RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
«Я стесняюсь относить себя к оппозиции»
04 октября 2012, 02:19
Автор: Елена БАЛАЯН
Комментарии: 1

Бывает, что какой-то образ приклеивается к актеру намертво, и, несмотря на другие амплуа, на улице его называют именем его персонажа. Такая судьба постигла и Ивана Охлобыстина, которого добрая половина России знает теперь как циничного, но харизматичного доктора Быкова из популярного ситкома «Интерны». Однако амплуа у Ивана Ивановича в жизни немало: опытный актер (сыгравший в таких культовых фильмах, как «Мама не горюй», «ДМБ», «Даун Хаус» и многих других), он также пробовал себя на режиссерской ниве, писал сценарии, был рукоположен и до сих пор является православным священником, правда, выведенным за штат Церкви. С недавнего времени к интересам Охлобыстина прибавилась еще и политика. Организация «Коалиция «Небо», которую он основал и возглавил, вступила в политический союз с партией «Правое дело». Поэтому визит в Саратов был посвящен не вопросам религии и не актерским планам, а грядущим выборам в Саратовскую областную думу. Сам доктор Быков  заявил, что приехал поддержать своего друга Юрия Алферова, баллотирующегося по четвертому одномандатному округу (Октябрьский район). Но на встрече с горожанами Охлобыстин в очередной раз продемонстрировал творческую непредсказуемость и о политике говорил не так уж много.

«Доктор»
и его пациенты

С самого начала встреча с жителями города запланирована была в конференц-зале лицея № 3 (угол улиц Советской и Чапаева), вмещающем до тысячи человек. Однако как только администрация образовательного учреждения осознала, что речь на ней будет идти не только и не столько о творческих планах актера, а участие в ней примут и представители оппозиционных сил, возникли трудности. Было сказано, что в лицее прорвало канализацию и поэтому мероприятие провести не представляется возможным.
Но народ отреагировал не сразу и продолжал собираться около здания лицея, вызывая повышенное беспокойство у дежуривших здесь сотрудников полиции, а также бойцов ГБР одного из частных охранных предприятий.  Неподалеку, на перекрестке, внимание правоохранителей привлекал парень с имперским триколором в руке, на котором готическим шрифтом было написано «Доктрина 77» (так называлось программное выступление  Ивана Охлобыстина). Рядом фотографировали друг друга две старшеклассницы. «Надеюсь, нам повезет и удастся с ним сфотографироваться», – мечтательно закатывала глаза одна из поклонниц. Вдруг кучковавшиеся фанаты  зашумели – появился сам виновник торжества в темных очках, одетый в размахренные джинсы, толстовку «Nordic division». В руках у доктора Быкова были четки. Сопровождавшие его молодые люди, судя по одежде – байкеры, объявили, что встреча переносится в кинотеатр «Победа». А Охлобыстин улыбнулся и обратился к электорату: «Ну пойдемте, что ль! Только я не помню, где «Победа», – тысячу лет здесь не был». И толпа, увеличивающаяся по мере движения, послушно направилась по Чапаева в сторону Сакко и Ванцетти.
По дороге актер-политик успевал раздавать автографы и даже фотографироваться с отдельными счастливчиками, которым удавалось пробиться к нему через столпотворение. «Девушка, никому не говорите, что со мной знакомы, а то вас с работы уволят», – протянул Охлобыстин подписанный блокнот улыбающейся девушке. На ступеньках Крытого рынка, около входа в пиццерию «Ташир» состоялась еще одна импровизированная автограф-сессия. Количество народа, собравшегося около входа в заведение, очень обеспокоило охранника. «Что тут происходит?» – спросил он, но увидев в толпе Охлобыстина, улыбнулся, успокоился и ушел. А стоящий неподалеку мужчина в грязном камуфляже (судя по виду, грузчик из Крытого), увидев проходящего актера, вообще растерялся: «Ой, это же этот! Как его?! Доктор Ватсон!!».
«Так, ребят, давайте общаться в зале, а то скажут, что это несанкционированный митинг», – попросил Охлобыстин у поклонников.
Когда толпа добралась до «Победы», в ней было уже несколько сотен человек. В фойе кинотеатра возникла давка – судя по всему, работники заведения не сразу разобрались, почему пришло такое количество народа. Сказать, что Зеленый зал оказался забитым до отказа, – это не сказать ничего. Люди заняли все сидячие места, стояли в проходах и даже около экрана, и после этого народ все еще продолжал прибывать.

«Теперь можно
и посидеть…»

Начиная, Охлобыстин извинился перед собравшимися за стесненные условия и пообещал всем желающим раздать автографы, потому что считает это «своим гражданским долгом». Перенос места встречи он прокомментировал так:  «Чего-то испугались, видать! Вишь, как бывает… Приношу свои извинения, что из-за меня, тушинского хулигана, вам пришлось сидеть в этом душном зале», – в голосе актера послышались знакомые поклонникам нотки доктора Быкова.
«Честно говоря, я устал бояться. 46 лет, шестеро детей, хорошо поел, фьорды видел и в кино приз получил, – так актер начал свой ответ на вопрос, не боится ли он «заигрывать с оппозицией». «Можно сказать, что все удалось, – теперь можно и посидеть. Я же сценарист – у нас ценится красивый финал», – невесело усмехнулся выступающий.
По его словам, он увидел Божий промысел в поступившем ему предложении пойти в политику  – вынести на широкое обсуждение то, о чем мы обычно говорим на кухнях. Тем более что он уже «успел подустать» от образа доктора Быкова и надеется, что продюсеры не будут продолжать сериал до бесконечности. «Если бы мне кто-то сказал, что я буду сниматься в «мыле», да еще и на канале, где идет порнографический «Дом-2», уничтожающий остатки мозга у спивающейся молодежи, то я бы, наверное, просто набил ему морду. Я воспитан в другом тысячелетии, такой хайлэндер, горец…», – улыбался актер.
Он рассказал благодатной аудитории, что сняться в сериале ему предложил продюсер фильма «Мама не горюй». А потом… «Помню примерно через неделю идет мне навстречу по улице модно одетый молодой человек, этакий яппи, и говорит: «Доброе утро, доктор!». И все – кирдык!  Сначала я здоровался с каждым третьим, потом с каждым вторым. Теперь уже с отражением здороваюсь на всякий случай», – шутил актер. Но «все хорошее должно когда-то заканчиваться» – в старости Иван Охлобыстин собирается  заняться озвучиванием мультфильмов. «Надеюсь, это будет моя шабашка».

«Хождения ни к чему не приведут»

Собственно, про «Доктрину 77» Охлобыстин рассказал ближе к концу встречи. Он предложил не делать из него оракула: «Я психически адекватен и поэтому понимаю, что будь мне даже сто лет, я бы не сказал истины. Для меня как христианина истина только в Библии. Я просто сказал людям, что думаю, и спросил, что думают они. Вот и все!». При этом к своим коллегам из оппозиционных рядов Охлобыстин относится без симпатии: «Сейчас люди сообразили, что хождения ни к чему не приведут. В последний раз на проспекте Сахарова собрались пятнадцать тысяч человек. С тем же успехом они могут сходить на стадион и покричать, например, «Спартак – чемпион!». Оппозиция в том виде, в котором она там была представлена, меня не устраивает. С такими лозунгами, как у них, я стесняюсь относить себя к оппозиции».
За время встречи актеру задали десятки вопросов, которые касались и национального вопроса, и взаимоотношений с Церковью, и его семьи, и даже…фантастической вселенной Warhammer 40000… Некоторые прогнозы были пессимистичными: «У нас особенная страна. Может быть, и не поможет ничего, кроме «калаша»… «Просто не нужно быть равнодушными», – пожелал он залу. А говоря о Церкви, заявил: «Если бы не Церковь, я вполне мог бы не дожить до этого времени. В знак благодарности я всегда буду отстаивать ее интересы».
Ближе к завершению мероприятия слово взял лидер «Правого дела» Андрей Дунаев (которого Охлобыстин представил как своего друга), а также главный саратовский праводел Денис Машенцев. Но зал ждал обещанного – автограф-сессии и возможности сфотографироваться со звездой, что и получил, как только друзья Охлобыстина по политике отговорили положенное.
Как заметил Иван Иванович на пресс-конференции, прошедшей после встречи с саратовцами:  его работа в заключенном им политическом союзе – «светить лицом». В Саратове он справился с ней вполне. Праводелам вряд ли удалось бы собрать хотя бы малую часть аудитории, пришедшей пообщаться с легендарным доктором Быковым.

Алексей Зернаков



Так говорит Охлобыстин

О России,
народе и власти
– Если отъехать чуть от столицы – Россия мертвая лежит. Города еще как-то держатся, а вот деревня… Мы снимали как-то под Костромой. Красивый старинный город, хорошие люди, но выезжаешь от него за 100 километров, и все – народ с пакетами с клеем на голове сидит. Мрак такой, что хочется самому что-то сделать. Ощущение такое, что во власти засели какие-то враги, кроты. Может быть, я глупый человек и чего-то не понимаю. Но я думаю, что так не должно быть. Было сделано все, чтобы разделить нас как нацию, но мы держимся чудом!

О группе «Pussy riot»
– Когда это начиналось, я приложил все усилия, чтобы свести этот разговор на нет, написал письмо Патриарху, предложил не раздувать этот скандал, но было уже поздно. Их уже окружили адвокатами, выполняющими прокурорские функции. Я разговаривал с ними, и видно было, что они не хотят, чтобы их освобождали. И все – никуда не дернешься! С одной стороны, оскорбленная православная общественность, с другой  – либеральная общественность, которая хочет выставить их национальными героями. Понимаете, собачью какашку обычно переступают, а не тыкают пальцем и не засовывают в рот или не кладут в карман. Ну а хорошие люди, как, например, в Германии, стыдливо убирают это совочком. А у нас те, кому это выгодно, поступают наоборот. Думаю, чтобы отвлечь внимание людей от чего-то более серьезного.
О Саратове
– Я ваш город и до этого очень хорошо знал. У меня было много друзей отсюда, однокурсников. Да и я люблю простые русские города. Последний раз я был здесь осенью, в том году, приезжал к друзьям на свадьбу. Здесь есть и наша ячейка от коалиции «Небо».

О политике
и театральности
– Все в политике является перформансом. Когда Жириновский говорит очередную речь о достижении им Индийского океана, это нельзя рассматривать как нечто конструктивное. Это перформанс. Шоу и политика в российских реалиях – это одно и то же. В России политика – это водевиль. Но мы вынуждены в нем участвовать. Ситуация в стране нестабильная, разбалансированная, люди потеряли способность понимать друг друга, вступать в диалог. Единственный способ поддаться этому водевилю в границах, приличествующих разумному человеку, – помочь порядочным людям что-то изменить.

Об отношениях
Церкви и общества
Сейчас Церковь противопоставляют мыслящему обществу. Это все неверно, спровоцировано и поддержано дураками, которые есть в любом институте – и в государственном, и в церковном, где-то напето врагами. Это надо все разгрести и попытаться нарисовать оптимистичную картину, которая возможна, если люди научатся уважать друг друга…




Победить в себе перформанс

В студию «Нестандартного разговора» Иван Охлобыстин пришел поздним вечером после целого дня выступлений, программных речей, встреч с поклонниками, раздачи автографов, спонтанного шествия по городу и прочей невероятной суеты. Пришел ужасно измотанный, так что на него было больно смотреть. Было видно, что усталость эта не однодневная, а гораздо более глубокая и глобальная. Но поразило отношение Охлобыстина к собственной усталости. Оно отличалось тем, что в христианской традиции принято называть смирением. Охлобыстин не раздражался, не выказывал даже доли неудовольствия, напротив, он вошел и тут же распространил вокруг себя флюиды какой-то удивительной сердечности и теплоты. Скромненько так сел на диванчик, мило, как-то по-детски улыбаясь, всех поприветствовал и, воспользовавшись краткой паузой перед записью, принялся перебирать четки. По его очень привлекательному в этот момент, обращенному внутрь себя взгляду можно было догадаться, что он молится. «Какой чай будете, Иван, черный или зеленый?» – спросили мы осторожно, боясь помешать. «Как благословите», – виновато улыбнулся гость.
Специфика текущего момента такова, что говорить пришлось в основном о политике. И это безумно жаль, потому что Охлобыстин как личность кажется гораздо шире и объемнее всех этих правых и левых дел вместе взятых. И он, безусловно, шире пресловутого доктора Быкова (хотя и Быков интересен), за которого его почему-то все принимают. Интересно Иван говорит и о политике, и вообще обо всем. Но сложилось ощущение, что все же не это составляет предмета его настоящей внутренней жизни. Охлобыстин как-то совершенно неожиданно признался (и до сих пор лично я не видела и не слышала от него этого в прессе), что мечтает только об одном – вернуться в качестве священника на приход. Он говорил об этом совсем другим голосом, не тем, которым говорил о политике. Более проникновенным и тихим. И возникло чувство, что, собственно, одна эта перспектива вернуться и удерживает его от той пропасти саморазрушения, на которую так часто обрекает публичность. И глядя на то, как искренне он этого желает, как хочет вынырнуть из своей наверняка запутанной внутренней и внешней жизненной круговерти, хочется пожелать только одного: чтобы это ему удалось, и он обрел, наконец, то, что давно ищет...

Смотрите интервью с Иваном Охлобыстиным на портале TVSAR в программе «Нестандартный разговор». www.tvsar.ru
 

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи