RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
ВЫЙТИ ИЗ ШТОПОРА
10 мая 2007, 16:32
Автор: Леонид БЕССАРАБОВ

Съемочная площадка для Голливуда

Увы, САЗ открылся не по волшебному ермишинскому слову. А в силу тяжких обстоятельств. В конце прошлого года на заводе было введено арбитражное наблюдение. Это обстоятельство практически прошло мимо печати, поскольку «наблюдатель» находился в Санкт-Петербурге, фактически не объявляясь в Саратове. Сама процедура, таким образом, носила формальный характер. Чтобы по истечении срока, видимо, трансформироваться в стадию внешнего управления. Что и произошло.
13 марта сего года арбитражный суд Саратовской области лишил Ермишина директорских прав. И назначил арбитражным управляющим некоего Феликса Шепскиса. Говорят, что его рекомендовала «Объединенная авиастроительная корпорация». Правда, ОАК достаточно молода, чтобы ее рекомендация рассматривалась как приказ. А банкротство инициировал «Газкомплектимпекс», «дочь» всемогущего «Газпрома», которая, как сообщили журналистам, любить САЗ и ждать возврата долгов в 336 миллионов рублей устала. И, похоже, вся эта многоходовка организована некими высокопоставленными лицами правительства России. Это отрадно. Потому что, кажется, и там начали понимать, что без своей промышленности мы никакая не сверхдержава.
Чем обернется содружество авиастроителей и торговцев газом? Поживем - увидим. Однако назначенный Шепскисом новый директор завода Олег Фомин очень бодро заверяет, что предприятие выдернут из долговой ямы за 18 месяцев, предусмотренных законом, и вернут в респектабельное общество.
Сроки сжатые. Но большего законом не предусмотрено. А заявление, думается, звучит очень смело. Если учесть, что у САЗа более 963 миллионов рублей долга. И уж совсем кажется фантастическим после экскурсии по территории предприятия. Недавно один кусок ее продали москвичам под торговый центр. Жаль, что Ермишин, столь любивший командировки в Америку, не предложил завод оптом Голливуду. Под съемочную площадку. Здесь без всяких декораций можно было бы отснять множество фантастических сериалов о жизни на земле после Апокалипсиса.
В 2003 году за долги предприятию прекратили подачу газа. В результате из строя вышла вся система отопления завода. Добавьте к этому многолетнее отсутствие ремонта крыш, и станет ясно, в каком плачевном состоянии большинство цехов завода.
В них уже много лет стоят знаменитые «чумы Ермишина» - шатры из полиэтиленовой пленки, «предохраняющие» станки от течи крыш, и своего рода «парники», обогревающие работающих самолетостроителей в зимний период. Удивительно, как за эту уникальную систему теплосбережения господин Ермишин не стал лауреатом какой-нибудь знаменитой мировой премии. И сильно озадачивает: куда же при столь рачительном подходе уплыли деньги и большое количество имущества предприятия?
А трансформации имущества САЗа сильно напоминают грабеж. Помимо корпусов, отошедших, как уже говорилось выше, москвичам под торговый центр, проданы все объекты инфраструктуры завода: стадион «Волга», бассейн, техническое училище, совхоз «Комбайн», столовая-магазин полуфабрикатов и т. д. Из пяти тысяч единиц оборудования осталось всего 3 тысячи. Одной из последних потерь САЗа стал санаторий-профилакторий, который был продан за миллион долларов и тут же перепродан за тройную цену.
Это не случайность, а заводская практика, в соответствии с которой все объекты продавались по ценам во много раз ниже рыночных, а оборудование - по цене металлолома. По крайней мере, официально. И поскольку налицо признаки сознательного нанесения экономического ущерба предприятию, как отметил Фомин, эти факты в настоящее время изучает прокуратура.

Советник генеральных директоров

Однако мало кто верит, что дело пойдет дальше изучения. Поскольку иначе Сибирь стала бы самым перенаселенным краем России. Но, невзирая на все это, Олег Фомин уверяет, что за месяц досконально изучил положение дел на некогда крупнейшем стратегическом предприятии и с оптимизмом смотрит на будущее завода.
Олег Фомин сообщил, что является владельцем нескольких предприятий. Каких именно и в каком количестве, он уточнять не стал. Полагая, что если это и не коммерческая тайна, то нечто вроде нее. Кроме того, он является депутатом Пензенской гордумы, но подчеркнул, что без зарплаты. И, стало быть, имеет право на работу. В частности в должности директора САЗа, каковым и стал.
У него два высших образования - экономическое и юридическое, а также свидетельство арбитражного управляющего. Он являлся советником генеральных директоров по антикризисным мероприятиям на Пензенском заводе «Тяжпром» в 2003 - 2005 годах, а в 2005 - 2006-м - на Воронежском авиационном заводе. И в настоящее время эти предприятия, по его сообщению, значительно улучшили свое положение и успешно работают.
Это, право же, достойно всяческих похвал, если является правдой. Но опасаемся, что САЗ особо тяжелый случай. А месяц, в течение которого Фомин анализировал «болезни» предприятия, вряд ли достаточный срок для установления точного диагноза и выбора формы «лечения». Не пролил света на это и утвержденный план арбитражного управления, о котором говорилось много, но без связи с конкретикой.
И ясным оказалось только то, что ясно во всех аналогичных случаях: для оздоровления нужны деньги. А где их взять? И на этот вопрос Фомин ответил очень своеобразно: «Так они ж у нас под ногами!».
Как шутка подобное, конечно, не новость. Но в прямом смысле эта мысль, безусловно, реальна. Ибо под ногами земля, которая принадлежит заводу и стоит хороших денег. И еще кое-что на ней. Это основные сооружения и оборудование. Следует ли из этого, что продажа имущества продолжится? С большой долей вероятности. Поскольку банкротам, по верному замечанию Фомина, в долг не дают. Единственно важный вопрос: уйдет ли имущество за бесценок, обогатив частных предпринимателей, каковыми являются арбитражные управляющие, или превратится в средство возрождения завода? И в каком виде? Вот этот вопрос по существу сегодня и является главной коммерческой тайной, покопаться в которой небезынтересно.
И с этих позиций, откровенно говоря, не слишком вдохновляет, что Олег Владимирович не производственник, а всего только экономист с юридическим мышлением. Обычно именно эта когорта арбитражников хороша, когда надо что-то продать. Производство же, ради которого затеваются торги имуществом, остается за пределами их интересов.

Плач по гегемону

САЗ с 2003 года самолетов не выпускает. Но шесть недостроенных ЯКов стоят в цехах уже несколько лет. При социализме стоимость одного ЯКа достигала 5 миллионов рублей. Сегодня каждый самолет стоит свыше десяти миллионов долларов. Даже навскидку понятно, какие огромные деньги заморожены в недостроенных машинах. Это без малого вся сумма долгов предприятия. Казалось бы, напрашивается простое решение - завершить их строительство и рассчитаться с кредиторами.
Но, увы, их почему-то не смог достроить прежний директор, а нынешний, хорошо рассуждая о планах продажи этой техники, когда она будет доведена до ума, несмотря на проведенный им анализ, не может ясно сказать, что мешает завершить затянувшуюся работу.
В цехах томятся еще пять самолетов на ремонте. Их восстановление вместо трех с половиной месяцев по норме затянулось на шесть - двенадцать месяцев. Предприятие несет на этом огромные финансовые потери. Но и тут мы натыкаемся на отсутствие внятного ответа, почему это происходит. И главное, как выправить положение.
Комплектующие для ЯКов, как известно, получали со всего СССР. По некоторым сведениям, заводы-смежники давно уже не способны изготавливать многие необходимые узлы в условиях конвейера. Заводы предлагают сегодня детали фактически ручной сборки, которая неимоверно дорога и делает самолет неподъемным по цене.
Видимо, в этих сведениях есть немалая доля правды. Но у нас почему-то об этом не говорят, будто такой проблемы нет. А есть совсем другая. Кадровая.
Она тоже реально существует и давно встала во весь свой гигантский рост. В том числе и на САЗе. Тут осталось от 15-тысячного коллектива всего две тысячи человек. Вычтите из этого числа охрану, подсобных рабочих, слесарей, ИТР. И вы поймете, что у завода почти нет станочников. Их отсутствие и есть главная причина остановки конвейеров. И, конечно, обойти проблему стороной было невозможно. Но, увы, первое прикосновение к ней выявило, что антикризисники не владеют достаточной информацией по данному вопросу. Фомин поначалу посчитал, что проблема решается просто:
- Мы вернем на завод всех уволенных!
Это было бы, конечно, куда как здорово. Но если бы Олег Владимирович жил в Саратове в 2000 году, то наверняка знал бы, что именно тогда САЗу светил солидный заказ, на выполнение которого у него не хватало рабочих рук. Раздался верховный клич: собрать уволенных! Результаты походов по домам оказались более чем скромными. В 1990 году на САЗе работало свыше половины станочников предпенсионного возраста. Это был общий бич для производства тех лет. Естественно, что за десять истекших лет положение не улучшилось. Одни умерли, другие дисквалифицировались, третьи прочно осели на базарах, куда их вышвырнули по сокращению штатов. И тоже дисквалифицировались. Для этого достаточно уйти от станка на пару лет. Словом, удалось собрать десятка два человек. Сегодня по гегемону остается только плакать. Собрать уволенных шестнадцать лет назад нынче и вовсе бесперспективное занятие.
Господин Фомин с этим нашим замечанием согласился и предложил сходу другой план:
- Мы перекупим станочников у других предприятий, установив им зарплату намного выше, чем они получают там!
Ах, Олег Владимирович! Раскройте промышленную карту Саратова, если таковая еще есть, и ткните пальцем в предприятие, имеющее действительно приличный контингент станочников. Поверьте, это будет очень сложно. А уж чтобы их перекупить, надо будет назначить им зарплату американских космонавтов. Потому что кто ж это позволит за здорово живешь забрать своих рабочих? Не говоря уже о том, что в любой газете с предложением работы на станочников особый спрос. И предлагают им в 4-5 раз больше, чем платят на САЗе. И мы не думаем, что для этого необходимо изучать кадровую конъюнктуру Саратова. В Пензе наверняка положение не лучше.

Операция «Корпорация»

Так в чем же состоит новоявленный план спасения саратовского завода? До этого приходится доходить по отдельно прозвучавшим фразам. Из них в совокупности складывается такая картина. Сегодня авиапредприятия в России примерно в том же состоянии, что и САЗ. В результате приватизации они настолько разрушены, что самостоятельно выпускать самолеты не способны. Это с одной стороны. А с другой -потребителей их продукции на рынке почти нет. В этих условиях появление объединенной авиастроительной корпорации выглядит весьма закономерным. Каждый ее член будет выпускать один или несколько узлов или комплектов деталей, из которых совместно заводы начнут сборку самолетов, которые будут продаваться по лизинговой схеме. Таким образом, каждый завод по существу сожмется до уровня производства по выпуску строго определенных компонентов серебристых лайнеров, очень немногих наименований, сбыт которых будет главным образом связан с лизингом.
Но надо принять во внимание, что выпуск добротной продукции на устаревшем оборудовании - нонсенс. И без кадров - тоже нонсенс. Людей придется привлекать и обучать, а оборудование - приобретать. Деньги для этого можно найти только в продаже значительной части территории, строений и устаревшего оборудования. Именно это, надо полагать, и ожидает САЗ.
Хорошо это или плохо? Тут вообще нет вопроса. Другого выхода сегодня просто не прослеживается. И лучше иметь небольшое, но работающее предприятие, которое со временем может пойти в рост, чем гигантский мертвый завод.
Впрочем, в решении этой задачи заложены две мины. Не будут ли при минимизации заводы окончательно разворованы, как это произошло почти со всеми крупными предприятиями страны? И где возьмут заводы корпорации новое оборудование, если по воле Егора Гайдара отечественный станкопром мертв, а «друзья» по капитализму высокотехнологичного оборудования и линий нам не продают? Но не будем спешить. Ответы на все эти вопросы будут ясны не через 18 месяцев, а еще до конца этого года.

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи