RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Тайбалык в саркофаге
26 декабря 2014, 14:02
Автор: Анастасия ХЛОПКОВА

Река Тайбалык (Глебовка) напомнила о своем существовании в июне прошлого года, во время сильного ливня. Тогда на набережной, у моста, где она впадает в Волгу, под напором прибывшей воды разрушился верх бетонного саркофага, обнажив подземный канал. В каком состоянии сейчас находится то, что называлось рекой, пожалуй, лучше всех знают саратовские диггеры. Они несколько раз спускались к ее устью. Во время очередного "погружения" корреспондент "Взгляда-онлайн" отправилась вместе с ними.

 

Войти без корысти

Походы по подводным рекам – совсем не то, чем на самом деле известны саратовские диггеры. Сотрудникам разных охранных служб местные исследователи тайн подземных лабиринтов (а иногда и надземных – то есть крыш) запомнились своими вылазками на заводы, точнее – в бомбоубежища, расположенные на территории предприятий и даже некоторых бывших объектов Минобороны. "Найти информацию о каком-нибудь бомбоубежище сейчас практически невозможно, их даже в списках МЧС нет. Поэтому ищем наугад, – рассказывает опытный диггер Никита. – Чтобы не привлекать внимания охраны, идем вдвоем или втроем. Иногда приходится перелезать через заборы или искать какие-то обходные пути на территорию предприятия. Тебе навстречу идут рабочие, ты с ними здороваешься. А для надежности, чтобы поверили и приняли за своего, надеваешь рабочую куртку и оранжевую каску".

Изучать подземный Саратов, исследовать заброшенные коммуникации, забытые сооружения и "кротовые тропы", конечно, интересно, но отнюдь не безопасно. Диггеры рассказывают, что иногда, проникая на такой объект, чтобы просто осмотреть его помещения, можно неожиданно нарваться на безумный экстрим – бывает, что и с погоней, а то и со стрельбой... Охранники без размышлений палят по "взломщикам" из ракетниц или спускают на них собак. Если все-таки задержат, то в лучшем случае приедет руководство завода и пригрозит  уголовным делом.

Но у диггеров свой кодекс чести: с вылазок никаких вещей не берут принципиально, поэтому их чаще всего отпускают с миром. Иногда даже довозят прямо до дома, "чтобы еще куда-нибудь не проникли". И все же, несмотря на пережитые приключения, они продолжают изучать Саратов, скрытый от глаз простых обывателей.

"Диггеры из других городов говорят, что мы самые безбашенные, потому что не каждый захочет пойти на такой риск, только чтобы пробраться в какую-то зону…" – признается студентка Татьяна.

Впрочем, вылазка на Тайбалык не предвещала нам серьезных испытаний. По крайней мере, так казалось на первый взгляд.

 

Памяти воеводы

Ни на одной городской карте Тайбалык не указан, поэтому идем по пути, хорошо изученному диггерами. С маршрутом определяемся непосредственно в месте спуска. Сначала будем исследовать отрезок от Соборной до Радищева, затем повернем обратно и двинемся вниз по течению – до набережной. Желающих прогуляться по "живописному" тоннелю набралось шесть человек: Никита, Дима, Максим, Татьяна, Маша и я.

Как и полагается, предварительно знакомимся с историей Глебучева оврага и проходящей по его дну реки. В 1674 году, после очередного пожара, Саратов перенесли с левого берега Волги на правый. В том же году новым воеводой городка стал Михаил Иванович Глебов. Согласно преданию, его дом стоял в устье оврага, который впоследствии и получил название Глебов, а затем и Глебучев. Впрочем, никакими историческими документами эта версия не подтверждается. По дну оврага и тогда текла малая речка – еще свободно и открыто. С годами, по мере своего загрязнения и подчиняясь творческим порывам народной фантазии, она все время меняла имена. В них также запечатлелись разные вехи истории: от Тайбалык (с тюркского – "высокая рыба") и Глебовки до… Вонючки.

Исток реки несколько веков назад находился в районе нынешнего Студгородка или Воскресенского кладбища. Краеведы уверяют, что когда-то в ней действительно водилась рыба, а нынешний овраг был настолько полон воды, что в него заходили суда для стоянки. По некоторым данным, даже еще в 1928 году обсуждался вопрос о возможности использования Глебовки как судоходного канала, но из этого ничего не вышло. Краевед Игорь Сорокин пишет, что в 1960-е годы русло реки было заточено в бетонные конструкции и для частного сектора, много лет расселявшегося по берегам оврага, они  стали служить канализационным коллектором.

Саратовский художник Анатолий Назаров, живший в этом районе с самого рождения, в своих рассказах "Байки Глебучева оврага" утверждает, что заточение произошло сразу после сильного наводнения начала шестидесятых годов: "Как-то раз обычная неспешная летняя погода постепенно перешла в проливной дождь на несколько дней. Речка после дождя всегда пухла. У Казанского моста была лесопилка, ее большая часть стояла на сваях. Вода поднялась, не успевая пройти под каменным мостом, размыла сваи, и вся городьба со штабелями напиленных досок, бревен и прочих отходов рухнула и забила выход к Волге. Вода стремительно поднималась, затопляя жилища. По оврагу шла трескотня и крики людей", пишет Назаров.

Но хотя река и стала пленницей, она все такая же своенравная, полна тайн и сюрпризов. В июне 2005 года Игорь Сорокин, в бытность заведующим отделом музеефикации дома-музея Павла Кузнецова, даже организовал и провел социокультурный проект "Музейная долина". Одним из его событий стала набольшая экспозиция артефактов, добытых участниками экспедиции "Тайбалык" (см. фоторепортаж).  

 

Остров затонувшего мусора

К "погружению" в Тайбалык XXI века, как мне показалось, я подготовилась основательно. Надела резиновые сапоги, взяла небольшой фонарик. Но перед самым спуском выяснилось, что одних сапог будет, мягко говоря, недостаточно… Диггеры выдали мне рыбацкий резиновый полукомбинезон более чем внушительных размеров. И это было очень кстати.

…Чтобы оказаться внутри бетонного саркофага, спускаемся вниз, к большому отверстию сточной трубы. Затем на корточках ползем внутрь коллектора. В кромешной тьме пытаюсь разглядеть хоть что-то, но тонкая полоска света от фонарика скользит по поверхности мутной глади, не позволяя как следует изучить дно. Мимо проплывают банки из-под пива, шкурки от мандаринов, малоразличимые предметы… Здесь небольшой уровень воды – примерно по щиколотку. По всему периметру тоннеля раздается слегка оглушающий шум воды. Разговаривать сложно, звук голоса тонет, теряется, приходится кричать. "Сейчас дойдем до центра, мы его называем "остров мусора", – пытается объяснить Никита. Участники нашей экспедиции все фотографируют и снимают на видео.

Прошло всего несколько минут, а желание идти дальше почему-то неожиданно пропало… Видимо, саратовский санитарный врач И.Н. Матвеев, живший в прошлом столетии, все-таки был прав, описывая в своем исследовании "Глебучев овраг (1871–1906 гг.)" характерные особенности этой зоны города: "В некоторых местах зловоние в овраге до того сильно, что свежему человеку становится дурно при проезде; между тем привыкшие к такому воздуху обыватели без всяких затруднений копошатся около своих домов за разными хозяйственными делами, а детишки бегают и играют по более пологим склонам оврага и разбросанным по его дну площадкам".

Находясь в заточении, за десятки лет река не утратила былого "аромата". Запах тухлых яиц, сырости, разложения перемешивается во что-то совсем уже удушающее. Спасает только то, что через тридцать минут все это уже не очень замечаешь. Должно быть, организм, в меру отравившись, постепенно адаптируется, а в голове остается одна мысль: только бы не стать мутантом…

Еще в начале XX века состоянием оврага и реки заинтересовалось местное сообщество врачей. Специалисты того времени отмечали неблагополучную эпидемиологическую ситуацию, сложившуюся из-за сильного загрязнения Глебучева оврага. Во многих местах его берега превратились в вековое скопление нечистот и отбросов, которые сваливались сюда едва ли не с самого основания города. Заметный вклад в загрязнение реки внесли владельцы конюшен и коровников, находившихся в приовражной зоне, сбрасывающие туда навоз.

Если сравнивать описание Матвеева с тем, что мы увидели, то нужно признать, что сейчас эпицентром этого естественного мусороприемника стал участок под улицей Радищева. Именно здесь бетонный коридор расширяется и переходит в настоящий, внушительных размеров остров тлеющего и разлагающегося мусора. В этом месте даже опытных диггеров одолевает непреодолимое желание поскорее двинуться дальше.

 

Не видно – не стыдно

Идем вниз по течению, к Волге. Судя по настенным надписям, мы не первопроходцы. Местами встречаются коды ночной игры "EN", а также имена тех, кто здесь когда-то побывал, выведенные черной краской. Есть и даты. Самая ранняя из тех, что удалось разглядеть мне, – 1966. Натыкаешься в темноте и на более сюрреалистичные картины. Возле стены с перечеркнутой фразой "Назад в будущее" стоит разбитый унитаз, честно намекая на то, что "все тлен". Вообще, не всегда бывает понятно, как некоторые вещи оказываются в тоннеле. В ответ на мой вопрос диггеры показывают свежие врезки в коллектор, новые сточные трубы, из которых в речку вливаются неизвестного содержания стоки. Между прочим, для любителей плавать и ловить рыбу у моста: весь этот коктейль прямиком отправляется в Волгу…

Прогуляться по Тайбалыку – это как одолеть полосу препятствий. Можно неожиданно и резко провалиться в "омут", можно свалиться с ног под напором течения. Мы уже полтора часа в пути, только что прошли под ФОКом "Звездный", в районе которого также что-то сливается в реку. На этом отрезке с бетонных сводов свисают не только сталактиты, но и тряпки, целлофановые пакеты. По этим признакам можно судить, что реку и сейчас иногда "раздувает" от талых вод и дождей. "Мы сюда спускались в прошлом году, сразу после ливня – воды было практически по пояс", – вспоминает диггер Максим.

 "Держись!" – приободряющая надпись на стене от участников городской игры "Охота" вселяет надежду, что выход где-то рядом. Доходим до того участка, где прошлой весной ливнем повредило крышу этого нескончаемого лабиринта. И тут нас настигает разочарование – запасной выход кто-то заварил железными листами. Теперь придется целый час идти назад, к Соборной, против течения.

До конца честно и откровенно описать переживаемые эмоции мешает та часть законодательства, которая учит внимательно относиться к публично используемой лексике. Напористый, "ароматный" Тайбалык отнял все силы. Хочется встать и никуда уже больше не идти. Вяло плетусь позади остальных участников экспедиции, диггер Максим тянет меня за руку. Из-за неровностей дна и плохо различимых углублений пару раз чуть не ушла под воду. В такие моменты отчетливо понимаешь, что одному здесь никак не пройти.

Двух часов прогулки по подземной реке вполне хватило, чтобы оценить, в каком состоянии сегодня находится древний Тайбалык. Больше ста лет назад врачи настаивали на том, чтобы расселить Глебучев овраг и принять меры для очистки реки, так как этот район был стабильным источником эпидемиологических заболеваний. Власти сделали вид, что прислушались, даже провели перепись приовражного населения. На этом все и кончилось.

В советское время с рекой поступили радикальней, заточив ее под землю. Судя по всему, сейчас к Тайбалыку относятся примерно так же: не видно реки – нет и проблемы.

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи