RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Приказа выжить – нет…
18 декабря 2013, 15:45
Автор: Елена БАЛАЯН

В знаменитом романе Джона Фаулза "Коллекционер", который в свое время так потряс читателей своим анатомически точным описанием психологии маньяка, герой похищает жертву – молодую девушку, в которую он якобы влюблен, заточает ее в подвал и долгое время держит там в ожидании, когда же у нее наступят… ответные чувства. Девушка не выдерживает заточения и умирает. А замучивший ее герой приступает к поискам нового объекта. Когда пытаешься осмыслить историю саратовского солдата-срочника Димы Бочкарева, замученного в подвале банно-прачечного комплекса под Нижним Новгородом своим сослуживцем Али Расуловым, в голову невольно приходят различные литературные параллели, в том числе "Парфюмер" Зюскинда. С той лишь разницей, что история с Расуловым оказалась куда страшнее самой ужасной фантазии…

 

Признан вменяемым

Герой Фаулза коллекционировал мертвых бабочек, он пришпиливал их тела на картонку и получал удовольствие от созерцания мертвой красоты. Житель Красноармейска Али Расулов учился в медицинском институте. Вряд ли он мечтал стать медиком, иначе не учился бы спустя рукава, после чего его все-таки отчислили за неуспеваемость. Скорее всего, по своим стопам его направил отец – профессиональный хирург, врач высшей категории, работающий в Красноармейской центральной районной больнице и человек, судя по всему, уважаемый. О его профессиональных способностях ничего не известно. Вполне возможно, что господин Расулов хороший врач и помогает людям. Возможно даже, что он хотел, чтобы людям помогал и его сын…

Так или иначе, нескольких курсов Али Расулову, по всей видимости, оказалось достаточно, чтобы возомнить себя хирургом. Над своей жертвой он издевался с поистине анатомической жестокостью. Как следует из материалов дела, он не только бил его по голове, заклеивал рот скотчем, привязывал к кровати и подвергал всевозможным унижениям. Он вырезал у него хрящевую ткань носа маникюрными ножницами и зашивал ему оторванные уши непонятно где добытой грубой иглой. Он бил его до крови, промакивал раны ватой и бинтом и заставлял их съедать. Он вообще творил с ним такое, о чем писать невозможно просто из уважения к памяти Димы и чувствам его родственников. А второй солдат, о котором речь зайдет позже, спокойно наблюдал это и снимал на камеру мобильного телефона…

Расулов издевался над Бочкаревым в течение двух недель, пока тот не умер от боли, от удушья, кровоизлияния, отека легких и отека головного мозга. Позже, на суде, объясняя мотивы своих невиданных зверств, в присутствии близких погибшего, Расулов заявит, что Бочкарев его… раздражал. Мама Али Расулова, желая, по всей видимости, хоть как-то оправдать причины невероятной жестокости сына, в своих показаниях следователям позже скажет о том, что отец Али в детстве сильно его подавлял. За малейшее нарушение жестко наказывал.

Психиатрическая экспертиза признает Расулова вменяемым, а суд, даже учтя всего его зверства и отсутствие раскаяния, приговорит всего лишь к 10 годам лишения свободы…

 

Смертельное равнодушие

Военную часть в поселке Мулино Нижегородской области, где служил Дима Бочкарев, называют кладбищем солдат. Периодически отсюда отправляются "грузы-200", а дедовщина стала ужасающей нормой. Как сообщил телеканал РЕН-ТВ, в 2006 году здесь повесился солдат-срочник. В том же году капитан до паралича избил новобранца. В 2008-м 25-летний командир взвода застрелил контрактника-дагестанца и ранил двух его приятелей. В 2009-м убили солдата-срочника, проломив ему голову фляжкой. В том же году еще один солдат повесился, и вот – очередная трагедия.

В истории с Бочкаревым говорить о дедовщине в чистом виде не приходится. И он сам, и двое его мучителей были одного призыва, все трое – младшие сержанты, отношения "дед – новобранец" здесь не работали. Более того, Расулов и Бочкарев были земляками – оба из Саратовской области, оба увлекались боксом, у обоих были кавказские корни. Али Расулов по происхождению дагестанец, у Димы Бочкарева мама – азербайджанка, которая родилась в Грозном и лишь позже вместе с семьей переехала в Саратов. По злой иронии судьбы фамилия убийцы ее сына перекликается с ее собственным отчеством – маму Димы зовут Гюльнара Расуловна.

Все это, казалось бы, должно было молодых людей объединить. Не исключено, что на первых порах так оно и было. По ее словам, изначально парни даже вроде бы подружились. Что произошло между ними позже – остается только гадать.

Банно-прачечный комплекс, где погиб Дима, на армейском жаргоне – "банан" – находится в трех километрах от военной части и якобы принадлежит ей. Хотя со слов родственников Бочкарева, в документах это никак не прописано. На деле это обыкновенная сауна, куда офицеры приезжали "хорошо провести время". У солдат была своего рода вахта – за определенную мзду (6 тысяч рублей) можно было выкупить себе это теплое местечко, чтобы с удобством отбыть в нем срок до конца службы. Кто уходил из армии, передавал льготное место другому. Бочкарев, Расулов и Эшген Джалилов оставшиеся четыре месяца решили дослужить именно там. Разумеется, никаких приказов об их отбытии из части найти не удалось. Когда им звонили офицеры, они затапливали баню, в остальное время свободно передвигались по поселку, никем не контролируемые, о чем есть свидетельства продавцов магазинов. Как расскажут позже близкие Бочкарева, поначалу все шло хорошо, Дима звонил им по мобильному телефону, а потом звонить перестал.

В ходе следствия выяснится, что когда приезжали офицеры, Расулов и Джалилов заклеивали своей жертве рот скотчем, клали его на кровать и накрывали одеялом. А на вопросы командования, где Бочкарев, якобы отвечали, что он спит. И офицеры им якобы верили.

Согласно официальной версии, за все время пыток и издевательств никто из военных ни разу не заподозрил неладное. Следователям на допросе они позже скажут, что Бочкарева "потеряли из виду". О его гибели стало известно лишь тогда, когда снимавший пытки на видеокамеру Джалилов увидел, что Дима не дышит, испугался и позвонил офицерам…

 

Незнание или покрывательство?

13 августа, годовщина гибели Димы Бочкарева. 10 часов утра. Мы стоим на старом Елшанском кладбище, перед нами могила в цветах, памятник и крест. Почтить память Димы собрались его родные, его девушка и друзья – сплошь молодые люди, всем немногим более двадцати. Держатся мужественно, мама Гюльнара и бабушка Димы держаться не могут…

Мы беседуем с родной тетей Димы Анжеликой Деминой, которая является в процессе представителем потерпевшей стороны, и она просит свою маленькую дочь отойти подальше, чтобы та не слышала подробностей. Вынести их и взрослому человеку тяжело…

Анжелика рассказывает, что ни она, ни адвокат, ни друзья погибшего парня в неведение командования не верят ни секунды. Они считают, что Расулов над Димой издевался не один, что командование его покрывало. По их словам, в деле есть эпизоды, которые даже физически человеку не под силу совершить одному. Они уверены: если бы Расулов был один, Дима сумел бы дать ему отпор. Ученик кадетской школы, что в поселке Солнечном, боксер, футболист – он всегда умел за себя постоять. По словам однокашника Димы Станислава Стойчана, учившегося на год старше, Бочкарев уже в "кадетке" проявлял лидерские качества, был назначен командиром отделения. Там же, в "кадетке", они занимались усиленной физической подготовкой – бег, рукопашный бой. Дима не был маменькиным сынком, с 5 по 11 класс жил в училище на казарменном положении, домой в увольнение уходил только на выходные, к жизни самостоятельной с детства привык. Так что допустить, что Дима мог опустить руки и согласиться с ролью жертвы, его друг никак не может.

Станислав, который служил в другой части и вернулся из армии за несколько месяцев до всего описанного, уверен – Расулов был не один. "Я лично считаю, что там задействованы офицеры. Я сам служил и знаю, что это такое. Офицеры были любители отдохнуть. Я думаю, что они все это знали и просто покрывали. Столько времени человека мучили, и никто не знал?! Это невозможно! Когда я служил, у нас каждый день была вечерняя проверка. А когда в часть приезжал командир бригады или иное высшее начальство, все сто процентов состава должны были быть на построении. Выдергивают всех и отовсюду, все срочно возвращаются из командировок со всей России. У нас за год такие масштабные проверки были четыре раза…" – рассказывает парень.

Когда-то он, как и Дима, хотел быть военным, но увидев, что происходит в армии, передумал. "Там бардак, офицеры не умеют командовать, нет порядка, нет системы", – вспоминает он. Передумать Станислав успел еще до трагических событий, а теперь, после смерти друга, об армии говорит исключительно с каменным лицом и не смотрит собеседнику в глаза.

Возлюбленная Димы Валерия Гордова последний раз видела Дмитрия в мае 2012 года, когда он был еще в части. На тот момент никаких следов насилия на его теле не было. На август у нее были куплены билеты, но 13-го позвонили военные и сообщили, что Диму убили. После армии Лера и Дима собирались пожениться…

 

"Дима поздравит вас вечером…"

По словам Анжелы Деминой, в последний раз она говорила с Димой по телефону 3 августа – за десять дней до его смерти. "В тот день он позвонил Лере, маме и мне – всем нам. Он не прощался, просто попросил прислать фотографии с венчания его сестры, моей дочери. Думаю, что на тот момент это все уже происходило, просто Дима не хотел нам об этом рассказывать, возможно, надеялся, что все обойдется…."

"Он был самостоятельным мальчиком, все делал сам и никогда не жаловался, – подтверждает мама Гюльнара Кирюхина. – Даже когда они подрались в кадетке, и Дима попал в больницу с сотрясением мозга, потому что вступился за новеньких, предпочел не жаловаться. Мы приехали тогда в больницу – смотреть было страшно. Я говорю – кто? "Мама, не лезь, я сам разберусь…".

Последняя попытка связаться с сыном была 10 августа, в день рождения его мамы. "Дима меня всегда поздравлял, а тут не поздравил. Я звоню сестре и плачу – Дима не поздравил с днем рождения. Она мне говорит – что ты переживаешь, может, у него телефон отняли. Но у Димы нельзя было ничего отнять, он не позволил бы. Звоню часов в пять вечера, берут трубку. Это был тот, второй, который потом избежал ответственности. Я говорю – почему у тебя Димин телефон? Он стал что-то бормотать про увольнение, что Дима ему телефон якобы дал. И говорит: "Он помнит про ваш день рождения, он позвонит вам вечером...". Значит, в трех днях от смерти, находясь в агонии, он помнил, что у мамы день рождения. Но они так и не дали позвонить..." – рассказала она.

Несмотря на то, что близкие Димы не верят в его неспособность сопротивляться, результаты психолого-психиатрической посмертной экспертизы говорят о том, что из-за постоянной боли и унижений его способность к сопротивлению была сломлена, а воля подавлена. "В результате истязаний со стороны Расулова и психического давления, подкрепляемого систематическим нанесением травм, у погибшего Бочкарева… нарастали признаки… интоксикации с эпизодами умопомрачения сознания… психической угнетенностью, подавленностью и неспособностью к сопротивлению… К моменту, непосредственно предшествующему смерти, …погибший пребывал полностью в психически-беспомощном состоянии с окончательной утратой способностей оказывать сопротивление", – отмечается в документе.

 

Поощряя безнаказанность

После смерти Бочкарева в части, где он служил, прошли проверки, но все командиры остались на своих местах. Нескольких человек на время следствия временно отстранили от занимаемых должностей, потом вернули в часть. Никто из военных не был привлечен к уголовной ответственности. Этот вопиющий факт замалчивается, на него не обращают внимания.

Комментируя ситуацию нашему информагентству, военный прокурор Мулинского гарнизона Виталий Потаскуев пробормотал что-то настолько невнятное, что цитировать это лишний раз не имеет смысла.

Невероятно, но по большому счету перед семьей Бочкарева военные даже не извинились, ограничившись положенным допросом и формальными соболезнованиями на кладбище: "Когда все это произошло, меня не было в Саратове, мне позвонил муж сестры и сказал, что Димочка погиб, – вспоминает Анжела Демина. – К ним пришли домой военные и сообщили. Потом к нам приезжал дознаватель и спрашивал под протокол, какой Дима был, как жил, как рос, насколько был конфликтным, употреблял ли наркотические средства. Это был именно допрос, не беседа. Потом они приехали на кладбище, обещали помощь, говорили, что все будет сделано, но пока этого не видно…".

От государства семья убитого солдата получила компенсацию в размере 1 миллиона рублей – страховка его жизни как военнослужащего. Половина этой суммы уже ушла на адвокатов и сопровождение процесса. От родного саратовского военкомата родным Бочкарева не удалось получить ничего, даже бесплатную юридическую помощь. "Мы неоднократно ездили в наш Ленинский военкомат, но у них то адвокат в отпуске, то он только пришел, то уже ушел – в общем, ничего не получилось", – комментирует Демина.

По словам родственников Бочкарева, отец Али Расулова на суде ни разу не был. Никто из его родных ни разу не позвонил семье погибшего солдата, не принес извинений, хотя бы заочно. Не было на суде и высокого военного командования – никого, кроме формального представителя. Все прошло тихо, незаметно, в узком кругу, как будто речь шла не о вопиющем убийстве с элементами садизма, произошедшем в рядах российской армии, под носом у командиров и при их полном равнодушии, а о рядовом судебном иске.

 

"Если суд наш такой немощный…"

Родственники Бочкарева не согласны не только с приговором, но и с вмененной Расулову статьей. Они считают, что содеянное им не было нанесением тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть "по неосторожности". И в самом деле, о какой неосторожности можно говорить, если человека осознанно две недели мучили, пока не замучили до смерти? "Не дай Бог никому оказаться на моем месте. Это был мой единственный ребенок, моя отрада по жизни. И за эту жизнь дали десять лет. За кражу можно десять лет получить, а тут – за садистское убийство..." – говорит мама солдата.

Тетя Бочкарева  Анжела Демина прочитала все 15 томов уголовного дела и теперь знает все до мельчайших подробностей. По ее словам, второй соучастник преступления, Джалилов, тоже принимал участие в пытках. Об этом, с ее слов, на суде свидетельствовал и сам Расулов. Несмотря на это, Джалилов почему-то проходит по делу как свидетель. Сразу после дембеля Джалилов исчез. На суде он ни разу не был, и найти его никто не может. У родственников сложилось четкое ощущение, что и не хочет.

Говорят, что стать невидимкой и избежать уголовной ответственности ему помог папа – богатый московский предприниматель. Следователям Джалилов говорил, что привязывать Бочкарева и снимать на камеру пытки Расулов ему приказал под угрозой жизни. Но родственники считают, что это бред. "Там несколько раз появлялись офицеры, почему он им не сказал? У него не было, видите ли, такой возможности. А когда ребенка нашли бездыханным, у него такая возможность появилась", – комментируют родственники. Они считают, что преступление было совершено группой лиц. Если бы суд это признал, наказание было бы куда серьезнее.

По мнению родных Бочкарева, государственное обвинение на процессе действовало в одной упряжке с обвиняемой стороной. "Прокурор поначалу был на нашей стороне, говорил мне: Анжела Расуловна, мы с вами в одной упряжке, без меня действий никаких не совершайте, держите меня в курсе всего. Я ему поверила, а он вместо 17 лет стал просить 11, а статью 335 попросил убрать как излишне вменяемую. Они там себя все одинаково вели – что судья, что прокурор", – вспоминает Демина.

Последний суд в Москве, где потерпевшая сторона пыталась оспорить решение нижестоящей инстанции, в удовлетворении апелляции отказал и оставил принятое решение без изменений. Но родственники намерены идти до конца – они готовят иск в Верховный суд. Они считают, что Расулов должен сесть минимум на 15 лет и что к уголовной ответственности должен быть привлечен Эшген Джалилов и военные командиры.

Их требования не кажутся завышенными и московскому адвокату Михаила Лысенко Виктору Паршуткину. После публикации на сайте "Взгляд-инфо" господин Паршуткин выразил готовность помогать семье погибшего солдата на безвозмездной основе. "Меня поразила жестокость и зверство, которые были совершены, – объяснил адвокат причины своего "некоммерческого" поступка и добавил, что видит в деле очевидные юридические перспективы. – При таких обстоятельствах 10 лет – наказание слишком мягкое, не установлены все виновные лица, участвовавшие в истязании и медленном убийстве солдата. Что мучитель был один – такого быть не может. У меня есть определенный опыт ведения подобных дел, в одиночку такое никогда не совершается. Это всегда происходит под прикрытием младших командиров, и там, конечно же, были свидетели", – высказал предположение Паршуткин.

Он добавил, что подробный анализ сможет предоставить после более внимательного изучения материалов дела. Но уже сейчас столичному адвокату многое понятно. По его мнению, под сомнением сама уголовная статья. "Если кто-то подрался, не имея умысла на убийство, нанес черепно-мозговую травму, и человек через пять дней умирает, – это одно. И совсем иное, когда человека преднамеренно несколько недель истязают. Даже в первом случае существуют более жесткие санкции, нежели 10 лет, не говоря о втором. Я больше чем уверен, что они убрали "группу" и оставили одного человека. Нужно привлекать к ответственности и тех, кто создал им такие льготные условия службы. Я имею намерение поднять все", – заявил Виктор Паршуткин.

*********

Каким бы ужасным и бесчеловечным ни казалось преступление Али Расулова, гораздо страшнее в этой истории то невероятное для нормального общества, почти фантастическое равнодушие к случившемуся военной системы. Получается, что в современной России, в 21 веке можно безнаказанно в течение нескольких недель мучить солдата, который официально пошел "отдавать долг Родине", и при этом его страданий никто даже не заметит. Разлагающаяся система (в данном случае армейская) всегда требует жертв. Но вот вопрос – вправе ли она в таком случае требовать от молодых людей уважения к самой себе? А ведь требует.

 

Комментарий Александра Паращенко, главного врача Саратовской областной психиатрической больницы имени святой Софии:

– Жестокость, к сожалению, заложена в природе человека. Есть рациональная, конструктивная жестокость, без которой обществу не удается обойтись. Это война, это иногда даже жестокость государства по отношению к своим гражданам – например, смертная казнь за особо тяжкое преступление. Но есть жестокость неконструктивная, которая приносит удовольствие человеку, имеющему садистические наклонности. Отсюда все эти салоны садо-мазо, которые сегодня так популярны на Западе. И это не парадокс – человек может быть психически здоровым и при этом быть садистом. Есть люди, которые испытывают удовольствие от созерцания смерти. И неслучайно почти все маньяки признаются вменяемыми.

В древности людям очень нравилось смотреть, как умирают другие. После принятия христианства Римом еще 200 лет продолжались публичные казни и публичные бои гладиаторов. С развитием христианства такая кровожадность стала проявляться в меньшей степени, но изжить ее до конца обществу, к сожалению, не удалось.

Жестокость всегда отвратительна, для человека, гуманистически воспитанного, то, что произошло с несчастным солдатом, конечно, просто ужас.

Со стороны его мучителя это могло быть аффектом бешенства, когда человек от жестокости входит в раж и не может остановиться. В моей работе с этим приходится сталкиваться довольно часто, когда находят трупы с 20-30-ю ножевыми ранениями…

К сожалению, заниматься профилактикой садизма очень сложно. Здесь даже профилактика может стать рекламой. Люди, которые и не думали об этом, вдруг начинают думать. Вот почему это тема закрытая. В древние времена людей с яркими садистскими наклонностями либо убивали, поскольку они были опасны для общества, либо делали профессиональными пыточниками. К сожалению, нужно признать, что в своей жизни мы все бываем жестоки. Например, когда оскорбляем друг друга, то проявляем ту же самую деструктивную жестокость, хотя она может быть выражена в цивилизованной форме.

 

P.S.

Когда готовился материал, семья Дмитрия Бочкарева обратилась в медиахолдинг "Взгляд-инфо" с просьбой назвать имена и фамилии командиров военной части №06709 поселка Мулино Нижегородской области, которые после гибели солдата были либо временно отстранены от занимаемых должностей, либо получили должностные взыскания:


- командир в/ч части, полковник  Коренчук Ю.Н;

- начальник штаба, подполковник Петровичев А.В.;

- помощник командира в/ч части по материально-техническому обеспечению, майор Федоренков А.В.;- замкомандира в/ч части, майор Шахов Д.Г.;

- начальник медицинской службы, старший лейтенант Тоторкулов А.П.;

- командир учебно-боевого вооружения, старший лейтенант Бойко Д.В. был снижен в воинской должности;

- замкомандира в/ч по работе с личным составом майору Фесенко С.В. был объявлен строгий выговор;

- замкомандира дивизиона майор Муминов З.Ш. был предупрежден о неполном соответствии.
Все отстраненные командиры позже были восстановлены в своих должностях.

Родные Дмитрия Бочкарева подчеркивают, что подавали ходатайство о привлечении к уголовной ответственности второго участника пыток (Эшгена Джалилова) и вышеперечисленных офицеров, однако суд в удовлетворении ходатайства отказал. Как ни странно, но суд не усмотрел причинно-следственную связь между гибелью Димы Бочкарева и действиями вышеупомянутых офицеров. И это несмотря на итоги "Служебно-судебной организационной экспертизы", проведенной Военным учебно-научным центром сухопутных войск "Общевойсковая академия Вооруженных сил РФ (ОВА ВСРФ)", из которой следует, что между нарушениями, допущенными должностными лицами в/ч 06709, и наступившими последствиями (смертью Бочкарева) имеется причинно-следственная связь. По мнению экспертов, были нарушены Федеральные Законы "О статусе военнослужащих" и "О воинской обязанности и военной службе", а также "Устав внутренний службы вооруженных сил РФ. Однако, судя по приговору, следствие к выводам экспертов осталось равнодушным…

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи