RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
КОГДА «ДАВАЙ» СИНОНИМ «ДО СВИДАНЬЯ»
03 мая 2007, 16:00
Автор: Константин Фомичев
Комментарии: 1

Напомним, что год назад, аккурат 26 апреля, на улице Радищева, неподалеку от областной думы, при получении 300 тыс. рублей в служебной «Волге» был задержан глава Краснооктябрьского муниципального образования Саратовского района Александр Решетников. Деньги за «добро», полученное на поставку в Питерский район ГСМ, передал некто Белов, руководитель фирмы «Стройинвестком». Сотрудники областной прокуратуры и отдела по борьбе с коррупцией в органах власти ГУВД области задержали и главу Питерской районной администрации Виктора Дерябина, стоявшего неподалеку от припаркованной машины и наблюдавшего за передачей денег Решетникову.
Государственным обвинителем на процессе выступал Эдуард Лохов, который сразу после оглашения приговора заявил, что прокуратура будет его обжаловать. По словам г-на Лохова, единогласное решение коллегии присяжных, вынесших 26 апреля после двухдневного совещания вердикт о невиновности Дерябина, а Решетникова признавших виновным, но заслуживающим снисхождения, по меньшей мере вызывает недоумение. Так, говорит гособвинитель, в последнем судебном процессе прозвучали практически те же самые факты, что и на первом суде, когда предыдущая коллегия так же единогласно признала Дерябина и Решетникова виновными, в результате чего они получили сроки по 8 и 7 лет лишения свободы соответственно. Тогда адвокатам удалось добиться в Верховном Суде отмены приговора и пересмотра дела. Основанием для этого стали якобы допущенные следствием многочисленные процессуальные нарушения.

* * *
Впрочем, некоторые отличия в этих слушаниях все же есть. На первом процессе краснооктябрьский глава пытался убедить суд, что 300 тысяч рублей, полученные от предпринимателя Белова, он намеревался позже ему вернуть. Точнее, не всю сумму, а 200 тысяч, взятые как бы для Дерябина. Сотню же он хотел оставить себе, поскольку посчитал, что честно ее заработал, найдя для Питерского района поставщика ГСМ на очень выгодных условиях. И то сказать, беловская фирма обязалась поставить району 200 тонн солярки, по цене за литр на 1,5 рубля дешевле, чем предлагали остальные, и главное, расплатиться за горючее фермеры должны были лишь после получения урожая.
На вопрос, зачем же тогда он потребовал с Белова не 100 тысяч для себя, а все 300, Решетников отвечал в прошлом году, что сделал это исключительно для «солидности», мол, именем Дерябина он просто прикрылся, чтобы коммерсант думал, будто имеет дело с «серьезными» людьми. Глава был уверен, что попроси он у Белова такую «мелочь», как сто тысяч, тот бы его просто «послал», ничего не заплатив. Первый состав присяжных не очень тогда поверил Решетникову, согласившись с версией следствия, что тот просто выступал посредником при передаче денег, поскольку Дерябин сам брать деньги опасался - при передаче «отката» опытный хозяйственник прогуливался возле своей машины.
В этот же раз Решетников «покаялся», заявив, что на самом деле он, человек глубоко порочный, хотел обмануть всех. И Дерябина, который, по новой версии, святая простота, даже и не догадывался, что ему кто-то за подписание договора намерен «отстегнуть» 200 тысяч, и поставщика Белова, уверенного, что делится прибылью с самим главой района. Второй состав присяжных, тронутый таким самообличением, искреннему признанию поверил, за что и рассказчик заслужил «снисхождение».
И пустое, что на одной из магнитофонных записей, находящихся в распоряжении следствия, Дерябин на предложение поставщика поделиться с ним половиной прибыли (300 тысяч как раз и составляли 50% от выручки, на которую рассчитывал Белов) собственным голосом говорит: «Давай». А на другой ленте, где разговор заходит о деньгах, тот же дерябинский голос произносит: «Да».
По версии самого Дерябина, в первом случае «давай» прозвучало на встрече с Беловым в качестве прощания, ну в смысле «пока». «Ну, я пошел, до свидания», - как бы говорит коммерсант, и глава ему рассеянно так отвечает: «Ну, давай». То же «до свидания», то есть. Что же касается «да» в беседе с тем же Беловым - так это просто Дерябин разрешил ему вознаградить Решетникова за хлопоты. И то сказать, человек-то старался, о крестьянах радел, а всякий труд должен быть оплачен.
Все остальные факты, признания и показания, прозвучавшие при новом рассмотрении дела, от первого до последнего слова были идентичны озвученным в суде прошлой осенью. И первый состав присяжных и второй знали, что настоящая фамилия Белова - Мисник, что он поддерживал связь с правоохранительными органами, которые уже давно располагали информацией о не по средствам роскошной жизни Дерябина, «рулившего» районом без малого двадцать лет. На наш вопрос: «Можно ли считать Белова-Мисника агентом правоохранителей?», Эдуард Лохов ответил, что в какой-то степени «можно сказать и так». При этом г-н Лохов убежден, что эту историю нельзя назвать провокацией: «На записях четко зафиксировано, что со стороны коммерсанта не было никакого нажима или попытки подбить Дерябина на какие-то незаконные действия. Прозвучало недвусмысленное предложение о вознаграждении, на которое был получен однозначный положительный ответ». Все процессуальные тонкости были соблюдены, уверен прокурор, следствие велось в рамках закона. Гособвинитель говорит, что сейчас уже готовится кассационное обжалование в Верховный Суд РФ, и, по его мнению, это дело еще нельзя считать окончательно завершенным. Так что возможно уже летом история двух глав получит свое судебное продолжение.
Адвокат Виктора Дерябина Ольга Скитёва в свою очередь заявила, что считает исход дела закономерным: «Суд вынес единственно правильное и справедливое решение, учитывая вердикт присяжных, основанный на материалах дела».

* * *
В самой Питерке весть об освобождении Виктора Дерябина в зале суда вызвала шок. Люди полгода назад, после обвинительного приговора, вынесенного в октябре, вздохнувшие с облегчением и посчитавшие, что истина наконец восторжествовала, впали в прострацию. Вокруг нового приговора уже ходит масса слухов и в самом районе, и в Саратове. Судачат о каких-то круглых суммах, якобы связанных с вердиктом присяжных, о давлении на присяжных, совещавшихся целых два дня (что для подобных дел довольно долго), о том, что год, проведенный Решетниковым в СИЗО, заставил его кардинально пересмотреть свою роль в этой истории. Еще раз подчеркиваем, что все это лишь разговоры и досужие домыслы - всем известна справедливость и независимость российского правосудия. И то, что приговоры так разнятся между собой - от 8 лет до оправдания - лишнее тому подтверждение.

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи