RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Владимир Гусев: "Если работы нет, все что угодно может случиться"
18 декабря 2013, 15:48
Автор: Евгений МУЗАЛЕВСКИЙ

Владимир Кузьмич Гусев в течение двух лет (2010-2012 гг.) был членом Совета Федерации Федерального Собрания РФ от Саратовской области. Но в Саратове многие помнят его и как первого секретаря областного комитета КПСС (1976-1985 гг.), и как заместителя председателя Совета Министров СССР (1986-1991 гг.), и как председателя Государственной комиссии по ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС (1986 г.). Особая глава его биографии – уникальный опыт парламентской работы. С 1966 года Гусев многократно избирался депутатом Верховных Советов РСФСР, СССР, а позже и Государственной думы. Недавно Владимир Кузьмич в очередной раз побывал Саратове, и у корреспондента ИА "Взгляд-инфо" появилась возможность договориться с ним об эксклюзивном интервью.

 

– Владимир Кузьмич, в прошлом году вы оставили пост сенатора в Совете Федерации. Чем занимаетесь сейчас?

– Занимаюсь интересной и довольно сложной работой – я являюсь председателем совета экспертов при комитете по сельскому хозяйству, продовольствию и природопользованию Совета Федерации. Мы изучаем и вырабатываем рекомендации по решению очень важных для страны задач. Например, развитие мелиорации и орошения, без чего в Саратовской области, да и не только здесь, при нынешнем климате не будет устойчивых урожаев. Вы же, наверное, помните, что в нашей области когда-то было 534 тысячи гектаров земли под орошением. А сейчас?

Затем – воссоздание геологической службы. Ведь геологии как государственной службы, в том понимании, как это было раньше, у нас сейчас тоже нет. Кроме того, сегодня ожидает своих решений такая важная тема, как глубокая переработка углеводородов – газа и нефти. Эти вопросы на государственном уровне также обсуждаются с привлечением наших экспертов.

– Какой вам сегодня, на расстоянии, видится Саратовская область? В советское время она, может быть, и не считалась главным донором бюджета страны, но и в очевидных отстающих не числилась…

– Я с вами поспорю – совсем не так считалась! Не было года, чтобы области не присваивали переходящее знамя по Советскому Союзу. У нас в то время работали 480 предприятий, и какие мощные: авиационный завод, химические гиганты, известные не только в Европе, но и в мире. Мы поставляли свою продукцию за рубеж – это были и станки, и машины, и пищевые продукты, и продукция легкой промышленности. Мало кто помнит, что, например, Балашовский комбинат плащевых тканей первым в Советском Союзе начал выпускать из полиамида плащевые ткани...

– Почему теперь все иначе? С какого момента, на ваш взгляд, регион стал сдавать позиции, и что этому способствовало?

– Этика отношений не позволяет мне кого-либо учить жить. Все и так знают, в чем дело и почему это произошло. И алгоритм нормальной, работающей экономики тоже хорошо всем известен: чтобы долгов не было, нужно производить больше продукции. Продукция облагается налогами – это и есть доход в бюджет. Продукцию выпускают люди, которые получают зарплату. На нее тоже налоги начисляются. Другое дело – как запустить этот механизм? Вот тут всем надо как следует подумать и постараться.

– Один высокопоставленный чиновник областного правительства в интервью нашему агентству высказал предположение, что точкой роста экономики области могли бы стать химические предприятия. Но  многие из них уже разорены – например, энгельсское "Химволокно", где вы начинали свою карьеру специалиста-химика и руководителя. Реально ли теперь восстановить хоть что-то?

 – В Энгельсе перепахали все, там уже ничего не осталось. В Балакове – другое дело. Чтобы подробно ответить на ваш вопрос, нужно провести очень глубокий анализ ситуации. Я думаю, экспертные советы и неплохие головы в Саратове тоже есть. Они знают историю проблемы, знают мировые тенденции. Все это вполне поддается точным расчетам и выводам.

Но есть еще один важный вопрос – кадры. Разве, например, в том же Энгельсе остались химики? В свое время у нас в объединении работали 14 с половиной тысяч человек, а сейчас никого не осталось – только пожилые люди с седыми волосами. При нашем объединении было пять профтехучилищ – пять! А еще техникум и филиал политехнического института – целая система подготовки специалистов. Они давали основной приток кадров. А набирали людей в эти учебные заведения со всего Советского Союза. И они приезжали, из разных регионов. Потому что здесь можно было быстрее получить место в общежитии, а потом и квартиру – сделать первые шаги к созданию своего дома. Это притягивало людей.

– На ваш взгляд, можно ли было спасти такое предприятие?

– Но его же не спасли – что теперь рассуждать?..

– За счет чего сегодня вообще можно поднять регион? Посоветуйте коллегам-управленцам: как выбраться из долговой ямы?

– Я думаю, что в принципе это и без моих советов известно. Но все же: у нас еще остаются сильные учебные заведения, которые готовят кадры высшей квалификации. Затем – сельское хозяйство. Нужно восстанавливать репутацию одного из наиболее мощных аграрных регионов страны. В свое время в Саратовской области пашни было больше, чем в ГДР и Чехословакии вместе взятых, – 6 миллионов 340 тысяч гектаров! Это огромные площади, и они работали, производили продукцию. Конечно, нужна мелиорация, необходимо налаживать собственную переработку сельхозпродукции.

Да, авиационный завод уже не восстановишь – кадров нет. А когда-то на нем весь Заводской район Саратова поднялся. Но вот Балашовский комбинат сейчас делает первые шаги по восстановлению своего производства. Таким предприятиям обязательно нужно помогать.

– Вы говорите – сельское хозяйство. А насколько реально нашим аграриям выстоять в условиях ВТО?

– Если ВТО бояться, вообще жить не надо.

– Одна из тем, которую трудно обойти стороной, – современная  миграционная ситуация. Что, по-вашему, нужно сделать, чтобы конфликты вроде тех, что произошли в Кондопоге, Сагре, Пугачеве, не стали для всех нас привычными, обыденными?

– Мне кажется, теперь нужно иначе формулировать этот вопрос: что нужно сделать для того, чтобы навести порядок. Нужна очень строгая власть, которая обяжет людей соблюдать законы – и приезжих, и тех, кто там живет постоянно. Грамотная и очень ответственная местная власть! Которая внятно расскажет гражданам, как нужно себя вести именно в этом районе, в городе, в селе. Ведь все же видят, кто и зачем приезжает. И еще есть одно абсолютное условие – люди должны работать. Если работы нет, все что угодно может случиться.

– Прошло почти тридцать лет, как вы покинули область. Теперь регионами руководят не секретари обкомов партии, а губернаторы. Хочется спросить: каких качеств не хватает нынешним управленцам, чтобы справиться с нарастающими проблемами?

– Губернатор и секретарь обкома – совершенно разные фигуры. Сравнивать их, может, и не совсем корректно. Было ли у секретарей больше власти? Я бы так не сказал. Было немного больше рычагов влияния на ситуацию. Наверное, в чем-то было больше личной ответственности. Но сравнивать вряд ли имеет смысл – теперь совсем другое время, другие условия, другие законы. Ведь достаточно вспомнить, что кругом частное производство, а значит, совсем другая экономика и система общественных отношений.

– В последние годы вы часто выступали с критикой разнообразных законодательных инициатив. Этим летом, например, раскритиковали новую концепцию семейной политики. А какие из недавно принятых федеральных законов вы считаете по-настоящему удачными?

– Да, я убежден, что государство не должно чрезмерно вмешиваться в дела семьи, это оскорбительно, если будут взымать налоги за развод. И не все разведенные отцы – злостные неплательщики алиментов. Поэтому предложение создать какой-то "алиментный фонд" мне кажется по меньшей мере наивным. Что делать, у меня такой взгляд на отношения между семьей и государством.

А удачным, на мой взгляд, является, например, закон о развитии малого бизнеса. Считаю очень здравой идею о налоговых каникулах для предпринимателей. Это развяжет инициативу малого бизнеса, у него сейчас очень много проблем. Кроме того, я убежден, что и налоги не должны быть равными для всех физических лиц. Но с такой позицией сейчас выступают многие.

– Владимир Кузьмич, в некоторых вариантах вашей биографии в интернете есть указание на то, что вы православный.

– Удивительно, где вы это нашли? Я никогда ни с кем из журналистов об этом не разговаривал.

– Но вы считаете себя верующим?

– По крайней мере, я не отрицаю веры как важного свойства человеческой личности и всегда с большим вниманием и уважением относился к верующим людям. А вообще – это интимная тема, на которую много говорить не нужно.

– Как часто вы теперь бываете в Саратове? Что-то еще связывает вас с малой родиной?

– Я был сенатором в Совете Федерации от Саратовской области и тогда, конечно, ездил намного чаще. Но и сейчас регулярно встречаюсь с друзьями, коллегами, саратовскими учеными. Вот только что посетил в Саратове научный центр. Контакты и связи есть, информацию я получаю постоянно. Кроме того, у меня здесь остались могилы родных и любимых людей.

– Говорят, в свободное время прочим видам отдыха вы предпочитает книги, труды русских мыслителей. У них еще есть чему поучиться современному человеку?

– Я действительно много читаю. Но ничего исключительного в этом нет – делаю это, как и многие другие. А увлекаюсь не только русскими мыслителями, но и, например, одним известным китайским. Я имею в виду Конфуция. Это очень жизненное учение, и совсем не важно, что оно родилось две с половиной тысячи лет назад. Я вообще преклоняюсь перед людьми, чьи мысли подтверждаются всем ходом исторического развития. Это великая школа жизни.

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи