RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Губернаторы в остатке
23 августа 2012, 01:58
Автор: Екатерина ФЕРЕНЕЦ. Фото Юрия НАБАТОВА
Комментарии: 1

Наследие бывших глав Саратовской области: величие прошлого и разруха настоящего

Выбирать героев для рубрики «Лица власти», которая стартовала во «Взгляде» зимой этого года, мы старались беспристрастно и объективно. Руководители Саратовской губернии прошлых веков – люди известные и авторитетные, не упомянуть кого-то означало пойти против исторической справедливости. Отбор решено было провести по одному основанию – вкладу, который каждый из губернаторов внес в развитие нашего края. Сейчас, когда проект уже подходит к концу, уместно подвести итоги. Что из наследия наших героев сохранилось в Саратове спустя сто или двести лет после их правления? Что безвозвратно исчезло? Каким образом пытаются сохранить память о своих предшественниках современные руководители? «Взгляд» представляет читателям краеведческий путеводитель по местам былой славы Саратовской области и ее губернаторов.

Завещанному
верить

Портрет Екатерины II кисти австрийского художника Иоганна Лампи – одна из жемчужин постоянной экспозиции Радищевского музея. Этот холст попал сюда вместе с еще двумя сотнями предметов искусства в 1916 году.
Богатейшую коллекцию завещал Радищевке Михал Галкин-Враской (годы управления Саратовской губернией 1870–1880). Чиновник, по-отечески опекавший нашу область и после отъезда в Петербург, приложил много трудов к открытию заведения. Еще за шесть лет до своей кончины он составил полный список предметов искусства, которые по завещанию должны были перейти в распоряжение Радищевского музея (см. «Взгляд» № 7 от 23 февраля 2012 года).
«Губернатор подарил музею столько предметов, что упустить их все было нереально. И все же часть коллекции в 1920–30-х годах по разным причинам была утеряна, – объясняет искусствовед музея Лидия Красноперова. – Ценнейшую картину голландца Яна Ван Гоена изъяли для продажи за границей. Еще один небольшой холст был украден, пропал портрет Александра II на серебряной пластине».
К дару царского чиновника представители новой советской власти относились беспечно. Предметы искусства спокойно тасовались между саратовскими музеями, а искусствоведы не жаловали своими вниманием уникальное собрание. Лидия Красноперова несколько лет назад первой в Саратове начала систематизировать данные о коллекции. Сейчас в постоянной экспозиции музея находится портрет Галкина-Враского, картина «Волга у Саратова», подаренная Михаилу Николаевичу в память о пребывании в нашей губернии, старинные стулья из красного дерева в стиле ампир, наборный столик в форме боба. Выставку эмали украшают тарелка, чернильница и китайская ваза.  «Я надеюсь, что к 2016 году, то есть к столетнему юбилею передачи коллекции, мы сумеем выпустить каталог. В запасниках есть еще много экспонатов, мы обязаны сделать выставку», – говорит Лидия Петровна.
Другая часть завещания касалась восьми тысяч томов, переданных в дар открывшемуся в 1909 году Императорскому университету. Эти уникальные издания по географии, литературе, этнографии, экономике, истории, философии, праву и административному управлению России, издания по тюремному делу, автором которых был сам Михаил Николаевич, до сих пор хранятся в библиотеке СГУ в отделе редких книг. Каждый из фолиантов украшен именным книжным знаком с надписью на латыни «Avorum Resрice Mores» – «уважай обычай предков».
По иронии судьбы предок, который сделал для города столько, что  и не снилось многим его политическим потомкам, был незаслуженно забыт. Маленький переулок в центре города, носящий когда-то его имя, потом переименовали в улицу Розы Люксембург. Правда, здание одного из первых в Российской империи приютов для детей, открытых в этом переулке по настоянию Галкина-Враского, снесено не было. Сейчас оно представляет собой полуразвалившуюся деревянную коммуналку.

От Столыпина
до Михалкова

Губернатор Петр Столыпин покинул Саратов в 1906 году («Взгляд» № 13 от 5 апреля 2012 года). Самой существенной частью столыпинских артефактов стал ансамбль зданий, расположенных на углу улиц Мичурина и Вольской. После Петра Аркадьевича в величественном особняке работы архитектора Александра Клементьева успели пожить еще четыре саратовских губернатора:  Сергей Татищев, Петр Стремоухов, Андрей Ширинский-Шахматов и Сергей Тверской.
Сегодня этот дом занимает областной противотуберкулезный диспансер, а о прежнем величии здания напоминает лишь венецианское зеркало между этажами, в которое смотрелся еще сам Столыпин, и шесть действующих каминов (репортаж об уникальной архитектуре и судьбе особняка читайте во «Взгляде» № 38 от 29 сентября 2011 года). Разрушившиеся из-за грибка остатки лепнины, резные лестницы и стеклянный потолок-купол пришлось в 2003 году закрыть листами гипсокартона. Технология консервации, примененная при ремонте, предполагает, что в какой-то момент архитектурные изыски можно будет открыть и отреставрировать. Вопрос о предоставлении диспансеру нового помещения активно обсуждался в местном правительстве около десяти лет назад, но дальше разговора дело не продвигается. 
В 2012 году, когда Россия отмечала сразу две крупные даты (150 лет со дня рождения политика и 100 лет со дня его кончины), появилась новость о том, что бывшая канцелярия губернаторов, где сейчас расположена 14-я городская поликлиника, может быть отдана под музей Столыпина. Но и этому, судя по всему, не суждено сбыться. «Мы пока работаем, так же как и работали, и переезжать не собираемся, –   рассказал в беседе с корреспондентом «Взгляда» заместитель главврача поликлиники Владимир Семенов. – Юбилейный год на нас никак не повлиял, деньги на ремонт помещений мы получаем в прежнем объеме от минздрава».
С музеем Столыпина у Саратова дела не ладятся давно, хотя первый в России музей губернатора-реформатора был открыт именно в нашем городе. Под него отдали часть помещений особняка вице-губернатора Адольфа Тило. Сразу после революции шикарное здание в мавританском стиле существенно упростили и заселили туда работников зооветеринарного института.
Еще одну попытку возродить музей предприняли в прошлом году деятели культуры Балтайского района. Они обращались в минкульт области с просьбой о его открытии в селе Столыпино, где когда-то располагалось одно из родовых имений Петра Аркадьевича. Отказ приехавшие на место чиновники мотивировали тем, что коллекцию личных вещей Столыпина из краеведческого музея в Саратове ни в коем случае нельзя разбивать.
К слову, последним, кто восседал в интерьерах личного кабинета Петра Аркадьевича, сохраненных в виде экспозиции в краеведческом, был режиссер Никита Михалков. Весной этого года он приезжал в Саратове, чтобы отснять здесь несколько эпизодов для документального фильма «Столыпин».

Минус храмы,
плюс сквер

Память об одном из самых эпатажных саратовских губернаторов Алексее Панчулидзеве (1808–1826) в полной мере сохранилась в Саратове только в одном месте. Зато в каком! Городской парк с уникальной системой посадки деревьев и планировкой озер, которую создавали пленные французы, считается одной из лучших зеленых зон в России.  При входе в парк красуется бюст Панчулидзева, когда-то это место было имением Алексея Давыдовича («Взгляд» № 4 от 2 февраля 2012 года).
А вот Александро-Невский кафедральный собор, отстроенный при нем на пожертвования горожан в память о погибших в войне 1812 года, в начале XX века был разрушен. Он демонтировался на протяжении десятка лет, а в 40-х годах его место занял стадион «Динамо».
Примерно в то же время была разрушена Княже-Владимирская церковь, которую в 1894 году по настоянию губернатора Андрея Косича (1887–1991) начал строить архитектор Алексей Салько. Она находилась на месте нынешнего Детского парка, и, по словам краеведов, была образцом русско-византийского архитектурного стиля («Взгляд» № 9 от 8 марта 2012 года).
Лучшая судьба была уготована другим проектам бывшего царского генерала – скверу и зданию Купеческой биржи. Замощенный бульвар на улице Камышинской (Рахова) долгое время носил имя Косича. В этом году сквер, который когда-то считался большим достижением для Саратова, преобразился, и там вновь заработали фонтаны. Купеческая биржа, открытая при Андрее Ивановиче, была также произведением зодчего Салько. На углу Никольской (Радищева) и Московской появилось строение с филигранной лепниной на фасаде, резными чугунными решетками по периметру и специально изготовленными в том же стиле фонарями. Два года спустя к зданию пристроили новый блок – операции с ценными бумагами оказались очень популярным занятием в Саратове. Сейчас там, где раньше торговали, готовят будущих госслужащих и управленцев. Здание бывшей купеческой биржи принадлежит Поволжскому институту им. Столыпина РАИХиГС. Памятных табличек о том, что руку к возведению фактурного строения и мощению сквера на Рахова приложил Андрей Косич, обнаружить не удалось.
Князь Борис Борисович Мещерский (1891–1901), славу которого чуть было не затмила известность его супруги-благотворительницы, отличался новаторскими и смелыми идеями («Взгляд» № 11 от 22 марта 2012 года). Саратову после него остались не только несколько первых электростанции и налаженная система женских образовательных курсов, но и Боголюбовское училище  и научная библиотека. Просторный двухэтажный дом на углу улиц Московской и Александровской (Горького), предназначавшийся не только для библиотеки, но и для общественного банка и народной аудитории, считался лучшим строением Саратова начала XX века по уровню технического оснащения.

Тринадцать друзей Аяцкова

Крупных акций, способных объединить память о саратовских губернаторах, не проводилось никогда. Единственную попытку в этом направлении предпринял в 1997 году тогдашний глава области Дмитрий Аяцков. В год празднования 200-летия губернии в зале заседаний правительства появились небольшие бюсты тринадцати губернаторов. «Тогда у нас был юбилей, к тому же я подсчитал, что буду тоже юбилейным, тридцатым по счету губернатором. Бюсты делали саратовские скульпторы, работой я остался доволен», – объяснил корреспонденту «Взгляда» ректор Поволжского института им. Столыпина РАНХиГС Аяцков. Идея экс-губернатора, конечно, неординарна, правда, не совсем понятно, по каким критериям отбирали кандидатуры тринадцати героев. Дмитрий Федорович утверждает, что единственным основанием было наличие качественных изображений глав области. Получается, что работа была проведена как минимум некачественно. К примеру, портретов того же Галкина-Враского только в Радищевском музее несколько штук, но бюста этого выдающегося губернатора в зале заседаний нет. Да и расставлены гипсовые произведения в правительстве почему-то не в хронологическом, а в хаотичном порядке.

***
Наследие прошлого у нас разбазаривается непринужденно и без всяких зазрений совести. Вещественные доказательства величия в виде зданий, коллекций искусства или книжных фолиантов в этом плане очень уязвимы. Куда сложнее разрушить то, что нельзя пощупать, украсть, вывезти за границу. Бывшие саратовские губернаторы научили горожан читать, считать, приобщили их к театру и кино, открыли первые вузы и музеи, запустили новые заводы и фабрики. Они научили людей жить по-иному, мечтать и думать о том, что останется в городе после них. А это ценнее самых дорогих предметов искусства.

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи