RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
ООО "Алмазные Буровые Технологии" http://www.al-bt.ru. . Игровой автомат осел с мужиком
Ошибся на тридцать тысяч
22 ноября 2012, 02:12
Автор: Елена БАЛАЯН
Комментарии: 4

Сразу несколько информационных поводов, один другого скандальнее, всколыхнули образовательную общественность. Сначала федеральный минобраз опубликовал список неэффективных вузов, которые подлежат сокращению. Затем московские педагоги вышли на митинг в знак протеста против нового закона об образовании, который, с их точки зрения, ущемляет права и детей, и родителей, и педагогов. И, наконец, словно на десерт, министр образования РФ Дмитрий Ливанов заявил, что в вузах 20-30 тысяч зарабатывают «педагоги невысокого уровня», а хорошие вузовские педагоги уже сейчас получают 50-60 тысяч рублей. Заявление вызвало бурю негативных откликов в блогах. «Взгляд» взялся выяснить, что думают саратовские педагоги по всем трем актуальным темам, но начать решил с зарплат – все же они ближе к телу. И спросил у доцентов и профессоров саратовских вузов, насколько их реальные оклады соответствуют тем, о которых сказал министр. Выяснилось, что федеральный чиновник порядок вузовских зарплат в регионах не представляет совершенно, хотя и обладает богатым, судя по всему, воображением…

«Неэффективный» философ

«Классный был препод!» – так говорят об Илье Афанасьеве его бывшие студенты. Молодой 33-летний кандидат философских наук, доцент кафедры философии  и политологии СГСЭУ когда-то преподавал в саратовском «экономе» философию и политологию. Частично преподает и сейчас, но теперь уже в микроскопических дозах и скорее для удовольствия. Из любимого университета Илья ушел работать в сферу связей с общественностью как раз по причине низкой зарплаты. Таких педагогов, как он, Дмитрий Ливанов наверняка назвал бы «неэффективными», но сам преподаватель так не считает. «Дело в том, что в экономе кандидат наук, доцент получает 12,5 тысячи рублей «грязными». На руки получается где-то 10,5-11 тысяч. Аудиторная нагрузка – 900 часов в год. Это значит, что преподаватель приходит в аудиторию 6 раз в неделю, проводит каждый день по 2-3 пары плюс от него еще требуется методическая и научная работа, хотя при такой нагрузке времени заниматься наукой особо уже и не остается. И за все это он получает 12 тысяч. А у меня семья и ипотечный кредит. Пришлось искать применение своим талантам в другой сфере. Но связей с университетом я не разорвал, продолжаю преподавать там для души, потому что очень это люблю…», – объясняет философ-политолог.
Его слова да министру бы в уши – сколько в Саратове получают доценты, он, похоже, даже близко не знает. Да и профессора ушли недалеко – их ставка в «экономе» колеблется в пределах 17-18 тысяч. Многое, конечно, зависит от вуза, например в академии права зарплаты по саратовским меркам достаточно приличные. Там доцент получает 18 тысяч, профессор – 26-28, делится информацией наш собеседник. Задаю Афанасьеву философский вопрос: что нужно делать, чтобы эту цифру как-то увеличить и можно ли это сделать? Выясняется, что можно, но для этого нужно одно из двух: либо пахать в нескольких вузах одновременно, пытаясь объять необъятное и падая при этом с ног, либо подсесть на гранты, эту золотую жилу и палочку-выручалочку российской науки. Но гранты – это своеобразная лотерея: сегодня есть, завтра нет, к тому же в этом случае страдает качество работы со студентами по причине все той же нехватки времени.
И у первого варианта, и у второго есть свои негативные последствия. Если преподаватель отчаянно совмещает, ему некогда заниматься научной работой, он, по сути, деградирует как ученый. То есть фактически свое профессиональное предназначение он приносит в жертву необходимости выжить.  Что касается грантов, то счастливая возможность их получать есть далеко не у всех. Во-первых, нужно иметь научную хватку, хорошо разбираться в этом, с позволения сказать, бизнесе. Во-вторых, нужно нарыть  перспективную научную тему, под которую грантодатель захочет выделить деньги. Наконец, нужно быть хорошим организатором, разбираться в 94-м федеральном законе и вообще в бюрократических механизмах, постоянно отчислять вузу 10-15% от грантовой прибыли и запастись колоссальным терпением. Очевидно, что все эти качества для заточенного совсем на другие цели педагога скорее редкость, поэтому на грантах сидят единицы. Кроме того, занимаясь плотно наукой, человек неизбежно теряет как преподаватель, его мастерство падает. То есть куда ни кинься в поисках счастливой доли, везде бедного педагога ждет засада.
Быть может, надо просто проработать в вузе много лет и тогда будет тебе счастье? Ничуть не бывало. От стажа зарплата вузовского работника не зависит. Надбавки выдаются только за ученую степень и ученое звание. То есть даже если вы проработали в вузе до глубоких седин и вас все ужасно уважают, на вашей зарплате это никак не скажется, если только вы не находите возможности как-то выживать за счет привлечения внебюджетных средств. О том, что и такое в наших вузах тоже случается, рассказывать никому не надо. Но хочется верить, что это все же не всеобщее правило. В любом случае мы ведем речь об официальных зарплатах. А они, как видим, даже близко не дотягивают до цифр, названных министром.
«Откуда же Ливанов взял такие цифры? Должен же он был на что-то опираться», – спрашиваю Афанасьева. «Может, он ориентировался на средний показатель по стране? – строит догадки Илья. – В других регионах, я знаю, ситуация с зарплатами лучше, особенно в научных центрах: Тюмень, Казань, Москва, Питер. Там, видимо, преподаватели поддерживаются за счет внебюджетных средств, потому что рейтинг вуза выше, абитуриентов больше. В медицинских вузах ситуация не такая плачевная, поскольку они имеют возможность совмещать ставку преподавателя со ставкой клинического сотрудника. Зарплата, соответственно, выше…»

Интерны начинают, но не выигрывают

Чтобы проверить информацию, звоню в медуниверситет. Ректор Владимир Попков рассказывает, что к минобразу саратовский «мед» не относится, а относится, как известно, к минздраву, но ситуация с зарплатами везде примерно одна и та же. Начинающий преподаватель без научной степени и младшая медсестра получают почти одинаково. Ставка медсестры 4900 руб., ставка  начинающего педагога медицинского вуза начинается с 5 тысяч с копейками. То есть приходит человек после шести лет учебы и двух лет ординатуры преподавать в любимый вуз, и ему дают оклад 5 тысяч рублей, с тем чтобы он ни в чем себе, молодому перспективному специалисту, не отказывал.
По мнению Владимира Попкова, это противоречит всякой логике. Ассистент, который имеет ученую степень кандидата наук, получает до 10 тысяч, доцент – 15-20 тысяч, профессор, заведующий кафедрой – 25-28 тысяч. Но есть возможность подработать. Многие кафедры занимаются клиническим исследованием лекарств. Заработная плата работающих на этих кафедрах сотрудников серьезно увеличивается.  Есть преподаватели, которые работают на клинической базе СГМУ и участвуют в оказании высокотехнологической помощи по государственным квотам. Зарплата такого врача может доходить до 70-80 тысяч. Но это опять-таки единицы, остальные получают согласно озвученному выше прейскуранту.
 Так, может, это и есть эффективные преподаватели и врачи, может, их и имел в виду министр?» – задаю тот же вопрос ректору. «А кто будет всех остальных лечить? Или преподавать кто будет? – отвечает он вопросом на вопрос. – Профессорско-преподавательский состав таких денег не получает, если только не выигрывает гранты. Некоторые зарабатывают дежурствами, живут в больницах. Это несправедливо. Для начинающих врачей очень тяжелая ситуация. И к чему она ведет? Буквально вчера я просматривал последние статистические данные – 200 человек за год ушли из здравоохранения региона. И такая убыль происходит каждый год.  Мы обсуждали это недавно с нашим бывшим ректором Петром Глыбочко, он согласен, что мы так долго не протянем. Тема острая, и ее надо срочно решать. Надо повышать зарплаты…»

Недавно правительство России увеличило стипендию интернов, теперь она 6300 руб., то есть больше, чем тот же интерн будет получать, когда окончит интернатуру и придет преподавать в вуз. Выглядит это как форменный абсурд. То есть пока человек учится, государство его худо-бедно стимулирует, чтоб удержать, а когда начинает преподавать, стимулировать перестает. Подняли и стипендию студентам-отличникам 5-6 курса медвуза, они теперь получают 5700 руб., а обычная стипендия – 1500 тысячи. С будущего года, если все срастется, интерны будут получать 3 тысячи из регионального бюджета плюс к тому, что они уже имеют сейчас. А студенты отличники 5-6 курсов – плюс 2 тыс. руб. «Вчера я сам видел региональную программу, которая эти платежи предусматривает. Если, конечно, ее утвердят и дадут под нее деньги», – оговаривается Попков.
Для преподавателей в этой программе надбавок не предусмотрено…

Цена профессора

Как видим, СГМУ до обозначенных министром горизонтов чуть ближе, чем «эконому», но все равно далеко. Но, может быть, господин Ливанов имел в виду наш СГУ? Может, это там преподаватели настолько богаты? Все-таки ведущий вуз региона, имеющий статус научно-исследовательского института, вполне может позволить себе платить педагогам по 50-60 тысяч. Однако экс-ректор, а ныне завкафедрой электроники, колебаний и волн профессор Дмитрий Трубецков нас разочаровал: «Это, конечно, не так, столько у нас никто не получает. Такие цифры возможны, только если человек занимается наукой и имеет гранты. Выплачиваются гранты, как правило, дважды в год. У меня, например, есть грант ведущей научной школы России. Уже было семь конкурсов, и семь раз мы в этих конкурсах побеждали. Но что такое грант? Это 500 тысяч в год, а в составе гранта 15-20 человек. Разделите эту сумму на всех и увидите цену надбавки. У кого-то сейчас гранты крупнее стали. Есть гранты на миллион и  даже больше. Но все равно гранты – это не панацея. Никогда не знаешь, выиграешь или нет. А сама погоня за грантами мешает учебному процессу…»
По словам Трубецкова, в СГУ средняя зарплата доцента колеблется в пределах 15 тыс. руб. Порядка 20 тысяч у профессора, заведующего кафедрой. Дмитрий Иванович признался, впрочем, что своей собственной зарплатой он вполне доволен: «Моя зарплата складывается из того, что я получаю в университете, а также из грантов. Кроме того, я работаю еще на полставки профессора в МИФИ в Москве. Приезжаю, начитываю лекции, уезжаю. Немножко получаю как членкор Академии наук. Я не скажу, что очень обижен…» «Так, может, вы и есть тот самый эффективный педагог, а остальные неэффективны?» – спрашиваю Трубецкова. Он говорит, что ничего подобного. Университеты и вообще вузы, по его мнению, держатся не на одной профессуре. Самые главные фигуры в учебном процессе, с его точки зрения, – это ассистенты и старшие преподаватели, инженеры, которые ведут со студентами лабораторные, семинарские занятия. На этих людях в вузах многое держится, при этом то, что они получают, вообще нельзя назвать зарплатой. Как правило, это обычная «минималка». А потом, рассуждает Трубецков, может быть, кто-то и не хочет быть кандидатом наук, а хочет быть просто хорошим преподавателем – имеет на это право. Что же ему всю жизнь «минималку» получать? «Когда я учился, у меня были такие прекрасные преподаватели – не кандидаты наук, именно они нас всему учили», – вспоминает бывший ректор. 

«Это было
помутнение»

А что в Москве, сколько там получают вузовские педагоги, спросили мы у бывшего опального декана истфака СГУ Велихана Мирзеханова, перебравшегося на заработки в столицу. «Конечно, в Москве зарплаты чуть выше, чем в Саратове, но все равно заявление министра для нас удивительное. Это, видимо, было такое помутнение, может быть, стресс, но это заявление очень далекое от реальности. Я хорошо знаю ситуацию в московских вузах, но ни одного нет, где бы ставка была настолько высокой.
В московских вузах профессор получает 30-33 тысячи рублей. Мы буквально вчера разговаривали с деканом одного из факультетов МГУ, вот он как раз столько получает. А МГУ – это первый вуз страны. Поэтому, из каких соображений министр сделал такие выводы, я не понимаю. Зарплата в нашей стране никак не связана с эффективностью, к сожалению. Как государство финансирует вузы, так они своим педагогам и платят», – сказал Мирзеханов. 
По словам Мирзеханова, в Москве есть только один вуз с высокими зарплатами, это Высшая школа экономики. Его напрямую финансирует Правительство РФ, минуя Минобраз. Сколько получает он сам, Велихан Салманханович не уточнил, сказал лишь, что зарплатой своей вполне доволен. А работает экс-декан в двух местах – Институте общей истории Российской академии наук и РГГУ (Российский государственный гуманитарный университет).
Если следовать логике министра, то почти все педагоги нашей страны, за небольшим исключением, «неэффективны». А может, неэффективен сам министр?

Материал о новом законе об образовании читайте в следующем номере.
 

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи