RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
ХРОНИКИ БИТЫХ ЖЕНЩИН
03 мая 2007, 16:04
Автор: Леонид БЕССАРАБОВ

Двадцатый квартал

Когда С. проходила мимо тройки здоровых - под метр девяносто - парней, она не поняла, на что двое здоровяков лихо подбивали третьего. И что сорвавшееся у одного из них «вот эта!» относится именно к ней, поскольку никогда не была с ними знакома. В тот вечер, 14 марта нынешнего года, она спешила в детсад №36, что на Двадцатом квартале Заводского района, чтобы забрать дочку, - и домой.
А потому не придала значения косым взглядам, которые бросали на нее поддатые верзилы. Обернулась, когда услышала, что за ней бегут. Их было двое, третьего уговорить, как она поняла позже, им не удалось. Он демонстративно направился в другую сторону. На ее счастье, может быть. Но она вообще оказалась в тот вечер везунчиком. Если все то, что с ней произошло, можно назвать везением.
Обернулась - и мощный первый удар пришелся ей по голове. Она могла бы уже от него упасть и потерять сознание. И тогда с ней покончили бы быстро, отправив туда, откуда обычно не возвращаются. Но капюшон шубки сильно смягчил удар. Она упала на колени.
- Живо! Деньги! Сотовый! Зарежем!
Она начала громко звать на помощь. Следующий удар опрокинул ее на живот. А двуногое зверье начало бить молодую женщину ногами.
Позже медики, освидетельствовавшие ее, увидели почти сплошь синее тело: спасла все та же шуба. Иначе бы забили насмерть.
- Ты заткнешься, сука?! Убьем!
Один, схватив ее руками за голову, бил лицом об колено. Другой выдернул из ослабевших рук сумку. И вытряхнул содержимое. На снег посыпались книжки, тетради, сотовый телефон, ключи - весь нехитрый набор, который можно найти в сумке учительницы. Мучители жадно рассовывали добычу по карманам.
И хотя голова трещала и отказывалась соображать, где-то в глубине сознания женщины теплилась надежда. Она ведь несколько раз звала на помощь. Орала благим матом. Вокруг жилые дома, всеми окнами уставившиеся на нее, оказавшуюся в центре редкого события. В одном, как сквозь сон, мелькнуло старушечье лицо. У нее появилась уверенность - кто-то видит или слышит, что тут делают с ней! Она верила, что помощь придет. Надо, сколько можно, тянуть время!
- Ребята, а ключи вам зачем? Отдайте их мне, а? А я стаканы сегодня купила. Давайте посмотрим, сколько осталось целых?
И грабители, к ее удивлению, начали деловито осматривать стаканы. И почти закончив «инвентаризацию», озверели:
- Ах ты, сука! На х... нам твои стаканы! Деньги давай, сволочь!
И все же были настолько пьяны, что тут же начали пересчитывать, по ее же предложению, сколько в упаковке пельменей, валяющихся в снегу. Прервал их занятие блеск серег в ушах.
- Не надо! Больно! Я сама!
Они нетерпеливо ждут, когда она снимет бижутерию. И снова начинают бить ногами: им нужны деньги. А денег на снегу нет. С. знает, почему не выпали купюры. Они в отдельном тугом кармашке - восемь тысяч рублей - своих и чужих, которые ей доверили вручить сотруднице. Она умудряется вытащить меньшую часть, около 3, 5 тысяч рублей. Но этого мало. Ее снова бьют. Женщина кричит.
Из подъезда напротив выходит мужик.
- Ребята, что вы делаете?!
- Вали, пока живой!
Мужчина с достоинством удаляется. Может, он хоть позвонит?
А ублюдки после очередной порции побоев предлагают своей жертве пойти с ними в дом неподалеку и заняться там сексом.
С. делает вид, что потеряла сознание, что почти правда. Как сквозь дурной сон доносится до нее:
- Никуда она не пойдет. Надо ее кончать тут!
Она из последних сил вскидывается и бежит. К подъезду ближайшего дома. Но порванные насильниками брюки падают, и она запутывается в них. Верзилы подходят, деловито ставят ее на четвереньки и «инструктируют», как она одновременно должна удовлетворить их обоих. «Подготовка» почти закончена, когда оба негодяя неожиданно срываются с места и бросаются наутек. С. поднимает голову и видит двух людей в милицейской форме. Окажись на месте С. другая, Заводское УВД, всего вероятнее, имело бы труп и основательный «висяк», поскольку убийц у нас в таких случаях установить невозможно.

От какого слова «мент»?

С. пытается упасть спасителям в ноги. Но это явно лишнее. Ибо одному предстоит дотащить в отделение саму потерпевшую, которая не стоит на ногах от побоев и пережитого. А другому - взятого бандита, назовем его Попов, который все еще сопротивляется и хамит.
В голове у женщины кружится всякая чертовщина с придорожных плакатов. «Участковый от слова «участие»? Тогда милиция, безусловно, от слова «милый»?
Милые! Спасибо вам преогромное, что явились! Нет, не даром она ждала милицию длинный-предлинный час. Какие они все же славные ребята! Как ей их благодарить! Она словно бредит наяву и говорит это вслух.
И тогда один из ее спасителей как-то горько рассмеялся. Из Грузии, говорит, пришла телеграмма, будто он был судим. Хотя он ни в Грузии, ни под судом никогда не был. Но с завтрашнего дня его увольняют. Так что, девушка, ты последняя точка в его милицейской биографии!
А потом в отделении собираются уже десять здоровых ментов и требуют, чтобы С. рассказала все в деталях. И ржут, как кони. «Мент» это, наверное, все-таки от слова «менталитет». Иначе с чего ж это так гогочут над чужой бедой? Этим славным защитникам общественного порядка глубоко наплевать, что у пострадавшей сотрясение мозга, что она за этот час пережила столько, сколько иным не выпадает за целую жизнь. И что не должна она была столько ждать. Ведь не на труп выезжали. Они как дети веселятся ее рассказу, бесконечно уточняя детали. И каждая их страшно смешит. Так весело, наверное, запорожцы писали письмо турецкому султану, предлагая ему сесть голой задницей на раскаленную сковороду.
Ах, вот оно что? Им нужен протокол. Иначе «подозреваемого» придется отпустить. Но зачем их так много? Только следователь пишет протокол. А в городе никто и нигде их не ждет? Неужели она - единственная, кого ограбили, едва не убив и не изнасиловав? Может, потому и спешили к ней так долго, что вот эти умеют только ржать, а работать - только те двое, одного из которых увольняют ни за что?
Протокол на четыре компьютерных страницы следователь писала почти пять часов, подробно излагая всю цепь событий. А на следующий день майор юстиции Е. Максимова, старший следователь СУ при УВД Заводского района, составляла протокол очной ставки и опознания со вторым бандитом (назовем его Прищеповым). Из него явствует, что задержанный вину свою полностью признал и в содеянном раскаивается. Но, раскаявшись, верзила все-таки не признается, куда девал сотовый телефон и деньги. По его версии, он потерял их, когда убегал от милиции. Видно, он полагает, что вряд ли всплывет, как он допоздна говорил по этому телефону со старшей дочерью потерпевшей, которая, встревожившись, разыскивала мать. И как поливал избитую и ограбленную им женщину грязью. Текст на полторы странички Максимова набирала на компьютере до глубокой ночи, обильно вводя в него неологизмы типа «эрогированный», «анальный». Да, высшее образование и общая грамотность - очень далекие друг от друга вещи.
В УУР КМ области посетовали, что со следователями дела не блеск. А Максимову охарактеризовали как, мягко говоря, работника, не слишком подходящего для данной работы. Но брань на вороту не виснет.
А из дела тем временем непонятно куда перекочевало заключение врачей скорой помощи, освидетельствовавших потерпевшую непосредственно в милиции. Поэтому 16 марта С. пришлось, превозмогая боль, самой добираться до судмедэкспертов. И только в конце этого дня она добралась до нейрохирургического отделения 1-й городской больницы, где и узнала, что ей все это время надо было лежать пластом. Поскольку у нее сотрясение мозга не самой легкой степени. И с удивлением обнаружила, что товарок по несчастью тут у нее больше, чем она могла подозревать. Не потому ли, что дюжие молодцы давятся хохотом в тепле, когда им положено патрулировать улицы?
Но тут родная милиция начала суетиться. Сначала ее посетил милиционер из УВД. Но узнав, что его коллеги уже поработали, быстро ретировался. А на пятый день С. навестил участковый. Из слов участия он сумел выбрать только следующие: он недавно узнал о случившемся. И удалился. Вот как славно поставлена работа в Заводском УВД. Дело, фактически раскрытое в первые же часы, до сих пор не добралось до суда. Его «тянет», помимо прочего, и прокуратура, которая расследует попытку изнасилования. А в деле между тем улетучивается мотив насилия...

Бандитский Саратов

За первый квартал нынешнего года на улицах Саратова совершено 273 ограбления женщин. Или, иначе говоря, подвергались грабежу примерно три женщины в день. В больницах считают, что этот вид преступлений прогрессирует. Но на сколько растет количество нападений, сказать отказываются. Никто и нигде такой статистики не ведет (кстати, почему? - Авт.).
Мы и вышеприведенную цифру нашли благодаря 1-й и 3-й клиническим больницам и Управлению уголовного розыска криминальной милиции ГУВД по Саратовской области, которые по нашей горячей просьбе буквально всех засадили считать.
Скажем далее, что и приведенные данные не отражают полного состояния дел. Ибо врачи утверждают, что примерно 10-15 процентов пострадавших, получивших не слишком серьезные травмы, никуда не обращаются вообще. И еще почти столько же уговаривают медперсонал травмпунктов, который по существующему положению обязан обо всех травмах сообщать в милицию, не делать этого. И лечатся частным образом.
Зато куда проще понять, почему растет этот вид преступлений против женщин. Грабить их фантастически легко. По крайней мере, большинство из них были ограблены по совершенно тривиальной схеме. Грабитель «выпасает» свою будущую жертву, пока она не окажется в безлюдном или достаточно малолюдном месте. Тогда он бодрым шагом обгоняет девушку, неожиданно разворачивается и бьет в глаз. Бьет сильно, точно, профессионально. Такой удар сбивает жертву с ног и обеспечивает ей сотрясение мозга, а нередко и перелом переносицы. А сумочку бандиту остается только подхватить из ослабевших рук.
После такого молниеносного натиска и ошеломляющей «обработки» пострадавшая, как правило, не может описать грабителя, а тем более опознать его. Таким образом, из всей массы заявленных случаев раскрывается менее двадцати процентов.
Вы можете сказать, что это мало и будете правы. Вы вправе задать вопрос: неужели тут ничего нельзя сделать? Мы думаем, что можно. Но, на наш взгляд, правоохранительные органы, и особенно их следственная часть, просто не хотят заниматься тем, чем им положено.
Предвидим их возражения. Вот факт. 29 мая прошлого года на троллейбусной остановке на ул. Чернышевского, где она пересекается с Провиантской, на гражданку А. было совершено нападение с целью грабежа.
К плачущей девчонке с сильным сотрясением мозга, которая не могла даже подняться на ноги, вскоре подходит высокий спортивного типа молодой человек. Его интересуют две вещи: где живет пострадавшая и не видела ли нападавшего. Получив ответы на оба вопроса, он дает ей денег на дорогу домой и рекомендует побыстрее отправляться.
Не исключено, что прохожий был действительно случайным и неопытным в таких делах человеком. Но если учесть, что весьма похожий по описанию случайный прохожий задавал те же вопросы еще нескольким аналогичным образом ограбленным женщинам, оказавшимся в нейрохирургии 1-й горбольницы, не смахивает ли этот благодетель на соучастника? Не следовало ли отработать версию «Напарник»? Уже хотя бы потому, что без «стремы» грабители работают крайне редко.
Кстати, приметы неожиданного прохожего подробнейшим образом были описаны следователю Октябрьского района Саратова, прибывшему в больницу для составления протокола. Из рассказа потерпевшей следовало также, что в отобранной сумочке находился сотовый телефон «Сименс», номера которого потребовал следователь представить в виде ксерокопии. Что и было сделано.
- Да, - обнадежил представитель органов больную на прощание, - телефон мы почти наверняка найдем. А вот напавшего - маловероятно.
Позже потерпевшую уже на дому навестил следователь Октябрьского РУВД Стасов. И опять была обстоятельная беседа, сопровождавшаяся обещаниями и заверениями. Три месяца спустя по нашей просьбе прокурор Октябрьского района поинтересовался, как продвигается расследование. На следующий день в квартире потерпевшей раздался звонок. Следователь Р. Резков велел ограбленной явиться в Октябрьское РУВД. Для допроса. Для чего? - переспросили его. Для какого допроса? Ведь ее уже допрашивали дважды. И ничего нового она добавить не может. К тому же А. сейчас находится на лечении, связанном с сотрясением мозга.
Несколько дней назад начальник УУР КМ по Саратовской области Михаил Петров попытался проследить ход дела по компьютеру. И что же оказалось? Imei номера украденного телефона в розыск не выставлялся. Сведения о сердобольном прохожем в нем полностью отсутствуют. А само дело фактически закрыто.
Небольшая справка. Большинство пойманных грабителей утверждают, что рассчитывали найти в отобранных у женщин сумочках немного денег и сотовый телефон, который потом можно продать.
Сегодня в розыск объявлены свыше 5 тысяч украденных телефонов. Считается, что подавляющая часть их никогда не будет найдена. Поскольку действует целая сеть фирм, перебивающих imei номера. Это очень странно. Ворованный телефон или телефон без документов на рынке стоит от тысячи рублей до трех. Но в последнем случае это очень навороченные модели. Перебивка стоит от 500 рублей до полутора тысяч - в зависимости от марки. И поскольку грабители продают их через посредников, то «навар» бандита составляет две-три сотни рублей. Неужели из-за этих денег «добры молодцы» с большой дороги идут на особо тяжкое?
Оперативники знают практически все точки, где ликвидируют imei. Тем не менее, «дело» почему-то процветает. Почему? Нет ответа. Как говорят в УУР, управление неоднократно предлагало простую вещь: закрыть обслуживание украденных телефонов. Поскольку если они не смогут работать, воровать их станет бессмысленно. Но это предложение отвергается, чтобы вести прослушивание неких особо опасных лиц. Неужели у нас особо опасные лица до неприличия глупы, чтобы пользоваться такой связью?

Кого бережет милиция?

Михаил Петров прямо сказал, что приведенный случай его не удивляет. Сегодня в милиции людей катастрофически не хватает. И берут сюда далеко не по конкурсу. Попадают и такие, кого бы на пушечный выстрел к органам подпускать нельзя.
То, что в городе милиционера сегодня обнаружить трудно, видно, как говорится, невооруженным глазом. Раньше и сотни шагов нельзя было сделать, чтобы не наткнуться на человека в серой форме. А сегодня его можно сыскать разве что с собаками. Многих снимают с города для регулярных командировок в Чечню, оголяя улицы для разной мрази, не желающей жить в ладу с законом.
Правда, в последнее время федеральный центр пошел регионам навстречу. В частности, области выделили дополнительные штаты патрульно-постовой службы. В 400 человек. Но их надо набрать, укомплектовать, обучить. Пока это удалось сделать процентов на шестьдесят. Но это, так сказать, плюс. А есть и минус. Одновременно поставлены задачи по охране сопредельной с Казахстаном территории. И выполнение этих задач поглотит, видимо, всю прибавку «боевых милицейских штыков».
И наверно, порох уйдет не только на этот салют. В прошлом году мы писали, как чуть ли не вся милиция города отлавливала молодых и совершенно некриминальных ребят, которые собрались на свой форум в Санкт-Петербург, который должен был проходить в противовес саммиту «большой восьмерки». Загляните на сегодняшние сайты, и вы найдете все те же облавы. Из этого явствует, что милицию вовлекают в политические и околополитические мероприятия в ущерб тому делу, которое ей предназначено изначально.
Совершенно очевидно, что рост общей волны бандитизма (официальные данные по этому поводу есть) тесно связан с неумением властей выполнять свои прямые обязанности кроме «подавлямса». Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, к чему это приведет и как быстро. Клятвенные заверения, что у нас небывалыми темпами растет количество рабочих мест и зарплата, вряд ли кого-нибудь обманывают.
Если бы наши областные власти немножко перестали словоблудить и оглянулись бы вокруг, они бы заметили, что происходит. Например, в соседнем Татарстане. Здесь была собрана и изучена статистика грабежей и разбойных нападений. Их рост встревожил правительство республики. С одной стороны, началось контролируемое увеличение рабочих мест. А с другой - коллегия республиканского МВД приняла решение о материальном стимулировании милиции. За каждый раскрытый грабеж милиционеру причитается тысяча рублей. За раскрытый разбой - две тысячи. Есть первые обнадеживающие результаты. Но вернемся к нашим стражам правопорядка.

Адреса и явки известны

Наши охранники общественного порядка, похоже, основательно подзабыли азы оперативной работы. Даже беглый взгляд на раскрытые преступления, составляющие названные выше двадцать процентов, выявляет весьма интересную закономерность. Она состоит в том, что грабят в основном одни и те же лица. Недавно, например, задержали двух братков, которые долгое время терроризировали строго определенную территорию в Ленинском районе. Да и женщин, подвергшихся нападению, доставляют в больницы из одних и тех же мест. Двадцатый квартал, Пролетарка, район парка Липки, улицы Горького и Хмельницкого, Горпарк, 2-я Дачная и т. д. Каждый уголок, откуда поступают пострадавшие, врачи знают наизусть. А милиции, что, о том ничего не известно? Тогда в чем же дело?
Уже не первую сотню лет, как описывает замечательная книга, ставшая большим раритетом, «Сто лет криминалистики», преступников ловят «на живца». Для простоты изложим это так: по улице на опасном участке разгуливает владеющая приемами самообороны работница правоохранительных органов, которую подстраховывают оперативники.
- У нас раньше работала замечательная деваха, - говорит по этому поводу Михаил Петров, - благодаря помощи которой мы задержали не одного преступника. Но она ушла на другую работу. И пока равноценной замены нет.
А мы, со своей стороны, добавили бы: давно нет. И это очень печально. Ибо говорит о деградации нашей милиции, где настоящие профессионалы действуют только в сериалах про улицы разбитых фонарей.

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи