RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Сергей Богомолов: «Я не дочитал до конца ни одной книги об альпинизме»
26 июля 2012, 01:50
Автор: Екатерина ФЕРЕНЕЦ
Комментарии: 2

Легендарный «снежный барс» Сергей Богомолов находится на пороге уникального достижения. Альпинист является единственным россиянином, который претендует на членство в клубе «Покорители четырнадцати восьмитысячников планеты». Пока таких супервершин в карьере Богомолова тринадцать. Последняя, опаснейшая гора К-2 в Пакистане, уже несколько раз испытывала его на прочность, но пока так и не поддалась. К-2 – не единственный глобальный проект Сергея Георгиевича. В качестве тренера он водит по известным маршрутам все новые группы покорителей и затевает собственные альпинистские акции мирового масштаба. Любой другой попытался бы выжать из своего статуса максимум выгоды. Но абсолютно не тщеславный Богомолов не собирается покидать родной Саратов и готовится к очередному экстремальному покорению.

Горы только
для умных

– Сергей Георгиевич, говорят, что умный в горы не пойдет, а, скорее, обойдет их. Насколько правдива эта поговорка?
– В Советском Союзе раньше восемнадцати лет в горы не пускали, сейчас планку понизили до четырнадцати, и это плохо. На альпинизм я смотрю как на полувоенную организацию, где дисциплина имеет не последнее место, и без головы в горах делать нечего. Нужно иметь аналитическое мышление, просчитывать несколько вариантов вперед и понимать, где именно ты можешь погибнуть или серьезно пострадать. Так что, наоборот, только умный в горы и пойдет. Статистика показывает, что туристов гибнет всегда больше, чем альпинистов. Туристом себя считает каждый, и не все серьезно относятся к правилам безопасного поведения в горах. Приехал на Кавказ, встал на камень во мху, поскользнулся, улетел в речку, и все, человека уже не спасешь. Такие случаи бывали.
– Альпинизм – это все-таки экзотический и эксклюзивный вид спорта. Вряд ли в детстве вы мечтали быть покорителем высочайших точек мира …
– Страсть к спорту у меня всегда была. В детстве занимался, как и все мальчишки, футболом, хоккеем, позже появились велосипед и лыжи, где я натренировал выносливость. В университете хотел записаться в волейбольную секцию, но там не было мест, и спорткафедра отправила меня в плавание. Два курса я проплавал, пловец из меня был никакой, но все решил случай. В библиотеке увидел объявление: «Школа мужества, набор  в секцию альпинизма». Мне стало интересно, я и рванул. Скоро получил путевку, и наша группа из пяти человек улетела в альпалагерь под Алма-Атой на Тянь-Шане. Там была моя первая вершина Коп-тау. 
– Какое-то время вы работали учителем физики и математики в школе и техникуме. Почему в итоге сделали выбор в пользу профессионального спорта?
– Я признаюсь честно, что не дочитал ни одной книги про альпинизм до конца. Вроде, все правда, но что-то невозможно описать словами. Как ты опишешь момент, когда идет лавина или когда ты на вершине?
У меня долго  спорт был просто для удовольствия, а для денег параллельно шла работа преподавателем. Так делают многие – хотят быть хорошими инженерами и врачами, и иногда ходить в горы. Но это далеко от спорта высших достижений, а я хотел именно результатов. В 1976 году сосредоточился исключительно на горах и тогда же выработал такое правило: чтобы ходить в горы, не надо никаких дополнительных условий. В них надо просто ходить, и чем больше, тем лучше. В 1977-м я уже окончил школу инструкторов, и понеслось. За год я делаю первый разряд, еще через год становлюсь КМС, а через два делаю мастера. У меня были разные клички: Профи, Везунчик. Но везёт тому, кто сам везёт.
– Вы много раз участвовали в восхождениях, которые заканчивались трагически даже для профессионалов. Какой эпизод считаете самым экстремальным в своей карьере?
– На таком уровне каждый поход априори экстремальный. Видишь склон или лезешь по отвесной стене, и стопроцентной уверенности, что все будет хорошо, нет. В 2006 году до вершины моего последнего непокоренного восьмитысячника, горы К-2, оставалось 250 метров. Я поднял голову и увидел фронт лавины, в голове пронеслось– бли-и-и-н … Моментально забил ледоруб, хотя висел на перилах на жумаре, и вжался в склон. Нас шло девять человек – двое с левого краю, трое, в том числе и я, справа, четверо в центре. И вот этих четверых лавина снесла насмерть, а я просто повис на верёвке.
– Эту гору Чогори в Пакистане давно окрестили убийцей. В чем ее загадка?
– Там удивительно сложное сочетание факторов. Гора высокая, крутая и с очень неустойчивой погодой. На К-2 должно просто повезти. Кто-то заходит туда с первого раза, а кто-то с шестого-седьмого. Она выглядит, как правильная пирамида, заснеженная со всех сторон. Я четыре раза пытался туда зайти, но мне всегда что-то мешало. В 2003 году мы дошли до 7800 по пояс в снегу, но почувствовали, что он трещит, и повернули обратно. В 2006-м была эта лавина, в 2007-м зашли с китайской стороны, дошли до 8200, но настолько были вымотаны горой, что в пятом выходе сил не хватило на финише. Двумя годами позже снег и ветер заставили отступить 12 человек с 8350 м, в том числе и меня.

«Я знаю,
как довести себя
до опустошения,
но не умереть»

– Как сохранить этот баланс, то есть не рисковать зря и в то же время двигаться вперед? Это какой-то особый вид психологии альпиниста?
– Правда в том, что многих горы ломают психологически. Шел недавно вместе с американцем, дошли до 7300, и он вдруг остановился. Все, говорит, больше не могу. Парню 32 года, сил полно, но в голове что-то переключилось, и он дальше не пошел. Тут должно быть чутье. Я знаю, как довести себя до опустошения, но не умереть, а суметь еще спуститься вниз.  В этом году на Эвересте остались одиннадцать душ. Ребята погибли из-за перегрузки, вымотались, и организм на тяжелой высоте не справился с нагрузками.
– Что включает в себя подготовка к восхождению? Говорят, что альпинист должен уметь чуть ли не сто раз подтянуться.
– Про подтягивания я ничего не слышал. Что касается «физики», то это ОФП и упражнения на выносливость, которую я по-прежнему поддерживаю велосипедом и лыжами. Все альпинисты условно делятся на две категории – высотники и технари. Одни видят себя в технических восхождения, но с высотой не выше 5-6 тысяч метров. Высотники же, напротив, к перегрузкам приучены и довольны тем, что восходят на высочайшие вершины мира.
Хотя с появлением кислородных баллонов грань стирается. Если бы не кислород, который реально понижает высоту, то покорителей Эвереста было бы не пять тысяч человек, а не больше сотни-двух. 
– Последний раз вы взошли на Эверест совсем недавно в качестве тренера проекта  «Ингушетия на высоте». Почему именно покорение высочайших точек планеты вдруг стало одной из ключевых задач для мятежной южной республики?
– Сама идея очень благородная, для ингушей проект был знаковым. Президент Юнус-Бек Евкуров справедливо рассудил, что республике, где все выпуски новостей заполнены сообщениями о заказных убийствах и терактах, нужна какая-то глобальная позитивная акция. Ее поддержали Хлопонин и Медведев, который тогда еще был президентом. Мне предложили возглавить этот проект.
– «Ингушетия» обошлась бюджету в 20,5 млн рублей. Получается, наша страна готова тратить такие деньги на этот экзотический спорт?
– Сначала меня спросили, возможно ли решить эту задачу силами республики.  Зная состав участников и их подготовку, я сказал, что это возможно только при максимально комфортной организации экспедиций. Такие условия  предоставляются, но они дороги. Мне сказали, что о деньгах я могу не беспокоиться, и мы начали подготовку. На всех пресс-конференциях подчёркивалось, что деньги будет давать республика, но они не только бюджетные. Мы воспользовались услугами нашей российской фирмы «Клуб «7 вершин», где путёвка на Эверест на человека стоит дешевле всего. Это 45 тысяч долларов, при этом качество услуг выше, чем у конкурентов.
– Путевка? То есть на Эверест может подняться любой желающий?
– Ну да, пришел, заплатил, а дальше по ситуации …Главное, что входит в сумму, это сопровождение высотным носильщиком – шерпой. Это специальный человек, который несет все твои вещи, палатку, готовит тебе еду в лагерях и страхует на протяжении всего пути. В спортивном плане это, конечно, слишком льготный режим и не совсем честный. Я ведь всю жизнь все на себе таскал.

Кругосветка.
Метод
Федора Конюхова

– Уже известно, во сколько обойдется ваше восхождение на К-2 и новый проект «5 колец – 5 вершин – 5 континентов»?
– «5 колец» – это проект, приуроченный к Олимпиаде в Сочи. Я планирую, что мы пройдем пять главных вершин планеты. Надо успеть это сделать как раз до открытия Олимпиады-2014. Я уже предложил губернатору Валерию Радаеву, чтобы Саратовская область тоже в этом поучаствовала. Тем более что есть желающие, наши, саратовцы, которые хотят осуществить этот проект за свой счёт. На К-2 уровень расходов примерно такой же, как на Эвересте, но инфраструктура в той части Китая, откуда мы будем делать восхождение, абсолютно не развита, и это главная сложность. Наш Минспорта последние  четыре года переживает не лучшие времена, и с выделением денег всегда есть проблемы.
– Молодым спортсменам без имени и связей путь в горы заказан?
– Я прекрасно понимаю нашу молодежь, которая не хочет помирать на горе ради медали чемпиона России и грамоты. Можно спокойно работать шерпой, получать по 200 долларов в день и быть довольным жизнью.
Тяжело даже при наличии связей и имени. Вся загвоздка в разном уровне жизни у нас и за рубежом. Те же 45 тысяч для меня – это сумасшедшие деньги. А иностранцы мало того что за 80 тысяч точно такие же путевки легко покупают, так еще и бросают маршрут, когда устали, или, например, понимают, что опаздывают на самолет. Я уйду в минус, пропущу все рейсы, но сделаю вершину.
– В спорте вы уже больше сорока лет. Мыслей закончить карьеру и уйти на покой не возникало?
– Пока К-2 на мне висит, об окончании и речи быть не может. Да и с денежным вопросом тоже не все ладно. Я в прошлом году вышел на пенсию и получаю от государства пять с половиной тысяч. Никаких тебе надбавок за звания, заслуги и медали. На эту сумму ноги протянешь, вот горы меня и подкармливают. Когда я забираюсь куда-то, конечно, не первой мыслью, но в голове сидит, что я приношу славу Родине. Может быть, старомодно по нынешним временам, зато искренне.
– Тогда, может быть, не стоит останавливаться только на горах? Знаменитый Федор Конюхов не раз ходил с вами. Может быть, и вам с ним в кругосветку махнуть?
– Федя на Эверест с нами тоже в этот раз поднимался. Все хотел проверить, сможет ли он это сделать спустя двадцать лет после своего первого восхождения. Сорвался один раз, повис на веревке, но все-таки дошел. А кругосветка … Я как-то у него спросил: «Ну, ты представь, вот мы в океане на небольшом судне, и вдруг волна пятнадцать метров. Что будем делать?». А он отвечает: «Я в таких случаях просто падаю на пол, закрываю голову руками и молюсь». Я так пассивно положиться на судьбу точно не смогу. Это не в моем характере.
 

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи