RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Тандем разорителей
26 декабря 2014, 13:51
Автор: Александр СОКОЛОВ

Министр экономического развития Саратовской области Владимир Пожаров и депутат областной думы, сопредседатель местного ОНФ Алексей Мазепов, а также их близкие деловые партнеры и доверенные лица неоднократно становились героями ряда публикаций ИА "Взгляд-инфо". Ранее мы исследовали деятельность компаний ООО "Жемчужина Заволжья" и ЗАО "СИП" в сфере освоения государственных контрактов. Однако на этот раз в распоряжении редакции оказались еще более примечательные документы – касающиеся интереса этих персон к бизнесу по добыче нефти и газа. Кстати, небольшой штрих к портрету: в саратовском отделении Народного фронта Алексей Мазепов курирует направление "Честная и эффективная экономика".

 

С апреля 2004 года ООО "САНЭКО" занималось добычей сырой нефти, природного и попутного газа в Красноармейском районе Саратовской области. Однако в апреле 2014-го, ровно через десять лет после начала работы, фирма была ликвидирована. Причем решение об этом принял не собственник, а областной арбитражный суд.

Существенную роль в судьбе компании сыграло другое ООО "Капиталинвест", зарегистрированное по адресу: г. Саратов, ул. Пугачева, 159. Обязанности его генерального директора исполнял депутат областной думы Алексей Мазепов (он же был и одним из учредителей этого ООО). Собственно говоря, по документам "Капиталинвесту" перешло все имущество "САНЭКО" – так как между двумя компаниями было достигнуто соглашение об отступном. И по оценке, проведенной конкурсным управляющим, цена этого имущества составляла 89,9 млн рублей. За это приобретатель засчитывал "САНЭКО" долг в размере 36 миллионов, а также выплачивал еще около 200 млн рублей другим кредиторам.

Для обывателя заключенная сделка является несколько странной. Зачем "Капиталинвест" приобретает имущество, оцененное в сумму чуть меньше 90 млн рублей, а тратит на это целых 230 миллионов? Почему идет на такую с виду невыгодную сделку? Неужели эти две компании принадлежат по сути одним и тем же людям, а сама процедура призвана легализовать теневых владельцев "САНЭКО"?

В данном случае следует учесть ряд особенностей ведения дел о банкротстве и распродаже имущества должников с публичных торгов в ходе конкурсного производства.

 

Сколько теряет в цене банкрот?

Перед назначенным судом арбитражным управляющим вовсе не ставится задача реализовать имущество с максимальной выгодой. Ему необходимо распродать активы в довольно сжатые сроки. Нет времени ждать лучшего варианта для продажи, оценивать спрос и конъюнктуру рынка. Компания выставляется на рынок с немаленьким дисконтом, и порой даже ее наиболее ликвидные активы (например, недвижимое имущество) продаются в несколько раз дешевле своей цены.

Еще одна особенность процедуры банкротства: лица, приобретающие имущество разорившейся фирмы с публичных торгов, имеют совсем немного времени, чтобы детально ознакомиться с приобретаемым активом. Это также снижает его продажную цену. А особенно большую скидку необходимо сделать, когда речь идет о технологичном оборудовании, чья сфера применения ограничена одной или двумя отраслями.

Проще говоря, если продается помещение в центре города, оно может пригодиться многим. Его стоимость будет ниже рыночной, но не в несколько раз – ведь актив востребован компаниями, нуждающимися в расширении бизнеса. Или его может приобрести частный инвестор, так сказать, на будущее.

Но когда речь идет о станках или частях какого-то технологического комплекса (реальную цену которых трудно установить без сложных оценок, подготовки бизнес-плана, а возможно, и тестирования оборудования в реальных условиях), то тут дисконт будет максимально возможным. Цена оборудования может быть снижена в разы или даже на порядок. То есть порой инвестор может приобрести необходимое для работы имущество за 30%, а то и за 10% от его реальной стоимости. Но это плата за риски, которые обычно несет покупатель имущества фирмы-банкрота.

 

С чистого листа

Однако в нашем случае вряд ли можно сказать, что ООО "Капиталинвест" не знает, что за имущество ему достается. Как следует из данных суда, эта компания была заметным кредитором ООО "САНЭКО", одолжившим ему 36 млн рублей. Очевидно, что вкладывать такие серьезные средства инвестиционная компания (а именно этот род деятельности приходит на ум из самого названия "Капиталинвест") будет только в том случае, если хорошо знает, куда и под какой проект идут деньги.

То есть фирма Алексея Мазепова не могла не знать, какое имущество, оборудование и другие активы получает. Для нее бизнес "САНЭКО" не был котом в мешке.

Но могли ли активы разорившейся компании быть проданы существенно дороже? Нельзя исключать, что да. Напомним, что между конкурсным управляющим и одним из кредиторов было подписано соглашение об отступном, а это значит, что предусмотренная по закону процедура публичных торгов не проводилась вовсе. И значит, покупатели не получили шанса поучаствовать в потенциально выгодном конкурсе. А как еще можно назвать открытый конкурс, где продают предприятие, задействованное в нефтедобыче?

В реальности владельцы "Капиталинвеста", применив процедуру банкротства, могли получить контроль над бизнесом, который стоит в разы дороже, чем он обошелся новым хозяевам по документам.

Не менее важно, что, приобретая имущество при помощи механизмов банкротства, новый собственник получает судебную гарантию от каких-либо обременений и претензий на это имущество со стороны любых кредиторов. Так как именно суд утверждает кандидатуру избранного конкурсного управляющего, именно суд утверждает внесение каждого кредитора в реестр и именно суд утверждает все ключевые решения по делу о банкротстве. И платить налоги новый собственник начинает только со своей деятельности.

Но как можно исключить, что ряд претензий к "САНЭКО" просто не был заявлен на дату закрытия реестра требований кредиторов? Что все лица успели подтвердить свои долги в рамках довольно быстрой процедуры определение должников и кредиторов?

Кстати, еще одним приятным дополнением становится то, что новая компания (пусть и работающая на старом месте) не отвечает за штрафы и взыскания, наложенные на ее предшественника. А претензий было более чем достаточно. Только по линии регионального управления Росприроднадзора ООО "САНЭКО" неоднократно привлекалось к ответственности (по нескольку раз в год), а общая сумма наложенных санкций составила 1,95 млн рублей.

Однако после того как все активы "САНЭКО" по договору об отступном перешли "Капиталинвесту", первая компания получила действующий и доходный бизнес, освобожденный от старых долгов и обременений. Можно начинать работу с чистого листа.

 

Примечательный адрес

Вообще, в банкротстве ООО "САНЭКО" было довольно много странностей. Одна из них заключалась в том, что дело о банкротстве нефтедобытчика было заведено по заявлению конкурсного кредитора – компании ЗАО "Сельинвестпроект" (совместное предприятие Пожарова и Мазепова). Но она также была расположена по уже знакомому нам адресу: ул. Пугачева, 159. То есть в соседях с ООО "Капиталинвест".

Впрочем, сразу после решения суда о переводе долгов и имущества сам приобретатель активов сменил прописку: "Капиталинвест" перевел свой бизнес из Саратова в Казань. Может быть, это было сделано для того, чтобы убрать причинно-следственную связь между разными банкротящимися фирмами, за которыми стоят одни и те же люди?

Давайте попробуем собрать дополнительные доказательства в пользу такой теории. Обратим внимание на тот факт, что фирмы, зарегистрированные по адресу: ул. Пугачева, 159, ранее уже неоднократно фигурировали и в других громких хозяйственных спорах.

Например, некое ООО "БЕТА" (с тем же адресом) сыграло существенную роль в разорении ЗАО "Саратовский завод технических изделий" (СЗТИ). При этом и схема вывода активов несколько напоминает вышеописанную.

Начнем с того, что учредителями этой компании были уже знакомый нам Алексей Мазепов, а также Андрей Лихачев, Василий Мирушкин (тот самый, о задержании которого сотрудниками ФСБ недавно заявили СМИ), и Вера Пожарова, супруга министра. Постоянным читателям "Взгляда-онлайн" нет особой нужды напоминать о связи этих лиц. Данной теме, например, был посвящен материал "Жемчужина Пожарова", вышедший в феврале 2014 года. Там приведены многочисленные доказательства того, что перечисленные выше лица неоднократно вели разного рода совместный бизнес. И имеют давние коммерческие и дружеские связи (Пожаров называет Мирушкина своим другом).

Вернемся к истории с ООО "БЕТА". Эта фирма была создана 28 октября 2008 года путем передачи части имущества ЗАО "СЗТИ" новому юридическому лицу – фактически на базе завода возникло дочернее предприятие. И меньше чем через месяц после этого примечательного события ЗАО "СЗТИ" передает четверым физическими лицам – Вере Пожаровой, Василию Мирушкину, Андрею Лихачеву и Александру Мазепову – существенную долю в капитале новой компании: по 19% каждому. В итоге четверо учредителей сосредоточили в своих руках 76% ООО "БЕТА". А спустя полтора года, в конце июня 2010-го, эта четверка получает полный контроль: каждому из собственников дополнительно переходит еще по 6% ООО "БЕТА".

А сам завод приблизительно в это же время меняет прописку, переезжает из Саратова в Хабаровский край и уже там банкротится. Зачем предприятие, занимавшееся ковкой из листового металла и физически расположенное в Саратове, было переведено на Дальний Восток? Хотя ранее в его юридическом адресе значился город Саратов и улица Пугачева, 159. И ряд ссылок в интернете до сих пор указывают на эти данные при попытке найти ЗАО "СЗТИ".

Не правда ли, схема с переводом предприятия в другой регион также напоминает перерегистрацию "Капиталинвеста", проведенную параллельно с банкротством "САНЭКО"? Разница лишь в том, что в случае с ЗАО "СЗТИ" прописку поменяла компания, признанная банкротом, а не приобретатель имущества.

 

Постоянное разорение

Вообще, в анализе деятельности этих компаний нам то и дело приходилось сталкиваться с банкротством – сначала ООО "САНЭКО", затем ЗАО "СЗТИ" (точнее, по времени наоборот). И каждый раз их приобретателями становились общества, в числе учредителей которых фигурировал Алексей Мазепов.

Но ведь сама по себе процедура банкротства является довольно затратной: нужно останавливать работу компании, утверждать через суд конкурсного управляющего, оплачивать все его расходы, судебные издержки. Большинство предпринимателей прибегает к банкротству лишь в самом крайнем случае, стараясь избежать финансовой несостоятельности любой ценой. А вот Алексей Мазепов и его компаньоны, такое ощущение, наоборот, сознательно используют этот правовой механизм.

Не забыли про ООО "БЕТА"? Фирма какое-то время работает, является головной организацией другой фирмы – ООО "РИОН". Однако сейчас и эта компания (основным видом деятельности которой указана добыча сырой нефти и природного газа) также находится в процессе банкротства. И этот бизнес закрывается через распродажу имущества и судебные процедуры, предусмотренные ФЗ "О несостоятельности и банкротстве".

Впрочем, на сей раз журналистам удалось разыскать компании-контрагенты ООО "РИОН" (Мазепов в беседе с корреспондентом ИА "Взгляд-инфо" прямо сказал, что имеет к фирме "РИОН" самое непосредственное отношение). Одним из контрагентов оказалось ООО "НБС-БУРЕНИЕ". У фирм был договор, по которому партнер проводил работы по бурению нефтяных скважин в Новоузенском районе Саратовской области. Однако "РИОН" не спешил вовремя расплатиться с деловым партнером за оказанные услуги.

Вот что пишет об этом само "НБС-БУРЕНИЕ": "В результате неисполнения договорных обязательств со стороны ООО "РИОН" мы были вынуждены обратиться в Арбитражный суд Саратовской области на предмет взыскания задолженности с должника. В связи с вышеизложенным скважина нами официально не была передана ООО "РИОН". Однако имеются неофициальные сведения, что нефть со скважины 18БИС Куриловского месторождения добывается и продается. В то же время нам не выплачено ни рубля".

В ходе судебных процедур "НБС-БУРЕНИЕ" сумело доказать обоснованность своих претензий на сумму 21,6 млн рублей. Однако, даже имея на руках исполнительный лист, компании так и не удается получить деньги. При этом должник использует самые разные методы: "ООО "РИОН" умышленно уклоняется от исполнения судебного решения, инициируя судебные иски по разным надуманным основаниям, обжалуя принятое решение. По всем его обращениям имеются судебные акты с отказом в удовлетворении заявленных требований. Действия ООО "РИОН" явно свидетельствуют о злоупотреблении правом. Об умышленном уклонении от исполнения судебных решений свидетельствует и тот факт, что ООО "РИОН" инициировало свое банкротство".

Но и в ходе судебной процедуры господа Мазепов и Мирушкин продолжают оказывать влияние на работу компании. Определением Арбитражного суда Саратовской области от 25 февраля 2013 года по делу № А-57-12494/2012 они были включены в состав комитета кредиторов ООО "РИОН", заняв два места из трех в составе коллегиального органа. Таким образом, на поверку оказывается, что и процедура банкротства проходит под полным контролем учредителя.

Проще говоря, ООО "РИОН" нашло делового партнера, заключило с ним договор на выполнение работ, а когда подошло время платить по счетам, сначала затягивало сроки оплаты под различными предлогами, а потом и вовсе заявило о собственной несостоятельности и подало на банкротство. Теперь, даже имея на руках судебное решение, "НБС-БУРЕНИЕ" не сможет взыскать долг в полном объеме.

А заявления генерального директора ООО "НБС-БУРЕНИЕ", подкрепленные рядом судебных решений, становятся еще одним элементом картины, которая объясняет, зачем объединенным общим адресом компаниям необходимы постоянные банкротства. Возможно, они даже имеют преднамеренный характер, что в определенной степени может напоминать состав деяния одноименной статьи Уголовного кодекса РФ.

 

Задуматься есть о чем

Вероятнее всего, при помощи описанных выше схем происходит так называемая "оптимизация издержек" за счет неуплаты налоговых платежей, а также средств, причитающихся своим контрагентам.

А ведь Алексей Мазепов, помимо руководства профильным комитетом областной думы по экономической политике, с 2011 года является сопредседателем общественной организации "Опора России" – той, что защищает права предпринимателей. Также он координирует деятельность Общероссийского народного фронта, а значит, и антикоррупционные проекты, проводящиеся под эгидой этой известной организации. А близкий родственник Веры Пожаровой – Владимир Пожаров – и вовсе является ответственным за поддержку предпринимательства в региональном правительстве, бдит за улучшением инвестиционного климата и развитием предприятий разных форм собственности.

Вместо этого читатель мог видеть, как компании, имеющие отношение к министру и депутату, занимаются, вероятно, обманом своих деловых партнеров. Как банкротство позволяет им избегать уплаты налогов. Как даже новообразованные компании меняют прописку, уводя уплачиваемые налоги в другой регион (ООО "Капиталинвест" в пользу Казани).

Если ответственные за развитие экономики в Саратовской области лица позволяют себе, по нашим предположениям, подобное неуважение к закону и деловой этике, этого самого развития экономики в регионе вряд ли стоит ждать. Не говоря уже о наличии конфликта интересов.

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи