RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
СЕЗОННАЯ РАСПРОДАЖА
14 июня 2007, 16:53
Автор: Леонид БЕССАРАБОВ
Комментарии: 1

Затяжная несостоятельность

«Шатать» Энгельсский ДСК начало с 2002 года. В тот год 29 августа Саратовский арбитражный суд вынес решение за № А - 57 - 282Б/ 00 -31, в соответствии с которым на комбинате была введена первая стадия процедуры банкротства - наблюдение. Вести его суд поручил Евгению Иншину. Но этот арбитражный управляющий, не добившись ничего, кроме ухудшения, сдал дела Владимиру Самонину, передавшему комбинат в свою очередь Валерию Малышеву.
Очевидцы утверждают, что все названные арбитражники были неплохими специалистами. Но кто-то, судя по всему, их связывал по рукам и не давал нормально выполнять свои обязанности. Валерий Малышев в этой должности скончался. И смерть его вызвала некоторые подозрения, которые, впрочем, никто проверять не стал. 22 сентября 2005 года очередным арбитражным управляющим сюда была назначена Татьяна Карпова. О ее штаб-квартире точных сведений нет даже в Межрегиональной саморегулируемой организации арбитражных управляющих, которую возглавляет Алексей Варыгин, кроме того, что ее «офис» находится где-то в Лысых Горах по улице Мира, 71. Но искать ее там - дохлый номер. Поскольку ее там нет и никто не видел с очень давнего времени.
Однако Татьяна Владимировна оказалась в отличие от своих предшественников дамой крайне энергичной. И дела банкрота, порученного ее заботам, начали быстро набирать обороты. Не в том смысле, правда, чтобы она приложила силы для хотя бы частичного сохранения предприятия. А в том, что она предприняла массу шагов по его быстрейшей продаже.
Вообще-то выступать в качестве продавца закон ей не позволял, поскольку на имущество комбината, включенное в конкурсную массу, отсутствовали правоустанавливающие документы. Регистрация объектов недвижимости в Регистрационной палате не проводилась. Имелся только перечень части их с характеристиками в плане приватизации. А зарегистрирован в кадастровой палате только земельный участок ОАО площадью 10,6 га.
Все это ни коим образом не помешало госпоже Карповой приступить к продаже, о чем гласит протокол собрания кредиторов ОАО «Энгельсский ДСК» от 15 февраля нынешнего года.
Вскоре после этого собрания был убит начальник отдела волжской территориальной генерирующей компании Евгений Дорошенко. На него напал якобы неизвестный, нанесший ему несколько ножевых ранений. Трое прохожих сумели обезоружить «мясника». Но он, выхватив пневматический пистолет, выстрелил несколько раз в голову жертвы. После чего уселся в «Ладу», оснащенную украденными номерами, и скрылся. По некоторым данным, по описанию убийца напоминает другого конкурсного управляющего, находящегося в бегах в связи с совершенным им преступлением, некоего Сергея Киндерова, распродававшего имущество, якобы принадлежавшее ЗАО «Жилье САЗ», в том числе и то, которое ему никогда не принадлежало. И вступившего во время одной сделки в перестрелку, после которой он и исчез, оставив дела на помощника. Кстати, входившего в ту же самую СРО Алексея Варыгина, что и Карпова.
Но в какой связи все это находится с собранием? В повестке дня якобы числились три вопроса. Отчет конкурсного управляющего, Решение об обращении в арбитражный суд с ходатайством о продлении конкурсного производства. И рассмотрение заявки ООО «Ратио» о продаже ему имущества комбината. Со слов арбитражного управляющего о собрании были оповещены все без исключения кредиторы. Хотя по другим сведениям ряд кредиторов получил извещения после собрания. Однако явившиеся составляют 68 процентов от имеющих право голоса. А, стало быть, собрание правомочно.

Если «против» - умри!

Карпова, как записано в протоколе, доложила о проделанной ею работе. Хотя в чем она состояла, не упомянуто ни слова. Конкурсная масса была определена до нее. В случае отсутствия правоустанавливающих документов арбитражнице полагалось навести в этом деле порядок. Но ее это не тревожило. И этот, с позволения сказать, отчет был принят к сведению.
Столь же дружно приняли решение о ходатайстве перед арбитражным судом продлить сроки конкурсного производства на три месяца. После чего начинается самая интересная часть действа. Оказывается, еще в бытность покойного Малышева кредиторами было принято решение о продаже имущества комбината некому ООО «Саркомтех». Эта организация выразила живейшую готовность купить: трехэтажный административно-бытовой корпус, ремонтно-механическую мастерскую с бытовками, компрессорную станцию, котельную, БСУ, два гаража, экспериментальный двухквартирный дом, подъездные железнодорожные пути, крановые пути и подкрановые балки, трансформаторные подстанции и 15 станков, находящихся на территории завода крупнопанельного домостроения ЭДСК, т. е. практически все имущество комбината. И заплатить за все чохом... 450 тысяч рублей, то есть по стоимости меньшей двухквартирного экспериментального дома. Или практически на уровне сезонной распродажи завалявшегося барахла.
И как же отреагировали на это заманчивое предложение кредиторы, которым ЭДСК задолжал более 7 млн рублей? Цитируем по протоколу: «При голосовании о продаже имущества за 450 тыс. рублей кредиторы на собрании 17.02.05 исходили из суммы, предложенной покупателем». Остается спросить, стоило ли ради этого собираться представителям восьми организаций, если помимо них в бюджеты разных уровней ДСК задолжал вдвое больше, а получить что-либо можно было только после погашения этих долгов? У ряда кредиторов есть большие сомнения в подлинности того протокола. Не был ли он подделан? Ведь покойный Малышев уже ничего опровергнуть не мог. А может быть, такого протокола и вообще не существовало? И он всего лишь плод воображения Карповой?
Видимо, все эти вопросы возникли и у представителя ВТГК Евгения Дорошенко. И он высказал мнение, что должны быть и другие предложения. И Карпова вынуждена была признать, что они действительно имеют место быть. Один из потенциальных покупателей, физическое лицо Николай Расторгуев предложил за названное имущество 800 тысяч рублей. А ООО «Саратов-плюс» даже 1млн 200 тысяч. Но их заявки не внесены в повестку дня. Последовало предложение изменить ее и рассмотреть два новых заявления.
Вопрос поставили на голосование. И тут произошло нечто из ряда вон выходящее. ОАО «Саратовэнерго», ОАО «Облкоммунэнерго», ОАО «ВГТК» и ЗАО «ПМК-26» проголосовали «за» 1621 голосом. А ЗАО «УМ-5», ООО «Саркомтех», ООО «Хейса» и А. Смирнов 2141 голосом выступили категорически «против» включения в повестку дня новых покупателей. Что же их побудило к этому?
В целом все напоминает плохо срежиссированный спектакль. Почти наверняка можно утверждать, к чему сводилась роль ООО «Ратио». Для подтверждения ничтожно низкой цены ДСК, которая по замыслу «постановщиков» должна была подтвердить, что большую сумму за имущество комбината не получить. А на фоне обязательств оплатить расходы, связанные с получением правоустанавливающих документов, она и вовсе должна была выглядеть королевским жестом.

Групповой портрет в интерьере

То, что «Ратио» было явно подставной фирмой, всплыло быстро. Та же группа кредиторов, которая голосовала против привлечения к торгам новых покупателей, также дружно проголосовала за продажу имущества «Ратио» тем же абсолютным большинством голосов. Но «Ратио» все равно ничего с того не поимело. Арбитражный управляющий Татьяна Владимировна Карпова вскоре направляет директору ООО «Ратио», тоже Татьяне Карповой, но по отчеству Викторовне, уведомление, что сделка по отчуждению имущества комбината не может состояться, так как на основании выписки из ЕГРЮЛ ООО «Ратио» в списке юридических лиц не значится.
Неужели все это невозможно было выяснить раньше? Для чего же тогда затевалось все это? А чтобы подпустить туману. По существу договор купли-продажи уже был подписан Т. Карповой 15 июня 2005 года. Покупателем в нем выступает «Сартехком». Более того, он даже успел в том году заплатить около десяти процентов «цены» комбината. Более того, проявляя «принципиальность», Карпова дополнительным соглашением вскоре потребовала от «Сартехкома» оплатить пеню за просрочку платежей. И внести в кассу наличными 406 тысяч рублей (включая пеню), полученных по договору займа через Ужахова Ахмета Тимерлановича, хозяина упоминавшегося УМ-5, который, как мы помним, тоже активно голосовал против рассмотрения предложений новых покупателей. Этот факт наталкивает на мысль, не сговор ли это? И какова в нем роль «Саркомтеха», если вся вышеназванная группа дружно голосует фактически за передачу всего имущества комбината именно ему?
Но Дорошенко испортил всю обедню, побудив остальных кредиторов задуматься над тем, что их дурачат. Представитель «Облкоммунэнерго» Наталья Чижова заявила, что продажа за наименьшую цену противоречит закону и интересам остальных кредиторов, обещала обжаловать действия конкурсного управляющего в арбитражный суд и потребовала выставить имущество на открытые торги. Ее поддержали. И нужное карповой и группе «Саркомтеха» решение принять так и не удалось.
Через несколько дней от руки наемного убийцы погибает Дорошенко. Правоохранительные органы комментируют убийство обтекаемо. Дескать, был когда-то налоговым полицейским. Возможно, старая месть. Хотя вендетту, как известно, практикуют только выходцы с Северного Кавказа. Некоторые из кредиторов считают, что наглое убийство - предупреждение остальным отступиться от комбината. Мы ничего не утверждаем. Но считаем, что стоит присмотреться к игрокам на кредиторском поле, голосовавшим против продажи предприятия по более высокой цене. И вот что выясняется. Директором «Саркомтеха» является Виктор Васильевич Русяев. Это имя хорошо известно в строительных кругах области. Русяев - пионер среди «кидал» дольщиков в Саратове. Люди, которым дважды продали квартиры в ЖСК «Астра», открыли печальный список «двухтысячников», мыкающихся по инстанциям в поисках управы на аферистов. Русяев также возглавляет фирму «Единство Поволжья», участвующую в другой строительной афере со спорными офицерскими квартирами, о которой «Взгляд» уже писал (№31 от 26 октября 2006г.)
На собрании же Русяев представляет интересы и ООО «Хейса». Нелишне будет упомянуть еще одну загадочную фигуру - А. Смирнова, которому как физическому лицу принадлежат 644 голоса, т. е. больше, чем любому из «коалиционной» четверки. Среди кредиторов ходят слухи, что Смирнов - близкий Русяеву человек.
Особый интерес, по мнению кредиторов, вызывает личность Ужахова. Не этот ли самый Ужахов фигурировал как заправила банкротства Энгельсского завода спецавтомобилей? И, как в хорошей песне, мы снова вынуждены вернуться к Русяеву. По некоторым данным, именно к нему неясным образом попал контрольный пакет акций Энгельсского ДСК, принадлежавший прежнему директору предприятия Сикоре. После чего и началось разорение комбината. Если это так, то становится понятно, где могут находиться правоустанавливающие документы на имущество ДСК. И почему Русяев готов был купить предприятие без таковых.
Словом, узелок затянулся туго. Нам думается, что нашим следственным органам давно пора всерьез заинтересоваться тем, что происходит вокруг комбината. Не слишком ли много криминала вьется вокруг него? Не слишком ли много подозрительных смертей с прозрачными мотивами произошло в ходе банкротства предприятия? А теперь еще исчезает арбитражный управляющий Т. Карпова, член СРО, где уютно чувствуют себя преступники. А собственно почему? 406 тысяч, которые в качестве долга должен был внести в кассу наличными Ужахов, совсем не те деньги для арбитражного управляющего, из-за которых подаются в бега. Да и что их мешало заплатить раньше? Вызывает сомнение, что их заплатили вообще. Да и куда бежать женщине? Если все эти предположения правильны, Карпову, объявленную в розыск, вряд ли удастся обнаружить скоро. И среди живых. Не слишком ли целенаправленно тянутся нити к вполне определенным людям?
Хотелось бы получить ответы на эти вопросы от правоохранительных органов. И чтобы это дело не закончилось пшиком, как многие другие в сфере передела собственности.

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи