RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Диктатура чемоданов
09 августа 2012, 03:35
Автор: Андрей КАЛАШНИКОВ
Комментарии: 14

Капиталы и недвижимость покойного бизнесмена Михаила Ланина могут быть отчуждены и распроданы до завершения судебного процесса об установлении права на наследство. Таковы юридические последствия апелляционного определения Саратовского областного суда от 10 июля, отказавшего принять меры по обеспечению иска Михаила Лысенко – предполагаемого сына предпринимателя и одного из претендентов на обретение имущества. Представители истца считают указанную позицию Фемиды ангажированной, необоснованной, делающей неисполнимым судебное решение: если Лысенко будет признан законным наследником Ланина, то фактически не сможет распоряжаться состоянием, поскольку есть угроза, что оно будет передано третьим лицам еще до конца разбирательства. Учитывая эти обстоятельства, корреспондент «Взгляда» продолжает начатое в № 26 (324) (см. статью «Принц Ланинский») журналистское расследование о судьбе капиталов бывшего совладельца ОАО «Саратовстройстекло», трагически погибшего от пуль киллеров в марте 2011 года.
 
 
ЗОЛОТОЙ ПАРАШЮТ ЭМИГРАНТА
 
  Напомним, что иск Михаила Лысенко об установлении фактов признания отцовства и права на половину имущества в порядке наследования по закону поступил в Энгельсский районный суд 26 апреля нынешнего года. В заявлении истец привел примеры, указывающие на родственную связь между ним и убитым бизнесменом: рассказы матери, финансовая поддержка и подарки Ланина, участие друзей предпринимателя в делах семьи Лысенко.
  Доводы Михаила будут подтверждены показаниями многочисленных свидетелей, а также заключениями трех экспертов в области генетики, признавшими, что он и сын Ланина Борис происходят от одного отца.
  В распоряжении редакции имеется копия сравнительной таблицы ДНК по 16 локусам, позволяющая говорить о том, что они являются братьями.
  Однако, как показало дальнейшее развитие событий, кровное родство в данном случае не предполагает теплых отношений и лишь усиливает остроту конфликта: очевидно, что Борис не намерен отдавать брату ни гроша папиного богатства.
  11 мая Лысенко заявил в суд ходатайство об истребовании у нотариуса наследственного дела, открывшегося после смерти Михаила Ланина. Прошение было подано для того, чтобы составить реестр состояния, и в частности, определить принадлежность особняка на улице Водной в Энгельсе. Этим домом распоряжается Борис, чье исключительное право на имущество остается юридически недоказанным. На этом настаивают представители Лысенко, полагающие, что наличие притязаний со стороны их подзащитного свидетельствует о том, что любые сделки, касающееся наследства покойного, являются незаконными.
  Опасаясь, что ответчик воспользуется статусом самопровозглашенного принца и выведет активы отца из-под юрисдикции российского правосудия, сторона Лысенко просила райсуд запретить нотариусу выдачу Ланину свидетельства о праве на наследство. Оснований для беспокойства предостаточно: во-первых, люди в ближайшем окружении Бориса говорят о подготовке личного «золотого парашюта» – компенсации в случае скорой эмиграции, т.е. переводе накоплений папы на заграничные счета и распродаже имущества в Саратовской области; во-вторых, стало известно о том, что младший Ланин часто выезжает в США.
  Для того чтобы читатель понимал, ради чего Борис может забыть все родственные связи и покинуть отечество, перечислим некоторые ликвидные активы, официально признанные собственностью покойного Михаила Ланина.
  Это: дом на Водной площадью 478 квадратных метров, земельный участок на улице Челюскинцев в областном центре для строительства нежилого здания административно-общественного назначения площадью 468 квадратных метров, расположенное на нем нежилое здание площадью 1332 квадратных метра, участок для ведения садоводства 2111 квадратных метров в СНТ «Ладья» под Энгельсом, права аренды на земельный участок для благоустройства индивидуальной парковой зоны общей площадью 3974 квадратных метра (на Водной).
  В список также входят: еще пять земельных участков в Энгельсе, автомобили – черный «Volkswagen 2 H Amarok» и серый «Toyota Land Cruiser» 200 (оба – 2010 года выпуска), крупные доли (от 25 до 27,5 процента) в уставном капитале ООО «Оскар и К», ООО «СТЕКЛОФИН», ООО «Стекольная компания «ЛОТЕКС», ООО «ИНСТРОЙГАЗ», три вклада в ОАО «Альфа Банк» и др.
  Смешно предполагать, что, заполучив эти богатства, Борис будет безропотно дожидаться, когда суд признает наследником Лысенко, чтобы вручить последнему причитающуюся ему долю. В этой ситуации обеспечительные меры необходимы – это сообразуется с императивами здравого смысла и действующего законодательства.
  Как отмечают юристы, принятие таких мер – обычная процедура для подобных судопроизводств, и, как правило, заявителям не отказывают в удовлетворении соответствующих ходатайств. Поэтому закономерно, что 15 мая Энгельсский суд своим определением признал законность и обоснованность требований Лысенко и наложил арест на имущество покойного бизнесмена; формулировка гласила: «поскольку непринятие мер по обеспечению иска может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда». Борис не соглашается с определением и подает частную жалобу в Саратовский областной суд. Здесь-то и начинается самое интересное.
 
ОПЕРАЦИЯ
«НАСЛЕДНИК»
 
  10 июля судебная коллегия по гражданским делам в составе председательствующего Анатийчук О.М., судей Садовой И.М., Паршиной С.В. отменяет определение энгельсских судей.
  Приводим цитату из апелляционного определения облсуда: «…коллегия приходит к выводу об отказе в удовлетворении мер по обеспечению иска по тем основаниям, что истец при подаче иска не представил доказательств, которые могли бы свидетельствовать о том, что непринятие указанных мер может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда, в связи с чем считает, что ходатайство заявлено преждевременно».
  По мнению представителей Лысенко, это фактически означало легализацию положения Бориса Ланина как единственного наследника, обладающего привилегией распоряжаться имуществом по своему усмотрению. Удивило защитников не только игнорирование судом доводов Михаила, но и факта применения обеспечительных мер в рамках ранее рассмотренного иска Дарьи Православновой к Борису. Тогда законность ареста имущества, несмотря на ходатайства ответчиков, не ставилась судами (в том числе областным) под сомнение на протяжении всех слушаний. «Что же изменилось сейчас, неужели мы стали жертвой всесильной диктатуры чемоданов, которая способна интерпретировать законы в пользу тех, кто обладает финансовым преимуществом?» – недоумевают юристы Лысенко.
  23 июля Михаил и его представители вынуждены были обратиться в Энгельсский райсуд с повторным ходатайством о наложении обеспечительных мер по иску. В документе говорится, в частности, следующее: «Все действия Ланина Б.М. свидетельствуют о том, что он уже единолично владеет и получает дивиденды с наследственного имущества, хотя еще не получил свидетельств о праве на наследство, т.к. идет судебный спор и еще действуют не отмененные обеспечительные меры по другому делу».
  В качестве аргументов Лысенко приводит сведения о том, что Ланин в течение 15 месяцев получает арендную плату от сдачи филиалу ОАО «РЖД» (ответ за подписью главного инженера «ПривЖД» документально подтверждает указанный факт) помещения, которое на сегодняшний день является наследственным имуществом. Однако и это не произвело на судей никакого впечатления. Теперь уже энгельсская Фемида не видит достаточных оснований для ареста, хотя ранее и без дополнительных данных трактовала происходящее абсолютно по-иному.
  Лысенко в своих заявлениях об обеспечении основного иска сообщает о готовности привести на слушания свидетелей, которые могут подтвердить информацию о проданной Борисом Ланиным квартире и его намерении эмигрировать. Представители истца не верят в то, что ходатайства будут удовлетворены.
  «Сейчас нотариус на совершенно законных основаниях может выдать Ланину свидетельства на все наследственное имущество. Тогда будет принято неисполнимое решение суда, т.к. наследственное имущество Борис сможет законно продать, подарить, проиграть, и принятию заведомо неисполнимого решения суда поспособствует сам суд. Отказывая Михаилу в удовлетворении заявлений о наложении ареста на имущество, судом фактически предрешено основное дело Лысенко о признании его сыном Ланина М.Б., а значит, наследником. Ведь, если признать его таковым, суд сам срубит сук, на котором сидит. Лысенко – будет причитаться половина имущества покойного, но кто сможет обеспечить ему реальное его получение? Поэтому у Энгельсского суда будет один выход – ни при каких доказательствах не признавать Лысенко сыном Ланина, либо признать, но счесть, что недостаточно доказательств фактического принятия им наследства, либо недостаточно доказательств нахождения Лысенко на иждивении погибшего при жизни. Хотя есть главное доказательство – результаты генетической экспертизы», – строят неутешительные прогнозы на исход дела представители Михаила.
  «Большой проблемой для судебной системы является то, что некоторые решения судов остаются неисполненными, а это только дискредитирует третью власть. Об этом говорилось на Всероссийском совещании судей, репортажи с которого транслировались в СМИ, и эта проблема активно обсуждалась судейским сообществом. Данное дело может послужить ярким примером тому, что решение суда будет неисполнимо, если не будут наложены обеспечительные меры!» – резюмируют защитники Лысенко.
  Редакция «Взгляда» продолжит следить за развитием этой скандальной истории.
 

 

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи