RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Вадим Абдрашитов: «Режиссура – это постоянная работа»
25 октября 2012, 01:55
Автор: Ольга ЯКОВЛЕВА, Григорий ГРИШИН

Вадим Абдрашитов – знаковая фигура для нашего кинематографа. Он автор фильмов, которые обнажали моральные конфликты общества и служили  ориентиром в сложном индивидуальном нравственном выборе. Такие ленты, как «Охота на лис», «Парад планет», «Плюмбум, или Опасная игра», «Слуга» навсегда вошли не только в историю отечественного кино, но и стали неотъемлемой частью мирового кинематографа. В киносообществе Вадим Абдрашитов был и остается образцом честности и ответственности. И своими фильмами, и своей жизнью Абдрашитов утверждает: несмотря на всю сложность мира, в нем есть возможность и необходимость нравственного существования для каждого человека. 
В Саратове Вадим Абдрашитов провел несколько дней, возглавляя жюри международного кинофестиваля «Саратовские страдания». Мы поговорили с режиссером о саратовских артистах, современном российском обществе и  проблемах отечественного кинематографа.

– Вадим Юсупович, мы встречаемся с вами в Саратове. Вы работали с саратовскими артистами: Олегом Янковским, Галиной Яцкиной, Петром Зайченко, которого мы тоже считаем «своим»…
– Да, конечно, Зайченко – тоже саратовский человек. В Саратове вместе с ним учился художник кино и театра Александр Толкачев, который работал практически на всех моих картинах как художник-постановщик. Он и предложил мне в свое время на одну из ролей своего друга по Саратову Петю Зайченко. Таким образом Зайченко дебютировал в картине «Парад планет», у него там была микророль на общих планах. Хороший очень, своеобразный актер.
Олег Иванович Янковский – мой  близкий друг, сосед по дому, товарищ по жизни, коллега по кино. С ним связан большой период жизни, и его уход остался мне непонятен. Я не понимаю, почему уходят из жизни талантливые люди – художники, которые могут еще работать. И мы, зрители и друзья его, остаемся без каких-то недоигранных ролей, недописанных повестей, неснятых фильмов… Непонятно это. Когда уходят художники такого калибра, понимаешь, что есть незаменимые люди. Вот Янковский ушел, а второго такого актера и человека нет.
Галя Яцкина снималась в главной роли в моей первой полнометражной картине «Слово для защиты». Так что с Саратовом связано у меня много, я здесь бывал не один раз. Раньше привозил сюда фильмы с премьерами, приезжал по делам. Сейчас опять погружаюсь в атмосферу вашего замечательного города.
– Вы выбрали для показа в Саратове фильм «Магнитные бури»1 . Вам  не кажется, что сейчас, по прошествии почти десяти лет после съемок, картина приобретает новую актуальность?
– Не знаю, новую ли актуальность фильм приобретает или сохраняет старую, но процессы слепого поведения обычных людей, непонимания ими того, что происходит в обществе, можно наблюдать и сейчас. Но есть силы,  которые прекрасно это осознают и пользуются нашим непониманием или нашей леностью и удачно делят между собой власть, деньги, собственность. И им, наверное, даже выгодна наша гражданская и политическая слепота.
– На ваш взгляд, что нужно с этим делать, чтобы как-то справиться с магнитными бурями? Какая таблетка нужна?
– Я не знаю. Если бы знал, наверно, завтра пошел в политику и рассказал бы о том, что надо сделать. Я знаю только одно – к сожалению, в России не существует гражданского общества в его каноническом понимании. Следовательно, не существует общественного мнения, что позволяет определенным силам делать все то, что они захотят. Общество не сопротивляется никоим образом – ну, значит, море по колено…
– Большая часть вашей жизни связана с преподаванием, с мастерской во ВГИКе. Скажите, пожалуйста, о чем прежде всего вы говорите студентам, когда они  к вам приходят?
– Вначале, когда набираешь мастерскую, они сами говорят, и то, что они говорят, потрясает. Потому что год от года общекультурный уровень студентов, поступающих  во ВГИК, падает все ниже, и ниже, и ниже. Процесс этот наблюдается, как вы понимаете, во всех вузах. Нынешняя школа выпускает, мягко говоря, не очень «кондиционных» абитуриентов. Это сказывается в итоге на качестве фильмов, которые мы видим на киноэкранах. 
К сожалению, огромное количество времени мастеров, педагогов  уходит на  заполнение лакун, с которыми ребята приходят из школы. Мы начинаем с того, что повторяем школьную программу по русской литературе: Льва Толстого, Ивана Тургенева, Михаила Лермонтова и так далее. Потом составляем студентам новый список для чтения зарубежной литературы. Подсказываем, что посмотреть в московских театрах, на какие выставки сходить, что прочитать. Мы вынуждены работать за среднюю школу.
При этом, поскольку наши студенты – молодые ребята с горящими глазами, то есть ощущение, что они уже и талантливы. Это всегда так. Тем более, в деле преподавания такого совершенно непонятного предмета, как режиссура. Как определить, может человек быть режиссером или нет? А когда ты принимаешь его в мастерскую, ты говоришь ему: «Ты человек, который может быть режиссером». И у очень многих головокружение от этого может случиться… Правда, уже к ноябрю первокурсники испытывают первый мощный шок от того, что вдруг выясняется: режиссура – это постоянная работа, что они должны очень много работать. И работать уже во ВГИКе. Поступая, студенты были уверены, что произойдет передача им связки золотых ключиков от драматургии, режиссуры, а тут вдруг выясняется, что «этот сценарий надо переписывать»: «В 12-й раз?!» – «Да, в 12-й. Надо будет – переписывать придется и в тринадцатый раз тоже». Допустим, репетиции: четыре – мало, надо двадцать – до тех пор, пока не будет хорошо. И это тоже всех повергает в шок…
– А вы следите за дальнейшей судьбой своих учеников?
– А как же? Нельзя не следить, потому что они «нагружают» нас  сценариями, с которыми хотели бы запуститься, потом сценариями, с которыми их запускает студия или телевидение. Иногда просят совета, иногда показывают какие-то актерские пробы… Конечно, следим, это естественно.
– Вы сказали, что общекультурный уровень абитуриентов падает, и это видно на экране. То есть можно сделать вывод, что вас не совсем устраивает то, что снимают молодые режиссеры сейчас?
– А вас устраивает то, что показывают на всю страну?
– Нет, конечно. Нам далеко не все нравится. Но есть же что-то, что вышло за последние 2-3 года и произвело на вас сильное впечатление?
– На меня очень сильное и позитивное впечатление произвела картина Николая Хомерики «Сердце-бумеранг». Это очень серьезный фильм, настоящее произведение кинематографического искусства, наполненное авторской мыслью и авторскими эмоциями. Для Хомерики это, конечно, шаг вперед. Я очень за него рад, потому что он талантливый человек.
 Мне понравилась картина «Шапито-шоу» Сергея Лобана. Я разное о нем слышал, в том числе говорили: «Да это такое, это стеб…». Но, готовясь к «Нике», картину посмотрел. И, надо сказать, с огромным удовольствием. Очень своеобразная вещь – глубокая, сущностная. И легко снята, как будто очень легко. Хотя на самом деле, если разобраться, фильм сделан профессионально. Блестяще выстроена драматургия, очень сложный сценарий. И, конечно, потрясающая режиссерская работа с актерами. Очень хорошая картина.
Вот две картины за последнее время. Слава Богу, что они есть.
– И последний вопрос – о фестивале «Саратовские страдания»…
 – Чем больше фестивалей, тем лучше. Это повод привлечь внимание зрителей к кинематографу. Что касается фестиваля документальных фильмов, то могу сказать, что документальное кино намного опережает игровое. Документальные ленты связаны  с реалиями жизни, которых подчас я не наблюдаю  в игровом кинематографе. В игровом кино нет сложности жизни, реального сюжета, костюмов, интерьеров – нет ничего. Документальный кинематограф совершенно другой – это серьезный инструмент познания окружающей действительности. Сейчас мы закончили смотреть фестивальную программу, и я лично увидел несколько картин, которые мне показали такое, чего я не знал. Или знал, но увидел в новом, неожиданном ракурсе. Это, конечно, интересно, особенно когда совпадает с авторским талантом. Что же касается «Саратовских страданий», должен  сказать, что девять лет жизни – это очень солидный срок. Дай Бог здоровья организаторам фестиваля.

***
На следующий день после беседы с Вадимом Абдрашитовым были подведены итоги «Саратовских страданий». Как подчеркнул в своем выступлении на церемонии закрытия Вадим Юсупович, главные призы фестиваля получили фильмы о детях: «Donkeymentary»  Армана Ерицяна, «В объятиях моей мамы» Атья и Мохамеда Аль-Дараджи и «Твоя навсегда» Мии Хальме. В интересе к детям режиссер увидел признаки оздоровления современного общества, по крайней мере кинематографической его части. «Если кинематографисты снимают о детях, значит, они думают о будущем!» – подвел итог Вадим Абдрашитов.


Фильм «Магнитные бури» был снят в 2003 году. Сюжет его вкратце таков. Забастовки, рабочие волнения на родном заводе всё сильнее захватывают главного героя и приводят к разлуке с женой. Каждая вылазка на заводские баррикады оборачивается несчастьем, но ни уговоры, ни приезд из Москвы сестры жены, ни разлад с близким другом не останавливают Валерия…
 

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи