RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Эконом-класс
26 июля 2012, 01:45
Автор: Максим ХЛЕБНИКОВ
Комментарии: 4

Саратовский сити-менеджер Прокопенко не исполняет решения суда, потому что в бюджете нет денег, и против него возбуждают уголовные дела. Уполномоченный по правам ребенка Юлия Ерофеева, имея хорошую зарплату, не платит за жилищно-коммунальные услуги, и тишина. В смысле никто ее не преследует, а непосредственное начальство даже поддерживает.

Прокопенко хочет исполнить закон, но не может, Ерофеева может, но не хочет. Вывод из этой ситуации один – Прокопенко надо было идти в уполномоченные. Но Алексей Львович не обладает достоинствами Юлии Леонидовны, которые видны невооруженным глазом. И, собственно, понятно, почему именно она стала омбудсвумен. Стояла она тогда перед депутатами, рассказывала, как делала детские игрушки, переступала ногами, вся колыхаясь, и нардепы улыбались, ведь почти все они – мужики. А один из них краснел от удовольствия, когда коллеги бросали на него завистливые взгляды. Ну или сочувствующие, там трудно было разобрать.
Чтобы накопить денег на Маханный овраг, Прокопенко должен на пару лет закрыть все больницы. Нет в Саратове медицины, заболело горло – поезжайте в Самару или Пензу. Схватило живот – чешите. В смысле в Москву. Чтоб Ерофеева закрыла свой долг по квартплате, достаточно одной-двух ее месячных зарплат. Но логика такая – ну ее на фиг, эту квартплату!
Таких примеров полно. Вон недавно зампред облправительства Юрий Моисеев рассказал, что знает одного гражданина, который должен за газ 70 тысяч, но не платит, хотя живет в хорошем доме и ездит на дорогой машине. То есть в голове что-то происходит. Но не щелчком, а постепенно. Илом оседает самооценка, связи застят глаза. Чё ты, убогий, мне принес? Жировку? Да ты знаешь, с кем имеешь дело!
Кто так говорит или думает? Наш эконом-класс, жировая социальная прослойка, жлобы от власти то бишь.
Валерий Радаев тоже начал с затягивания ремня. Лишних денег в бюджете нет. Все ведомства ужались, насколько это было возможно. Но про одну структуру забыли. Зачем нам должность уполномоченного по правам ребенка, если она такое делает с человеком? Я понимаю, одно время это был дополнительный очаг напряженности для Павла Ипатова. Но теперь-то?
По моему глубокому убеждению, институт детского уполномоченного в нашем регионе учрежден в строгом соответствии со старой КВН-овской шуткой про Зингельшухера. (Зачем нам Зингельшухер? Ну а вдруг придут и спросят, а у нас ни одного Зингельшухера!) Никто так и не объяснил, зачем нам это надо, кроме того, что на федеральном уровне такое есть, вот и нам бы неплохо заиметь. Никто и нигде не сообщил, на сколько процентов улучшилось самочувствие детей после того, как в области появилась уполномоченная. Дети стали вежливее? Любознательнее? Стали реже выпадать из окон многоэтажек?
То есть это работа, которая ни в чем не измеряется. Результат труда пощупать нельзя. Утонул кто-то, сгорело что-нибудь, Ерофеева приехала и влилась в хор проверяющих. Где-то между пожнадзором и санэпидстанцией звенит и Юлия Леонидовна: «А вот скамейки у вас сломаны, это почему так?» Или «Я в вашем холодильнике водку нашла!»
Вообще привычка лазить по чужим холодильникам – это то, с чем родители должны бороться беспощадно. А в нашем случае надо точнее называть должность. Кто говорит? Уполномоченный по сломанным скамейкам и покосившимся заборам. Или водочный омбудсмен.
Надо набраться мужества и ликвидировать аппарат уполномоченного по правам ребенка, показав пример другим регионам. И еще кое-какие должности посмотреть на предмет их оптимизации. Давайте тоже сэкономим. Вот это будет действительно государственный подход, а не погоня за модой.
Защитники Ерофеевой, которые нашлись и в аппарате федерального омбудсмена Астахова, говорят, что конфликт между физическим и юридическим лицом не имеет отношения в защите интересов детей. Занятно. А вот в заведениях общепита споры решаются проще. Представьте себе человека, который кушает в ресторане салат, картошку с мясом, пьет сок и «Боржоми», но отказывается платить. Приходят представители юридического лица, которые объясняют, что посетитель не прав, потом бьют его по физическому лицу и вышвыривают на улицу. Тот отряхивается и тут же, без перехода, начинает говорить, как это важно, чтоб ребенок вовремя ложился спать, а его родители читали ему на ночь сказку. Вы будете слушать такого человека?
Другое дело, если в областном бюджете есть несколько ненужных миллионов. Тогда я готов за эту скромную мзду стать уполномоченным по правам, ну, скажем, слесарей в Саратовской области. Я буду очень убедителен на трибуне, откуда скажу о необходимости заботиться о человеке труда, создающем базовые материальные ценности. Я буду мониторить ситуацию и, как только на пруду или в арыке утонет слесарь, срочно поеду на место происшествия. Я увижу, что пруд не огорожен, березки не побелены, нет знаков «Купаться запрещено». Скажу на камеру, что с начала года мы потеряли уже пять слесарей и что дальше так продолжаться не может.
Потом я съезжу в лагерь труда и отдыха для слесарей (такой наверняка найдется, а если нет – новый повод для критического выступления), найду в кабинете директора холодильник, а в холодильнике – початую бутылку, и тоже обижусь на то, что бутылку почали без меня…
Кстати, за жилищно-коммунальные услуги я плачу почти вовремя. Собираю жировки за 2-3 месяца и плачу. Так что краснеть вам за меня не придется.

 

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи