащиты. Видимо, поговорили генералы, как начальник с подчиненным, и решили не разводить шум по поводу случившегося: мол, упал племянничек - и баста. Ведь за порядок во вверенных учреждениях ответственность несут оба, и лишние неприятности им ни к чему.
Однако нам это происшествие представляется выходящим за рамки чисто семейной, личной неприятности Калюжных или небольшого ЧП в военном вузе. Каждый раз, констатируя возросшее число уклонистов во время призывной «страды», военные мучают себя, а заодно и общественность поисками причин низкой явки, и каждый раз они винят во всем отрицательный имидж армейской службы, который по большей части страдает именно от неуставных отношений, являющихся сегодня спутниками почти каждой воинской части. Два громких дела, которые произошли в саратовской военной среде в июне, по-видимому, понизят упомянутый рейтинг в нашем регионе еще на пару строчек.
Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи