RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Америкэн бой
13 сентября 2012, 01:21
Автор: Андрей Калашников
Комментарии: 30

«Саратовский взгляд» продолжает следить за процессом в Энгельсском районном суде о дележе наследства олигарха Михаила Ланина, трагически погибшего от пуль килеров в марте 2011 года во Франции. С момента последней публикации («Диктатура чемоданов», № 30, 9-15 августа 2012-го) произошло несколько событий, которые следует считать судьбоносными как для ответчика, так и для истца – соответственно Бориса Ланина и Михаила Лысенко, двух братьев и отпрысков бизнесмена. Первого благодаря удачно приобретенному наследству скорее всего ждет счастливая эмиграция, второму останутся воспоминания об отце и железобетонная уверенность в невозможности объективного правосудия в России. Уже сейчас все капиталы (в т.ч. ликвидное имущество и вклады в банках) официально переписаны на Бориса, т.е. могут быть отчуждены до вынесения судебного решения. Сторона истца задается вопросом, почему стал возможен указанный выше правовой казус: ошибка ли это Фемиды или свидетельство небеспристрастности отдельных представителей судейского корпуса?        
 
Братья по крови

Прежде чем мы поразмышляем о последних событиях в этой истории, напомним читателю хронологию событий.
26 апреля нынешнего года в Энгельсский районный суд поступил иск Михаила Лысенко об установлении фактов признания отцовства и права на половину имущества в порядке наследования по закону. Заявитель привел примеры, указывающие на родственную связь между ним и убитым бизнесменом: рассказы матери, финансовая поддержка и подарки Ланина, участие друзей предпринимателя в делах семьи Лысенко. Аргументация Михаила основана в том числе и на заключениях трех экспертов в области генетики, признавшими по результатам сравнения таблиц ДНК следующее: истец и ответчик являются братьями, у них один биологический отец.
Доводы Лысенко в ходе судебных заседаний подтверждаются и показаниями свидетелей, которые рассказывают о том, что бизнесмен при жизни говорил о наличии у него внебрачного сына Михаила.
В мае Лысенко подал в Энгельсский суд ходатайство об истребовании у нотариуса наследственного дела, открывшегося после гибели Михаила Ланина. Прошение было подано для того, чтобы составить реестр состояния и, в частности, определить принадлежность особняка на улице Водной в Энгельсе. Этим домом распоряжается Борис, чье исключительное право на имущество остается юридически недоказанным, отмечала редакция в статье «Диктатура чемоданов». 
На этом настаивали представители Лысенко, полагающие, что наличие притязаний со стороны их подзащитного свидетельствует о том, что любые сделки, касающееся наследства покойного, являются незаконными.
Опасаясь, что ответчик воспользуется статусом самопровозглашенного наследника и выведет активы отца из-под юрисдикции российского правосудия, сторона Лысенко просила райсуд запретить нотариусу выдачу Ланину свидетельства о праве на наследство. Оснований для беспокойства предостаточно: во-первых, люди (в перспективе – свидетели по гражданскому процессу) в ближайшем окружении Бориса говорят о подготовке личного «золотого парашюта» – компенсации в случае скорой эмиграции, т.е. переводе накоплений папы на заграничные счета и распродаже имущества в Саратовской области. Во-вторых, стало известно о том, что Борис часто выезжает в США.

Баловень Фемиды

15 мая Энгельсский райсуд признал законность и обоснованность требований Лысенко и наложил арест на имущество погибшего бизнесмена. Однако 10 июля областной суд отменяет указанное постановление, удовлетворив тем самым частную жалобу Бориса Ланина.
«Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции об удовлетворении заявления Лысенко М.И. и принятии мер по обеспечению иска, поскольку оснований, предусмотренных законом для принятия мер по обеспечению исковых требований в виде наложения запрета нотариусу нотариального округа города Энгельса и Энгельсского района Саратовской области на выдачу свидетельств о праве на наследство Ланину Б.М. после смерти наследодателя Ланина М.Б. не имелось, так как Лысенко М.И. при подаче иска не было представлено доказательств, которые могли бы свидетельствовать о том, что непринятие указанных мер может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда. Кроме того, в соответствии с ч. 3, 4 ст. 140 ГПК РФ меры по обеспечению иска должны быть соразмерны заявленному истцом требованию. В связи с чем судебная коллегия пришла к выводу, что вышеуказанное ходатайство Лысенко М.И. было заявлено преждевременно», – говорится в комментарии, размещенном на официальном сайте Саратовского областного суда (ответ на «Диктатуру чемоданов»).
Эта позиция Фемиды вызывает недоумение со стороны представителей истца, которые полагают, что обеспечительные меры в данной ситуации – обычная процедура, сообразующая как с действующим законодательством, так и со здравым смыслом, тем более Михаил заявлял о правах лишь на половину наследства.
Повторные ходатайства адвокатов Лысенко (дополнительные аргументы прилагались) в районный суд результата не дали: теперь уже энгельсские судьи не усматривали «достаточных» оснований для ареста капиталов.
В нашей предыдущей публикации защитники Лысенко размышляли о причинах такой настойчивости судебных инстанций. Юристам показалось это странным и подозрительным, они даже сформулировали гипотезу о существовании «диктатуры чемоданов», логика которой заключается в эксплуатации простых человеческих слабостей. В свою очередь в Саратовском областном суде саму догадку об «ангажированности» правосудия в деле распределения наследства называют бездоказательной.   
14 августа Энгельсский районный суд неожиданно удовлетворяет очередное, четвертое по счету (!), ходатайство Лысенко о наложении обеспечительных мер.
Процитируем некоторые выдержки из последнего прошения Михаила; как представляется стороне истца, они звучат убедительно и служат наглядной иллюстрацией всей абсурдности ситуации:
«Самым убедительным доказательством необходимости принятия данной меры является то, что после получения свидетельства о праве на наследство на все имущество Ланин Б.М., несмотря на наличие судебного спора, на законных основаниях сможет его реализовать. Этого суд не может не понимать…! Я не думаю, что суд уверовал в наивность Ланина Б.М. и считает, что даже без обеспечительных мер можно обойтись, и, получив все права на имущество, в отношении которого ведется судебный спор, он сохранит мою долю для меня в целости и сохранности…
То, что на день смерти Ланин Михаил Борисович имел счета в банках не только российских, но и в банке США, лишний раз говорит о необходимости наложения обеспечительной меры и недопущения получения свидетельств о праве на наследство единолично Ланину Б.М., до рассмотрения моего дела по существу, т.к. решение в случае удовлетворения моего иска будет неисполнимо».
Суд, рассмотрев данное ходатайство, определил: «Запретить нотариусу нотариального округа город Энгельс и Энгельсский район Хлюпиной Т.В. выдавать свидетельства о праве на наследство по закону Ланину Борису Михайловичу… наложить арест на долю в праве на движимое и недвижимое имущество…».
Дата  вынесения определения – 14 августа. Выяснилось, что за несколько часов до оглашения результатов рассмотрения ходатайства все тот же нотариус Хлюпина выдала Борису Ланину свидетельство о праве на все наследственное имущество.
Представители истца не согласны с утверждением, что это могло быть случайным совпадением. «Вряд ли предыдущие отказы суда в наложении обеспечительных мер были недоразумением – как будто это было заранее спланировано: сначала дождаться выдачи Ланину права на наследство (на это требовалось время, учитывая, что Борису пришлось ждать ответов из заграничных банков), а потом уже наложить арест, который теперь является бутафорией. Поэтому и формулировка областного суда о «преждевременности» наложения обеспечительных мер звучит, мягко скажем, двусмысленно. 
Очевидно, наложение обеспечительных мер в контексте судебного разбирательства теряет всякий смысл. Опасения, отраженные в ходатайстве, похоже, подтверждаются: суд теперь не может удовлетворить основной иск Лысенко, в противном случае это сделало бы судебное решение неисполнимым. Борис Ланин теперь на законных основаниях может распродать имущество и эмигрировать в США – туда, куда давно хотел», – считают адвокаты Михаила. 
Процесс продолжается, приобретая все более скандальный характер. 27 августа Ланин подал очередную частную жалобу в областной суд на определение о наложении обеспечительных мер. Представители Лысенко подготовили возражение на указанную жалобу: они опасаются, что областная Фемида вновь удовлетворит прошение Бориса.
Следующее заседание в Энгельсском районном суде назначено на сегодня, 13 сентября. Истцы намерены доказать, что Михаил Лысенко является сыном убитого предпринимателя, а значит, таким же равноправным наследником, как и Борис Ланин. 
Редакция «Взгляда» следит за развитием событий.
 

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи