RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
ЧАСТНОЕ ВТОРЖЕНИЕ
25 мая 2007, 10:52
Автор: Дмитрий БОГАТЫРЕВ

Саратовская медицина в преддверии масштабного передела

Скажу честно: писать о фактах коррупции, взяточничества, нецелевого использования бюджетных средств в сфере нашей медицины уже надоело. От всего этого испытываешь такую смертную тоску, что даже начинает подташнивать. И дело не только в том, что количество подобных фактов просто чудовищное, и даже не в том, что ими нынче уже никого не удивишь. Дело в другом. А именно - в бессмысленности борьбы с медицинской коррупцией. Потому что коррупция давным-давно победила. Победила все то хорошее, что было в советском здравоохранении, и, прикрываясь безнадежно обветшавшей вывеской «бесплатная медицина», торопливо доедает то, что еще осталось. А осталось уже немного. И это даже не безобразие. Это скорее ужасающая, но неизбежная закономерность. Это стихийное бедствие (сравнимое с цунами, извержением вулкана или с испепеляющей жарой), которое можно только пережить. Или не пережить... Можно сколько угодно обсуждать (хвалить, ругать) пресловутые нацпроекты, поднимать зарплаты участковым врачам, пиарить доступность высокотехнологичных операций для самых широких слоев населения или постоянно закупать новые партии автомобилей «скорой помощи»... Ситуацию это мало изменит. Центробежные силы не остановить. Джинн уже выпущен из бутылки, и все идет к тому, что нам не избежать масштабного наступления частной медицины. Каким-то будет оно у нас, на земле саратовской? И чего ждать от этого наступления нам с вами?

Частники и участники

Многие читатели могут мне возразить: о чем, собственно, идет речь? Ведь в подавляющем большинстве случаев уже сегодня врачам приходится платить. Причем зачастую с пациентов требуют весьма и весьма солидные суммы. Все так. Но фишка в том, что платная и частная медицина - не всегда одно и то же. До сих пор несравнимо большая доля платных услуг в саратовском здравоохранении приходится на бюджетные больницы и поликлиники, которые в отличие от частников получают деньги еще из бюджета и по линии фонда обязательного медстрахования и, пользуясь подобной многоканальной денежной подпиткой, творят с ними чудеса Копперфильда. Частного сектора как такового у нас до сих пор сравнительно немного. Если же говорить о серьезных, многопрофильных частных стационарах, то их и вовсе единицы (Частная клиника № 1, Покровский роддом и недавно открывшаяся хирургическая клиника доктора Парамонова). Но и они с большой натяжкой могут претендовать на звание лечебных учреждений высоких возможностей.
В Саратове приход частников в медицину получился (и получается до сих пор) очень непростым. Связано это с целым рядом причин: очень медленный рост доходов большинства населения, инерция наших граждан, консерватизм и опасения (причем отнюдь не напрасные) большей части самих врачей, а также отчаянное сопротивление данному процессу со стороны чиновников. Что интересно, последние вовсе не были ярыми противниками внедрения в нашу жизнь частной медицины, просто им страшно не хотелось пускать это дело на самотек. А говоря точнее, было острое желание самим контролировать данный процесс. Ведь что бы получилось, если бы в 90-х - 2000-х годах произошло крупное вторжение частников в лечебный процесс? С одной стороны, рухнула бы (именно рухнула бы) монополия государственных больниц и поликлиник на оказание платных услуг (как официальных, так и неофициальных). Причем в этом случае разделение клиентуры произошло бы отнюдь не в пользу бюджетных ЛПУ. Большая часть людей с какими бы то ни было деньгами скорее всего выбрали бы качество и сервис частников, а государственникам достались бы бедные пациенты, которых раскрутишь разве что на «спасибо». С другой стороны, серьезная конкуренция между медицинскими структурами заметно снизила бы заполняемость «бесплатных» лечебных учреждений, что привело бы к сокращению их бюджетного финансирования. Соответственно масштабы хищений госсредств резко бы уменьшились. Наконец, с бурным ростом частной медицины надобность во всевозможных минздравах, горздравах и пр., мягко говоря, здорово бы поубавилась, а может быть, и вовсе отпала. А наши чиновники от здравоохранения самоубийцами никогда не были. Поэтому они выбрали иной путь развития вверенной им отрасли.

Красный, желтый, зеленый

Перво-наперво они фактически заблокировали процесс сертификации и лицензирования для желающих открыть свое медицинское дело. Простому саратовскому врачу (например, терапевту) начать свой профильный бизнес было гораздо сложнее, чем в сжатый срок защитить кандидатскую или даже докторскую. Зеленый свет включали только «своим», а также тем, кто имел крутые «бабки» и, самое главное, связи. Например, по имеющейся у нас информации, к созданию медцентра «Здоровье» так или иначе были причастны представители «Газпрома», у владельца Частной клиники № 1 и Покровского роддома Вадима Шанина серьезные связи на уровне Минобороны, а в развитии бизнеса доктора Парамонова и частной скорой помощи «Аксон» вроде бы принял самое активное участие Владимир Марон (кстати, если помните, долгое время именно его супруга - Виктория Ивановна - возглавляла центр лицензирования и сертификации при областном минздраве).
Параллельно с этим в «бесплатных» клиниках легализовали платные услуги. Таким образом, высокое медицинское начальство (включая главврачей) помимо хищений средств из бюджета и средств ОМС получило еще один источник доходов. На этот раз - вполне законный. Зачем понадобились авторам этой затеи дополнительные деньги - вопрос, казалось бы, риторический. Но я не думаю, что все дело только в их патологической жадности. Скорее всего, вводя платные услуги, саратовские медицинские VIPы преследовали три основные цели. Во-первых, предполагалось обкатать модель взаимодействия лечебного учреждения и пациента в рамках официального коммерческого сотрудничества. Во-вторых, окончательно приучить саратовцев к тому, что в современном отечественном здравоохранении платить придется за все. Делалось это, видимо, с тем прицелом, что, когда государство разрешит приватизацию больниц и поликлиник, население воспримет конец бюджетной халявы как должное. И в-третьих, введение института платных услуг создавало иллюзию конкуренции тем немногим частным клиникам и медцентрам, которые к тому времени успели открыться. Думалось так: неискушенный обыватель, убежденный, что за деньги можно купить все, решит, будто теперь и в государственные и муниципальные ЛПУ пришла долгожданная цивилизованная медицина. Это уже потом люди (да и то не все) начнут понимать, что «бабки», которые платятся в кассу больницы, отнюдь не отменяют левые гонорары лечащим врачам, а также лекарства, продукты питания и т.п., приобретаемые пациентом за собственные средства. А поначалу многие действительно поверили в чудо...

Перед решающим броском

Следующим шагом со стороны крестных отцов саратовской медицины должна была стать юридическая приватизация бюджетных ЛПУ. Дело в том, что года три назад на уровне правительства России и Госдумы всерьез обсуждался законопроект, согласно которому большая часть больниц и поликлиник фактически должна была отойти в частные руки. Под крылом государства планировали оставить лишь детскую медицину, противотуберкулезные, психиатрические диспансеры, инфекционные больницы и некоторые другие специализированные лечебные учреждения. И, едва такой законопроект появился, многие главврачи саратовских ЛПУ всерьез зашевелились. Наиболее шустрые и продвинутые начали обсуждать и разрабатывать планы и схемы возможного отжима больничных площадей. А некоторые из них даже успели предпринять ряд конкретных подготовительных шагов. Скажем, в 9-й горбольнице Саратова в довольно сжатые сроки был проведен капремонт и закуплено новейшее оборудование. Поговаривали, что активному развитию данного ЛПУ в тот момент способствовал бывший председатель саратовского горздрава Александр Михайлов, а также прежнее руководство фонда ОМС, откуда в «девятку» закачивались весьма недурные средства. Третьим заинтересованным лицом в этой компании был главный врач больницы Олег Костин.
По нашим сведениям, довольно активно готовились к приватизации и 2-я городская, и областная, и ряд других лечебных учреждений города и области. В воздухе носился опьяняющий аромат поживы. Но... все испортила политика. Во-первых, дестабилизировалась ситуация на уровне области и города (свержение режимов Аяцкова, Аксененко и прежней верхушки ТФОМС порушило многие «блестящие» планы), а во-вторых, в преддверии надвигающихся выборов изменилась конъюнктура и в масштабе всей страны: допускать приватизацию объектов бюджетной медицины в такое время более чем рискованно. Таким образом, коммерческий штурм на наше «бесплатное» здравоохранение был отменен и заменен широко распиаренными нацпроектами.
И здесь самое время задаться вопросом: а в чем, собственно, разница между сегодняшним положением вещей в наших больницах и тем, которое могло последовать после передачи их в частные руки? Ведь, по большому счету, сегодня почти каждое ЛПУ города и области представляет собой вотчину главврача (либо его высокопоставленных покровителей), в которой он царь и бог. Стоит ли спорить о том, что 1-ю горбольницу Саратова уже давно называют Саловской (по фамилии главврача), 2-ю - Додинской, 9-ю - Костинской и т.д.? В то, что власть в этих медицинских княжествах когда-нибудь поменяется, уже давно никто не верит. Так зачем же им становиться частниками де-юре, когда они являются ими де-факто, к тому же находятся на бюджетном и ОМСовском финансировании? А вот зачем. Прежде всего, бесконечно п...ть государственные деньги и р...ть вверенные ЛПУ невозможно. Рано или поздно количество перейдет в качество. А еще - какими бы неприкасаемыми ни казались генералы родной медицины, их все равно можно снять. Ибо крыши не бывают вечными. С кавычками ли, без них ли. И даже если повезет и тебя не тронут, источник постоянных супердоходов, являющийся государственной либо муниципальной собственностью, невозможно передать по наследству, продать, заложить и т.д. А частную собственность можно. Но, повторяю, всем этим сладким мечтам пока не суждено было сбыться. И деньги инвесторов просто вынужденно потекли по иному руслу.

Тенденции и причины

Долгое время коммерческие клиники занимали сравнительно скромную нишу на рынке медицины. Стоматология, пластическая хирургия, гинекология, лечение с помощью нетрадиционных методик (клиника Музалевского), чуть позже - платная скорая помощь, поликлинические услуги («Здоровье», «Семейный доктор», «Авеста-М» и др.). И наконец, в 2001 году в Саратове появился первый частный медстационар на пять коек. Затем все затихло. Нет, новые клиники и медцентры, разумеется, открывались, но процесс шел очень вяло. С момента появления первого стационара до открытия второго (Покровского роддома) прошло более четырех лет. Но еще через год появился уже третий (10-коечная хирургическая клиника доктора Парамонова). Более того, сегодня филиалы как минимум трех крупнейших страховых компаний - «Росгосстрах», «Ингосстрах» и «Росно» - всерьез рассматривают вопрос об открытии собственных клиник. Носится в воздухе и другая идея. По имеющейся у нас информации, хозяева «Авесты-М» и медцентра «Здоровье» предложили целому ряду саратовских страховщиков принять участие в общем проекте, а именно - вложиться в создание крупной клиники, включающей амбулаторию, койки дневного стационара, а также собственную службу скорой помощи. И это только то, что стало известно вашему корреспонденту. На самом же деле, я уверен, подобных затей гораздо больше, просто они пока не выплыли на поверхность. Что же случилось? Почему именно сегодня в частном секторе медицины наметился определенный прорыв?
Основных причин как минимум три. Причина первая - возросший (пусть и не намного) уровень жизни. А доходы богатой прослойки выросли даже очень значительно. А вместе с доходами выросли и запросы. Уровень сервиса и самого лечебного процесса в бюджетных ЛПУ уже давно всех достал, а предложения на рынке частных, как уже неоднократно говорилось, более чем скромные.
Причина вторая - увеличилось число потенциальных инвесторов. Кто-то успешно погрел руки на обязательном страховании транспорта или на работе с деньгами ОМС (страховые компании), кто-то разжирел на торговле нефтью или газом, кто-то тупо нахапал деньжищ во время работы на высоких государственных или муниципальных постах. И вот теперь все это кровно заработанное нужно куда-то пристроить.
Наконец, третья причина - глубокий кризис, в котором сегодня пребывает наше бесплатное здравоохранение. Пребывает оно в нем, конечно, давно. Но до сих пор выходить из него радикально было опасно с политической точки зрения. Народ подобной шоковой терапии просто не понял бы. Возможный взрыв народного негодования по поводу положения дел в родных до боли больницах и поликлиниках временно попытались сбить нацпроектом «Современное здравоохранение». Насколько эффективным оказался подобный шаг, судите сами. Но главное даже не в этом. Главное в том, что гарантий дальнейшего осуществления этого нацпроекта никто не даст. Более того, в высших медицинских кругах сегодня активно поговаривают о том, что в постпутинской России такие государственные щедрости будут неактуальны.

А что же будет актуально?

В том, что в ближайшее время в Саратове начнется активное развитие частной медицины, не сомневается практически никто. Специалисты расходятся только в конкретике: по каким направлениям будет нанесен главный удар, какие формы примет новое здравоохранение, насколько оно будет доступным и качественным и, самое главное, что будет с медициной государственной.
«То, что наша медицина постепенно становится частной - совершенно нормально, - считает генеральный директор клиники доктора Парамонова Виктор Парамонов. - Наверно, всем очевидно, насколько неэффективно работает бюджетная медицина. Приведу конкретный пример. У нас сегодня интенсивность лечебного процесса такая, что при 10 койках мы в состоянии пролечить почти 200 больных в год. Такие же показатели дает одно отделение 2-й городской больницы, у которой около 100 коек. Я вообще считаю, что нормальным будет, если на весь Саратов останется один бюджетный стационар, который будет оказывать экстренную помощь населению. А плановая медицина должна отойти частникам. И чем быстрее пойдет процесс разгосударствления, чем больше будет открываться коммерческих клиник, тем уровень качества медицинской помощи будет выше, а цены доступней. Конкуренция - великая штука. Но это в идеале. А на практике... Лично я не думаю, что в ближайшее время у меня могут появиться конкуренты. Я увел из бюджетных больниц всех лучших хирургов. А если надо, то я приглашаю спецов из-за границы. Имею такую возможность...».

Хозяин - барин?

Сделаю небольшое отступление, чтобы в самых общих чертах поделиться личными впечатлениями от клиники доктора Виктора Александровича Парамонова. Если говорить коротко, то это гламур и понты. С одной стороны, высокий профессионализм врачей (одно имя Парамонова чего стоит), новейшее современное оборудование, прекрасные палаты, идеальная чистота, хорошее питание, вежливый медперсонал, а с другой - некая приблатненная атмосфера, которая особенно остро ощущается в кабинете самого Парамонова. Порой даже складывается впечатление, что это вовсе и не кабинет, а проходной двор или офис какой-то полубратковской структуры начала 90-х. Туда периодически заваливаются какие-то мужики и беседуют с «Санычем» о делах, о женщинах, о голубях, в которых Парамонов души не чает, о машинах, о предстоящем пикнике... Время от времени его вызывают осмотреть больного, он убегает, а на парамоновское кресло спокойно может плюхнуться кто-нибудь из постоянных гостей. Минут через 15-20 Парамонов снова вбегает в кабинет, сгоняет оккупанта со своего места, и все начинается сначала. Никакой секретарши или приемной у хозяина клиники нет. Одним словом, полная демократия и никакого пафоса. Вместо пафоса - понты. Фразы типа «у нас все самое-самое», «люди записываются в нашу клинику за месяц», «мы работаем по английской системе», «сегодня у меня нет конкурентов», «в моей клинике не работают бедные хирурги», «в стране клиник, равных нашей, не больше четырех» - стали лейтмотивом нашей беседы с Виктором Александровичем. Парамонов позиционирует себя как хозяин или даже как барин, которому неохота придерживаться каких-то условностей о респектабельности. Он ведет себя совершенно искренне, не маскируясь и совершенно не опасаясь, какое впечатление произведет на журналиста. А зачем? Ведь у него все равно нет конкурентов. А на пациентов, как на сорок, всегда можно воздействовать блестящими вывесками, буклетами и заверениями типа «берем дорого, но лечим железно». Кстати, цены у Парамонова действительно высокие - две тысячи рублей за сутки пребывания в клинике, не считая самих операций (между прочим, по имеющейся у нас неофициальной информации, сегодня цены в саратовских частных клиниках состоят из суммы рентабельности услуги и стопроцентной наценки). Я говорю все это вовсе не для того, чтобы как-то обидеть Виктора Александровича или сделать его лечебному учреждению антирекламу. Доктор Парамонов на самом деле блестящий хирург, талантливый менеджер и просто милый человек, который легко пошел со мной на контакт и даже угощал меня бутербродами с бужениной. Просто сегодня он наиболее ярко и выпукло представляет собой саратовское частное здравоохранение, находящееся в подростковом возрасте. В том возрасте, когда люди склонны к преувеличению (в том числе и реальной стоимости своих услуг), завышенной самооценке, ко всему яркому, броскому, вычурному, к желанию получить все удовольствия мира, затратив при этом минимум усилий и т.д. и т.п. Все это со временем проходит. Но переходный период у нашей частной медицины излишне затянулся. К тому же подросток нам попался трудный и избалованный полным отсутствием серьезной конкуренции.

Период созревания

«Сегодня конкуренция на рынке медицинских услуг присутствует, но она явно недостаточна, - считает директор Южно-Волжской дирекции ОАО «Росно» Дмитрий Лебедев. - И очень ярким индикатором этого является нежелание руководителей лечебных учреждений страховать свою профессиональную ответственность. На сегодня наша фирма застраховала от врачебной ошибки только 10 лечебных учреждений, или 1 % от всех действующих на территории области ЛПУ. О чем это говорит? О том, что главврачи (как частных, так и бюджетных клиник) не слишком-то беспокоятся о своей репутации. Их пока не слишком заботит, совершит ли врач ошибку или нет. Максимум, что их ждет - неприятности в суде. По бизнесу больницы такие скандалы не слишком бьют. Потому как выбор у пациентов все равно очень невелик».
У Виктора Парамонова на этот счет иное мнение: «Мне невыгодно отдавать деньги страховой компании. Потому что ошибки наши врачи совершают крайне редко. Во всяком случае, с начала работы клиники я такого случая не припомню. Даже если какая-нибудь неприятность по нашей вине и произойдет, я просто верну пациенту заплаченные им деньги...».
Вот как все оказывается просто. Проблема только в том, что гарантий возврата денег в этом случае у пациента все равно никаких. Добрый и щедрый доктор, может, и отдаст, а злой и жадный просто пошлет куда подальше.
«Все эти разговоры о своей безупречности свидетельствуют опять же о незрелости рынка и низкой конкуренции, - уверен Д. Лебедев, - Если ситуация изменится в лучшую сторону, изменится и поведение пациента. Приходя в то или иное лечебное учреждение, человек прежде всего будет требовать от него показать договор страхования профессиональной ответственности. Эти договоры станут своего рода свидетельством безопасности и высокого уровня клиник, потому что страховать кого попало ни одна нормальная страховая фирма, умеющая считать деньги, тоже не будет. Но для изменения ситуации необходимо, чтобы количество частных ЛПУ начало резко увеличиваться. А это может произойти только в двух случаях. Во-первых, экономика региона должна расти гораздо более быстрыми темпами. И, во-вторых, на федеральном уровне стоит принять закон, который бы изменил схему отчисления в фонд ОМС. Сумма этих отчислений должна быть серьезно снижена. Вместо этого работодателю должна быть предоставлена возможность направлять сэкономленные средства в систему добровольного медстрахования (ДМС). То есть оплачивать лечение каждого конкретного работника не через громоздкий и жутко забюрократизированный фонд ОМС, а фактически напрямую, через любую вызывающую у него доверие страховую компанию. Думаю, что именно такая система может оказаться наиболее эффективной. Потому что сами страховать свое здоровье наши граждане в силу ряда причин не приучились. А расплачиваться наличными пока имеют возможность далеко не все. В то же время финансирование нашей медицины со стороны бюджета и обязательного медстрахования должно быть сохранено».

* * *
Во многом с Дмитрием Владимировичем трудно не согласиться. Неясным только остается один момент: кто и за чей счет будет лечить самую незащищенную прослойку населения - бедных и очень бедных? Бюджетные больницы и поликлиники? Но их судьба сегодня более чем туманна (и мы об этом уже неоднократно говорили). Специально созданные для этого частные ЛПУ (по принципу немецких клиник «Шарите», которые якобы открыли миллионеры-альтруисты, но на самом деле они созданы для отмывки новых «черных» миллионов)? Но пока об этом никто не говорит. Или, может быть, на этих людей вообще махнут рукой, так сказать, в рамках борьбы с бедностью? Вот эта перспектива представляется самой реальной. К сожалению.
Но поживем - увидим. Главное, я считаю, не растерять свое здоровье (или то, что от него осталось) в ближайшие годы, пока наша медицинская система окончательно не перестроится на новый лад. Будьте здоровы!

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи