RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
МАРИНА ГЛУХОВСКАЯ: «РАСКОЛЬНИКОВ - ЭТО ПЕРВЫЙ РУССКИЙ ТЕРРОРИСТ»
31 мая 2007, 17:30
Автор: Елена БАЛАЯН

В драме ставят спектакль о человеке, оказавшемся «честнее Ленина»

Во всей мировой литературе вряд ли сыщется произведение более замыленное, чем «Преступление и наказание». Любой мало-мальски образованный школьник хоть на экзамене, а хоть среди ночи в два счета расскажет вам нехитрый сюжет про мальчика Родю Раскольникова, который, возжелав однажды проверить «тварь он дрожащая или право имеет», отправил на тот свет старуху-процентщицу, а после долго мучался и каялся, пока не попал на каторгу.
Попытка переосмыслить зачитанный до дыр хрестоматийный триллер испугает кого угодно, но только не Марину Глуховскую. Ученица Петра Фоменко уже не раз доказывала нам свое умение сдувать пыль со штампов, вспомните «Дом Бернарды Альбы» и «Трамвай «Желание»». Но одно дело пытаться «оживить» Лорку и Уильямса и совсем другое - Достоевского. О том, какой кровью дался ей этот необычный процесс, Марина Глуховская рассказала в интервью «Взгляду».

На панель - так на панель

- «Преступление и наказание» - роман многоплановый. Что главное в нем для вас?
- Для меня это в первую очередь роман об отцах и детях, об их столкновении. И здесь очень важно, что убийство совершил студент. В России такие ассоциации пропускать нельзя, ведь Раскольников - не банальный уголовник. Это мальчик, который хотел совершить государственный переворот, по сути, первый русский террорист, просто он оказался честнее Ленина. Прежде чем что-то менять, он устроил проверку: как я себя поведу, если убью для начала бабушку...
Таких заигравшихся детей в романе много. Сестра Раскольникова Авдотья Романовна непростая очень девушка. Что оставила себе на память о мужчине? Револьвер. Странный сувенир для барышни, не правда ли? Или другой пример - Соня Мармеладова. Все почему-то думают, что она пошла на панель, чтобы спасти свое семейство. А ведь это тоже своего рода террористическое поведение. Когда Соне было 14 лет, отец женился второй раз. Но отношения с мачехой не сложились, и когда она в сердцах крикнула Соне: хоть бы на улицу пошла, та взяла и пошла. Не потому, что хотела помочь, а так, из принципа. Это вызов, который дети вполне сознательно бросают отцам.
И в то же время через что не смог переступить мой Раскольников? Через маму, сестру и Соню Мармеладову. И на каторгу пошел не потому, что испугался Порфирия Петровича, а потому, что так его близким будет все-таки лучше...
- Странно, а я думала, Раскольников пошел на каторгу, чтобы замолить тяготивший его грех убийства...
- В романе нигде нет точных указаний на то, что Раскольников обрел веру, а есть лишь намек, что лет через семь это, возможно, случится. Мы привыкли называть Достоевского православным автором, но все его герои - это несчастные люди, которые находятся в состоянии разлада с действительностью, кризиса веры и богоотрицания. Да и сам Федор Михайлович неоднократно жаловался на то, что его «вера иссякает»...
Мы делаем спектакль о любви. Не к Богу - это слишком сложные вещи, которые трудно играть. А к ближнему. Дальних-то любить просто. И идеи любить просто. А вот как быть с мамами, папами, бабушками? Как их любить?
Кстати, еще один очень сложный момент в романе - отношения Сони и Раскольникова. Они же не просто вместе Библию почитали. За человеком, с которым ты Библию почитал, не все на каторгу пойдут. И в этом тоже проявляет себя поколение - очень резкое и патологически честное. Что детям не нравится в отцах? Они мягкие, они юлят. А эти честно выбирают «плохие» книжки, честно идут за любимым на каторгу...

Террор, еще террор

- Вы назвали Раскольникова первым русским террористом. Кроме чисто юношеского максимализма, в чем еще, по-вашему, причина его агрессии?
- В неправде мира, в социальных проблемах, в ощущении, что мир неправильно устроен, и в желании взять все и перевернуть. Тут еще важно понимать, в какое время создавался роман. Время, когда все перепуталось и встало с ног на голову. Вспомните процесс Веры Засулич - террористки, которая стреляла в петербургского градоначальника, генерала-адъютанта Трепова. Стреляла из-за некоего арестанта Боголюбова, который не был ей ни любимым, ни родственником, вообще не имел к ней никакого отношения. Просто Трепов приказал высечь интеллигентного арестанта «за отвратительное поведение». Засулич это так возмутило, что она взяла пистолет, пришла к Трепову в приемную и выстрелила ему в спину, после чего отбросила пистолет и спокойно ждала, когда ее арестуют.
А дальше состоялся процесс, который был превращен не в суд над Засулич, а в дело об избиении арестанта Боголюбова. И присяжные все как один оправдали Засулич, после чего молодежь под крики «ура!» вынесла Верочку из зала суда... на руках. Кстати, Достоевский присутствовал на этом процессе и с большим интересом за ним наблюдал.
Но главное, что после этого процесса дела молодых людей, у которых «слишком много принципов», из гражданского были переданы в ведение военно-полевых судов, выносивших им, как правило, только один приговор - вешать. Параллели с нашим временем тут самые прямые. Поколение, которое мечтало о лучшей доле, а «намечтало» ГУЛАГ...
- Если следовать этой исторической логике и дальше, возникает вопрос, где же мы находимся сейчас?
- Опять там, среди молодого поколения. Кто такие арабские террористы? Или наши доморощенные чеченские? Это те же молодые люди, которым что-то не нравится, и поэтому они подкладывают бомбы и взрывают дома. Меняют мир зверским, жестоким способом. Конечно, есть большая разница между русским и исламским терроризмом, той эпохой и нынешней, и все же...
- Что же это получается, еще немного, и мы снова окажемся в ГУЛАГе?
- Не знаю, где мы окажемся, но период и впрямь очень странный. Человечество так долго боролось за свободу и так дорого за нее заплатило, и вот эту свободу опять постепенно отнимают и ограничивают. Нам говорят: « Граждане! Не ровен час, на вас нападут злые террористы, поэтому делайте то и не делайте это». Мировая тенденция - сделать всех одинаковыми. Мы все как один не будем курить, потому что курение - это плохо. Жить по-американски, пить только кока-колу, и никакого виски после 11 часов, это ненормально...
Общество потребления опасно, оно навязывает человеку ложный вкус, ограничивает свободу мышления. «Отключи мозги, включи телевизор!» - гласит реклама музканала. Как это можно, призывать человека отключить мозги, что это за общество будет с отключенными мозгами? История показывает, что вариантов здесь два - либо все безбашенные и с топорами, либо все строем и не важно, в какую сторону...

Мама - анархия...

- А вы лично чувствуете, что ваша свобода ограничивается?
- Я так не могу сказать, но я вижу, куда все это движется. Все мировые политические процессы движутся в сторону несвободы. И когда у Ирана будет ядерная бомба - а она будет, это вопрос времени - свобода мирового сообщества опять будет ограничена. В общем, антиутопии Замятина и Оруэлла сейчас снова страшно актуальны.
- Должен ли спектакль стать в этом смысле своего рода предупреждением, если да, то кому?
- Ну, нет, предупреждение - это громко сказано. Все-таки я делаю спектакль, а не памфлет. Телевизор поступает совершенно неправильно, любую самую хорошую идею вталкивая в глотку насильно. У людей думающих это не вызывает ничего, кроме отторжения. Идея моего спектакля проста: надо не говорить о любви, а любить. И прежде чем брать в руки топор или пистолет, надо подумать, что у тебя есть мама. А не вспоминать об этом задним числом, как Раскольников...
- Вы говорите, Раскольников не банальный уголовник. По-вашему, идейные преступники страшнее?
- Конечно. Раскольниковская идея о том, что некоторые люди не нужны обществу, это же типичный фашизм. И самое опасное - что пропагандируют его очень образованные и начитанные люди. Посмотрите на Раскольникова, мальчик хорошо воспитан мамой, которая читает Пушкина. В школе такие вещи обычно пропускают, а ведь это важно. Как, к примеру, в школе представляют Мармеладова? Ну, пьянь, это понятно, вопрос какая? Кто этот человек? Титулярный советник, который «дошел со своей дочерью до Кира Великого». То есть Соне, когда она была маленькая, Мармеладов рассказывал про греко-персидские войны. И Соня в свою очередь читает родителям не абы что, а «Физиологию» Льюиса...
Кстати, ради Бога многие тоже готовы умирать и убивать. Из-за чего случались религиозные войны? Ты веришь в Бога, а я не верю. Это к вопросу о терпимости, нормальности и любви. О том, что стоит любить, а что не стоит, и что есть на самом деле ценность.

Продолжение следует

- На кого рассчитан ваш спектакль? Есть ли в нем прицел на политиков?
- Нет, такого прицела нет. Во-первых, я считаю, что политики в театр не ходят, а если и ходят, то на какие-то модные премьеры, и не ради самого спектакля, а чтобы засветиться. Вообще политика - странная профессия. В ней говорят об одном, думают о втором, а запоминают третье, и все эти параллели никогда не пересекаются...
- Сложно было переносить роман на сцену?
- Да, непросто. Ведь одно дело ставить спектакль по пьесе и совсем другое писать инсценировку. Надо точно рассчитать, что сказать, а что оставить за кадром, придумать само развитие сюжета, ведь спектакль не может длиться бесконечно. Мы готовились полгода, это дольше и сложнее, чем с двумя предыдущими спектаклями.
- Вы довольны тем, как играют актеры?
- Да, труппа хорошая, я не ошиблась. Гриша Алексеев играет Раскольникова, Катя Ледяева - Соню Мармеладову, оба молоды, в театре совсем недавно. Вера Феоктистова - старуха-процентщица, Виктор Мамонов - Свидригайлов, Валерий Ерофеев - Мармеладов.
- Вы так много времени проводите в Саратове. Как вам здесь живется, к городу привыкли?
- Да, привыкла. Хотя я город-то мало вижу, все время провожу в театре. Но Саратов мне нравится. Тишина, покой, не надо ездить в метро, все размеренно. Потом мне очень нравится Волга. Красивая река, мощная...
- Последний вопрос - после Раскольникова продолжение следует?
- Да, театр сделал мне предложение, я буду выпускать спектакль на Малой сцене. Мне очень хочется поработать именно на Малой сцене, это другая технология, другой способ существования. Давно мечтала сделать камерный спектакль. Теперь жду момента с нетерпением.

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи