RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Конфликт на зыбкой почве
01 ноября 2012, 03:02
Автор: Олег Стародед, Елена БАЛАЯН
Комментарии: 10

Небольшой городок Красный Кут находится в 120 километрах от Саратова по ту сторону Волги. Почти всю дорогу за окном, как на повторе пленки, проносятся унылые равнинные пейзажи. Лишь иногда сквозь стену холодного дождя угадываются силуэты каких-то советских сельхозпостроек, полей и придорожных кафе. Я еду в Красный Кут, потому что там назревает конфликт между прихожанами местного Свято-Троицкого собора и местным же предпринимателем, который, по словам очевидцев, в обход закона и без всяких разрешительных документов собрался построить на прилегающей к единственному в городе храму территории торгово-развлекательный центр. По дороге еще раз перечитываю письмо прихожан к власти с просьбой разобраться в ситуации. В нем говорится, что строительство центра мало того что плохо соседствует с храмом с чисто этической точки зрения, так еще и планируется на месте старого кладбища, что с точки зрения Церкви является недопустимым кощунством. Помимо этого строительные работы могут навредить самому старинному деревянному храму, находящемуся в непосредственной близи от места будущего строительства и внесенному в перечень памятников архитектуры.

«Мир» в миру

Через час после обеда на базарной площади в Красном Куте уже сворачивают торговые палатки. Видимо, торговля в это время здесь уже не идет. В грязных лужах валяются подгнившие непроданные овощи, кавказцы загружают ящики в багажники своих однообразных невзрачных «шестерок», одинокая цыганка с чумазым ребенком безуспешно пытается приставать к прохожим. В сыром воздухе остро чувствуется атмосфера захолустья.
За зеленым забором стоит такого же цвета храм. На стенах волны штукатурки, колокольня сделана из толстого металла и покрашена несколькими слоями краски. Говорят, что здесь очень плохая ситуация с грунтовыми водами – любое строительство может изменить баланс, и церковь уйдет под землю. Это один из аргументов, по которому строить здесь торговый центр явно неуместно.
На двери висит объявление о сегодняшней встрече прихожан с чиновниками и епископом Покровским и Николаевским Пахомием. Крещусь, захожу внутрь.
Одинокий паренек в черном подряснике, по-видимому, пономарь, метет пол после утренней службы. Навстречу мне выходит клирик храма отец Анатолий. Пока мы ждем настоятеля, уехавшего по делам, я расспрашиваю молодого батюшку о застройщике, чья бурная деятельность угрожает храму. Выясняется, что это местный предприниматель, торговец, держатель местного рынка и нескольких магазинов. «Арсен Карибович Касьян его зовут. Я, конечно, дам вам номер, но не уверен, что он возьмет трубку, а может, он вообще давно его сменил, – говорит отец Анатолий, роясь в телефоне. – У него здесь много бизнесов».
Над входом в большой торговый павильон красуется большая надпись «Мир». Внутри суетятся продавцы, кто-то уже предлагает мне овощи, торговки из мясных рядов заманивают покупателей. Я без особой надежды набираю номер Арсена Карибовича. «Кто вам дал мой телефон? В церкви? Зачем вы приехали?» – интересуется голос с сильным акцентом. «Сегодня люди будут встречаться с епископом и чиновниками. Они недовольны тем, что вы собираетесь строить развлекательный центр. Вы знали об этом?» – сразу наседаю я, одновременно боясь, что Касьян бросит трубку, и, пытаясь задеть в нем хоть какие-нибудь чувства. «А меня туда никто не звал. Там соберутся другие люди», – отвечает бизнесмен. «Ну, я вас зову, приходите. Вы с людьми не хотите пообщаться?» – говорю. «Давайте лучше с вами после собрания отдельно встретимся», – говорит Касьян, и я понимаю, что встречи скорее всего не будет.

На пути к консенсусу

У храма уже толпятся люди в ожидании чиновников и священников. Спрашиваю у пожилой пары, что они думают по поводу строительства торгового центра. «Ну как что? Вот кому надо, чтобы около церкви эти аппараты игровые стояли?! Сами-то подумайте, какая может быть молитва к Господу, когда за стеной будет эта музыка жужжать?» – отвечает мужчина.
Через несколько минут к церкви подъезжает Владыка Пахомий, и люди окружают его, спешат подойти под архиерейское благословение.
«Я сегодня говорю от имени прихожан, от имени жителей. Мы хотим обратиться к нашим властям по поводу строительства около храма. До сих пор мы точно не знаем, что здесь будет строиться. Развлекательный центр или торговый центр. Но уже видно, что идет строительство и разрушение нашего храма», – одна из женщин выходит вперед и, запинаясь от волнения, начинает обрисовывать Владыке Пахомию ситуацию. – У нас нет в городе ни одного парка культуры, где бы люди могли отдохнуть. Вместо того чтобы воссоздать здесь новый храм или разбить парк, мы будем строить опять торговый центр!».
Епископ Пахомий выглядит довольно молодо. Его борода еще не стала густой и окладистой, вдумчивые глаза смотрят на собравшихся, он внимательно слушает, выдерживает паузы, сжимая в изящных руках архиерейский посох. Тихим голосом рассказывает о том, что Троицкий храм очень важен для горожан, ведь он единственный. По его словам, раньше здесь было церковное кладбище, и поэтому никакое строительство не допустимо. «Нельзя повторять вот ту самую страшную ошибку, которая была допущена в былые годы. Было бы правильно возродить здесь парк, сохранить памятник архитектуры», – отрывисто говорит он.
Откуда-то из толпы выходит невысокий мужчина. Это глава муниципального района Александр Яценко. Накануне жители города направили ему письмо с просьбой разобраться в ситуации.
«Вчера у нас состоялось собрание депутатов. Оно проходило очень бурно, но, к сожалению, из 10 депутатов только 6 поддержали мое предложение по поводу того, чтобы поручить главе администрации района Зайцеву, пока не будет утверждена проектная документация на этот объект, прекратить все виды работ на участке и решить вопрос к следующему заседанию совета, – бодро начинает чиновник. – Заседания у нас происходят раз в месяц, так что этого времени будет достаточно для приостановки работ и изучения этого вопроса. Но я считаю, что нужно встречаться и с братьями Касьян, договариваться. Я считаю, что мирным путем все решать возможно, предоставим альтернативный участок для постройки развлекательного центра».
По его словам, здесь когда-то  планировалось построить жилой дом, но потом назначение земель поменяли и теперь участок находится в десятилетней аренде у семьи предпринимателей Касьян. Еще раз посетовав на то, что не все депутаты поддерживают его инициативу, Яценко объясняет, что может воздействовать на исполнительную власть, а соответственно, и на принятие решения по строительству только через депутатов.
Атмосфера в храме медленно накаляется. По лицам прихожан видно, что чиновничьи рассуждения им не интересны и не понятны. То, что участок был распределен по конкурсу, им ни о чем не говорит. «А нас кто спросил, перед тем как распределять?» – кричит где-то у входа бабулька, но ее уже заглушают другие недовольные. «Это обман…Это фарисейство… Вы уже втихаря отдали Касьяну этот участок. Я имею в виду власть. Ни с кем и никогда мы не договоримся. Когда земли отдают вот таким путем – это воровство. К храму завозить столько земли, портить такой участок культуры в нашем районе ни с того ни с сего! Пусть он вон за городом берет и строит», – негодует здоровенный мужчина с бородой. Наверное, примерно так выглядели бы богатыри, доживи они до наших дней. «Я ничего не отдавал…», – пытается возразить чиновник, но его уже не слушают.
«Братья и сестры, я еще раз подчеркну, что нет претензии к конкретному человеку, к его фамилии, национальности, вероисповеданию, – на порядок повысив голос, вклинивается в разговор епископ Пахомий, и все сразу же замолкают. – Людей принципиально не устраивает, что на месте кладбища, на месте единственно действующего памятника архитектуры в Красном Куте собираются что-то строить. У людей это вызывает беспокойство. Если участок был предоставлен противозаконно, то эту ситуацию нужно исправить, наказать виновных, не допустить этой стройки. Если это сделано законно, тогда мы просим вас вмешаться и в результате определенных переговоров предложить альтернативу этому человеку».
Чиновники безмолвно кивают головами, а Владыка говорит о том, что единственно возможная постройка, которая может быть на кладбище, – это новая церковь. В противном случае нужно разбить мемориальный сквер.
Глава муниципального образования предпринимает последнюю попытку доказать, что участок был распределен по конкурсу, законно и интересы Касьяна тоже нужно учитывать, ведь он исправно платит аренду. «Я вам еще раз объясняю, что раз уж так получилось, то нужно человеку отдать равноценный участок. Но вот смотрите. Я здесь живу уже 50 лет. На этом участке, кроме камыша, ничего не было, он никому не нужен был», – говорит глава муниципального образования, и люди начинают прислушиваться. «Я не хочу никого хаять, хочу только напомнить, что сегодня вот «Минута славы» в Красном Куте финансируется этим человеком, – продолжает глава. – 140 тысяч в месяц Касьян выделяет нашему Дому культуры, детям. И «Мир» сегодня всех устраивает – это тоже его предприятие. Сегодня вот такая ситуация получилась с землей, значит, нужно это исправлять. А как исправить, это уже второй вопрос».
Кто-то с чиновником соглашается, спор постепенно затихает, и в толпе начинают шептаться о том, что если Касьяну и правда дать другой участок, то проблема решится сама собой.
«Я ни с кем
не собираюсь
воевать»

После собрания Касьян неожиданно звонит мне сам. Мы встречаемся около стройплощадки. «Вот, видите, стройка идет? – спрашивает он, показывая на экскаватор в десяти метрах от храма. – Им можно строить, а Касьяну нельзя?».
По словам предпринимателя, никакого разрешения на строительство он еще не получал и просто завозит землю. «Вы согласитесь, что политическая идет игра, потому что депутаты райсобрания задействованы. Вот видите этот участок? Вот девять метров, где находится церковь, – это моя земля, – Арсен Карибович показывает на площадку, обнесенную церковным забором, на которой хранится какой-то строительный мусор. – Я им ни слова не сказал, ни разу. Это моя земля, я это могу доказать. Я за нее тоже аренду плачу».
Выясняется, что Касьян не просто предприниматель, но еще и местный депутат, и вся проблема вокруг участка, по его словам, лишь в том, что он попал в опалу коллег. В то, что жители на самом деле не хотят строительства центра под боком у храма, он, похоже, не верит. «А этот кусочек мне вообще не нужен, но я делаю его для церкви, – показывает он на небольшой пустырь. – Тут под землей везде стоят бочки,  канализация вся туда уходит и оттуда качает насосами. Бочки дырявые, чувствуете запах? Все уходит под церковь».
Я спрашиваю, почему у него расстроились отношения с другими депутатами. «Ну как? Я же армянин, я же нерусский. Наверное, дела хорошо идут. Я не знаю. Я ни с кем не воюю и не собираюсь воевать. Мне это не нужно. Я помогаю и этой церкви. Спросите у отца Александра, – объясняет Касьян. – Если появится человек, который построит на этом месте церковь, то, ради Бога, я отдам участок. Но нет такого человека. Пять лет назад у нас сделали совет по строительству часовни. Я сам просился туда вступить, готов был построить большую часть. Не дали мне, потому что я армянин и не могу построить православную часовню».

Торговля вместо часовни

На самом деле господин Касьян, конечно, лукавит. Построить православную часовню может в нашей стране кто угодно, было бы желание. В то, что ему это благое дело сделать не дали, верится с трудом: хотел бы – построил, нашел бы способ. Странно другое: то, с какой легкостью бизнесмен перескакивает с одного объекта на другой. Не получилось с часовней? Что ж, построим торговый центр. На том же самом месте. И не беда, что рядом кладбище, что рядом храм, что бурная деятельность центра скорее всего действительно будет мешать прихожанам молиться, будет мешать богослужению…
Разыгрывая национальную карту, бизнесмен почему-то совершенно забывает, что кроме этической стороны вопроса есть еще сторона законодательная. Мало иметь право на участок, по закону любое строительство должно быть еще и согласовано. В данном случае, поскольку храм, которому 154 года, является памятником исторического значения и находится в охраняемой государством зоне, – с минкультом. А также с самим храмом, раз уж строительство решено вести у него под боком. Однако никакого согласования не было.
Предприниматель уверяет, что проектная документация находится в процессе разработки, однако нет никакой гарантии, что это действительно так. «Мы в глаза проекта будущего центра не видели и даже не представляем, сколько у здания будет этажей. Хозяин участка уже давно обещает показать нам проект, но есть ощущение, что это так и останется на уровне обещаний», – вздыхает настоятель Троицкого храма, протоиерей Александр Писларь. Батюшку можно понять: в данной ситуации от него мало что зависит, а решать проблему как-то надо.
Еще один важный пункт: довольно странно делать проект задним числом, для проформы, когда строительство желаемого объекта – уже почти решенный вопрос. Впрочем, дело даже не в согласовании. Все прекрасно понимают, что получить разрешение на строительство сегодня при желании может кто угодно и где угодно, зачастую совершенно в обход закона. Дело в том, что жители Красного Кута, которые собрали уже несколько сотен подписей, не хотят, чтобы в их селе был торговый центр. А тем более рядом с храмом, который когда-то был кладбищенской церковью и в котором отпевали людей, провожая их в последний путь. И это свое нежелание они выразили, написав письма на имя губернатора Валерия Радаева, Вячеслава Володина и депутата Саратовской областной Думы  от Красного Кута Леонида Чернощекова. Рядовые жители села, как это ни странно может показаться гостям с Кавказа, тоже люди, и они свой выбор сделали. И господину Касьяну, уж если он позиционирует себя как благодетель и меценат, не мешало бы к их мнению прислушаться. Равно как представителям местного депутатского корпуса и администрации, от деятельной позиции которой в этом конфликте будет зависеть очень многое.
Возможно, выходом из ситуации стало бы предоставление бизнесмену иного участка, а участок, прилегающий к храму, действительно стоит облагородить, сделать мемориал, посадить деревья. В конце концов, не все в этой жизни упирается в деньги и торговлю. Есть вещи и поважнее.
«Взгляд» будет следить за развитием событий.


Фото Антона Кравцова

 

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи