RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Архитектурные тромбы
25 октября 2012, 01:48
Автор: Екатерина ФЕРЕНЕЦ
Комментарии: 1

Прогнившие перекрытия, разрушенные фундаменты и осыпавшиеся фасады. В таком состоянии пребывает множество памятников архитектуры на территории Саратовской области. Местные краеведы и архитекторы не первый год бьют тревогу, уверяя, что для полного исчезновения уникальных объектов архитектуры требуется лишь несколько лет. Чиновники, не склонные воспринимать проблему столь эмоционально, привычно ссылаются на отсутствие средств на реконструкцию объектов. Итог – сотни зданий, которые скорее всего никогда не будут восстановлены до нормального облика, но занимают драгоценную территорию в городах, мешая строительству современных зданий, а также развитию дорог и иной инфраструктуры. Облегчить ситуацию могло бы сокращение реестра памятников истории и архитектуры. О такой возможности чиновники, архитекторы и застройщики говорят на протяжении нескольких лет. Однако если одни сравнивают пересмотр реестра с естественным отбором и уверены в необходимости этого шага, то другие предостерегают от бездумного сокращения списка, которое может привести к потере архитектурного своеобразия Саратова.

Рискнуть репутацией

По последним данным, в Саратовской области официально зарегистрированными объектами с охранными обязательствами являются около тысячи зданий: 577 в Саратове и 397 в районах губернии. Примерно такие же цифры демонстрирует и статистка выявленных памятников архитектуры. Среди выявленных числятся те строения, которые специалисты однажды уже признали ценными, однако всю процедуру регистрации в качестве памятника они пока не прошли.
Работу с выявленными объектами начальник отдела учета комитета по молодежной политике, охране культурного наследия и туризму области Наталья Коляденко называет основной головной болью комитета. «Просто так с ними не расстанешься. Им нужно либо присвоить какую-то категорию, либо отказаться от них так, чтобы город и область потом не пожалели об этом, – рассуждает она. – Так что до сокращения реестра мы, похоже, доберемся нескоро. Тем более что ситуация сейчас к этому совсем не располагает, сотрудничать со сторонними экспертами мы не в состоянии».
До недавнего времени экспертиза объектов и, соответственно, включение или исключение памятников из охранного реестра не вызывала особых нареканий у специалистов. В каждом из регионов действовал экспертный совет, составленный из видных архитекторов, краеведов и историков. Они выезжали на места, осматривали здания, изучали их историческую ценность и на основании такого исследования выдавали заключение.
Но в 2002 году был принят ФЗ № 73 «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», кардинально изменивший порядок и условия экспертизы. Теперь федеральный закон требует, чтобы исследованием объекта занимались только эксперты, аттестованные в Москве. Но реально закон заработал только с 2012 года. Пока шла аттестация, а положение об экспертизе отшлифовывалось законодателями, на местах продолжали работать все те же экспертные советы.
Один из его членов, доктор архитектуры, доцент СГТУ Лариса Тарасова говорит о том, что за последние годы работы совета из списка выявленных в список действительных памятников перешло больше 200 объектов: «Работали мы на совесть, мне не в чем себя упрекнуть. Представьте себе город, где нужно обойти несколько сотен адресов и провести качественную и объективную экспертизу. Та процедура, которая установлена законом сейчас, лично мне не понятна. Ей не хватает публичности. Боюсь, как бы под шумок не начали выводить памятники из реестра».
Правом на проведение экспертизы по всем нормам закона обладают сотрудники только одной местной организации – ООО «Экспертиза Поволжья». Исполнительный директор ООО Борис Куликов уверяет, что эта процедура лишена субъективизма и не терпит ошибок, а исключение памятника относится к прерогативам правительства России. «Независимая экспертиза – это своего рода дополнительный фильтр в вопросах сохранения культурного наследия», – объясняет он. Подписывая договор, эксперт предупреждается о том, что в случае ошибки он будет нести уголовную ответственность за свою работу, а заказавший экспертизу госорган всегда вправе запросить новое исследование.


Нет денег –
нет экспертизы

Но главный минус нового закона состоит вовсе не в усложнении процедуры. Услуги сторонних экспертов стоят немалых денег. Стоимость экспертизы устанавливается в соответствии с прайс-листом аккредитованной организации и доходит до нескольких десятков тысяч рублей за один объект. По словам заместителя председателя комитета Елены Федоровой, специалисты не раз пытались загнать частников в четкие рамки: «Мы подготовили документ, который регулирует систему оплаты труда для экспертов в случае работы с госорганом в рамках государственных расценок. Но ни прокуратура, ни федеральный Минфин не приняли наше предложение. Платить за экспертизу столько, сколько сейчас хотят эксперты, мы не можем. В нашем бюджете вообще не предусмотрена такая статья расходов». 
То, что областная казна не выделяет комитету денег на экспертные мероприятия, прекрасно знает и его бывший председатель Борис Куликов. Именно поэтому, по его словам, заказы из Саратовской области занимают не более 10 –15% от общего числа работ, выполняемых ООО «Экспертиза Поволжья». Причем большую их часть составляют частные заказы.
А вот по заказам госорганов и органов местного самоуправления организация успешно работает уже в двадцати трех регионах России – от Калининграда до Тюмени. 
Архитекторы признают, что закон исполнять действительно тяжело. Но в других регионах его уже начали осваивать, а в Саратовской области нет даже намеков на это. И пока комитету не выделят денег, серьезно задумываться о сокращении реестра не стоит, потому что против федерального закона никто не пойдет.
Обещание заняться этим вопросом представители регионального заксобрания высказали во время последнего заседания областного градостроительного совета. В новом составе областной Думы, первое заседание которой прошло вчера, найдутся люди неравнодушные к архитектурному прошлому и будущему Саратова, искренне надеются эксперты совета.
 
Памятники. Проект «Разоружение»

Несмотря на то, что о пересмотре реестра говорят давно, благосклонно к такому «разоружению» относятся не все профессионалы.
Так, доцент кафедры архитектурной среды СГТУ и председатель Саратовского отделения Союза дизайнеров России Виталий Кудрявцев выступает решительно против сокращения списка. В качестве неудачной иллюстрации такой политики он приводит в пример Казань. Несколько лет назад в рамках борьбы с ветхим и аварийным жильем в центре города снесли много старинных деревянных домов. Однако спустя некоторое время власти вдруг осознали потерю, и теперь в Казани возводят новоделы в стилистике снесенных памятников зодчества. «Зачем нам наступать на те же грабли? – возмущается Кудрявцев. – Если разобраться, то наличие объекта в списке охранных –  это всего лишь предъявление требований к работам в нем. Не проще ли облегчить людям жизнь в этом вопросе, чем рисковать потерей уникального своеобразия города?».
Главный архитектор области Марина Лобанова в ситуации с сокращением списка занимает взвешенную позицию. «Решение в отношении того или иного дома надо принимать строго индивидуально, – считает она. – Осторожность здесь не является признаком нерасторопности. Просто очень не хочется, чтобы, как это часто бывает, с водой выплеснули ребенка».
Как бы то ни было, большинство экспертов все же поддерживают идею сокращения реестра. Количество памятников, которыми можно пожертвовать, варьируется по разным оценкам от 20 до 50%.
При этом техническое состояние здания не должно играть ключевой роли. Благодаря современным технологиям восстановить в прежнем виде можно даже самое ветхое строение, были бы деньги. «Ветхость – не главное, первостепенна ценность строения. Объективно сокращение действительно нужно. Часто бывает так, что здание числится в реестре, а на самом деле или перестроено до неузнаваемости, или вообще снесено», – замечает Лариса Тарасова. 
Наталья Коляденко уверена в том, что оставить городу необходимо и часть «сталинок». В качестве напоминания о своеобразном архитектурном стиле. «Когда мы говорим об исключении, то вовсе не имеем в виду, что неприкосновенными останутся только старинные величественные особняки, – говорит Наталья Борисовна. – Иногда сам по себе дом может быть не ценным, но в разрезе средовой застройки он очень важен. Если его снести, то разрушится целостность всего комплекса, и квартал потеряет свой облик».
У застройщиков своя точка зрения на категорию зданий, которые представляют исторический интерес для Саратова. «Взгляд» намерен представить ее в одном из следующих номеров.
В любом случае для тысяч саратовцев, проживающих в домах-памятниках, плюсы от сокращения реестра очевидны. Ведь если жилье приватизировано, то по закону собственник подписывает охранный договор, после чего даже косметический ремонт в таком здании становится сложной и дорогостоящей процедурой с множеством необходимых согласований. «Из такого дома, признанного аварийным, люди не могут отселиться. Внесение изменений в 185-й ФЗ уже несколько лет откладывается. Когда это состоится, людей можно отселить, а здание не сносить, а перевести в нежилое с последующей реконструкцией. Другой возможный путь – определение отсутствия достаточной историко-культурной ценности здания по результатам экспертизы и принятие госорганом соответствующего решения», – уверен Борис Куликов.
Эксперты уверены, что если статус памятника будет снят с дома, то его на общих основаниях можно будет включить в программу расселения по 185-му федеральному закону. Другое дело, что это не должно стать самоцелью – не надо исключать здания из списка, только чтобы решить проблему ветхого и аварийного жилья в городе. Подход к каждому зданию должен быть индивидуальным, объективным и исследовательским. Правда, затраты на исключение из реестра несопоставимы с возможностью расселения жильцов дома. Аварийный дом, признанный памятником, по закону нужно не просто освободить от жильцов и отремонтировать. Его необходимо реконструировать в строгом соответствии с историческим видом. Расселение, проект, две экспертизы и капитальный ремонт с реставрацией обойдутся примерно в 80 тысяч (!) рублей за квадратный метр.
Получается, что властям региона необходимо не только как можно скорее озаботиться выделением средств на экспертные работы, но и задуматься о трудностях, последующих за этим. При любом другом раскладе даже в случае сокращения реестра Саратов рискует остаться с множеством совсем уже не ценных развалин в центре города.

Фото Юрия Набатова
и Антона КРАВЦОВА

Этим материалом «Взгляд» открывает серию публикаций об архитектурном прошлом и будущем Саратова. В настоящее время тема сокращения реестра памятников архитектуры – один из самых актуальных вопросов развития градостроительства, поэтому «Взгляд» продолжит пристально следить за развитием событий.
 

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи