RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Агенты без прикрытия
12 июля 2012, 01:02
Автор: Антон Кравцов, Екатерина Ференец
Комментарии: 9

Вот уже неделю не утихают споры о скандальном законопроекте, предусматривающем изменения для работы некоммерческих организаций (НКО). Парламентарии Госдумы предлагают жестко регламентировать их работу и занести в отдельный реестр Министерства юстиции тех, кто занимается политической деятельностью и получает финансирование из-за рубежа. 6 июля в Госдуме состоялось первое чтение законопроекта, на котором инициативу поддержали 323 депутата. Практически сразу общественники заговорили о попытке давления на гражданское общество и о том, что большая часть НКО просто закроется. В начале этой недели по поводу сложившейся ситуации высказался президент Владимир Путин, давший несколько рекомендаций к законопроекту, которые должны его смягчить.

Иностранные деньги и заграничные
поездки

С точки зрения государства, новый закон позволит сделать деятельность НКО более прозрачной и, как многие иронизируют, отрежет деньгам Госдепа США доступ в российскую политику. Депутаты хотят обязать НКО, получающие гранты из-за границы и занимающиеся политической деятельностью, самостоятельно сообщать об этом в Минюст и добровольно вешать на себя ярлык «иностранный агент». После этого к некоммерческим организациям будут применяться более строгие формы отчетности, чтобы государство могло понимать, на что конкретно были потрачены иностранные инвестиции.
Многие некоммерческие организации справедливо посетовали на то, что без зарубежного финансирования они просто не выживут, так как родное государство и бизнес выделяют им денег мало и нерегулярно. «Два года назад саратовские общественники были приглашены на встречу с членами саратовского отделения «Единой России», которым тогда еще руководил Валерий Радаев. На этой встрече я передала Валерию Васильевичу записку, в которой написала, что общественники живут без зарплат, без пенсий, и если эти организации не поддерживает родное правительство, то надо быть готовым к тому, что ими напрямую займется Госдеп США. Неделю назад, как раз накануне принятия закона я вновь встретилась с Радаевым, теперь уже губернатором. Напомнила про записку и сказала, что неумение прислушиваться к общественникам – беда современной власти», – рассказала «Взгляду» председатель Детского благотворительного фонда «Савва» Ольга Коргунова.
С ней соглашаются и члены других региональных НКО. «На иностранные деньги мы можем осуществлять крупные проекты, ездить за рубеж, обмениваться опытом, – говорит председатель Саратовского отделения «Союза журналистов России» Лидия Златогорская. – Так, несколько лет назад я написала программу, чтобы поехать в Стокгольм, где очень развита печатная пресса. Тогда нам выделили 20 тысяч долларов, и от Саратова поехали 16 человек. Понятно, что это небольшие деньги, и нам нужно было экономить, но от нашего государства и эту сумму было бы получить крайне тяжело».
По словам представителей НКО, большая часть российского финансирования по грантам оседает в Москве и Питере. Почему сложилась такая традиция, общественникам сказать сложно, но они не исключают наличия здесь коррупционной составляющей. «Та же проблема с президентским грантом.  Один миллиард рублей в этом году уже выделен, но из года в год эти деньги получают в основном общественные организации Москвы и Питера. Из саратовцев хорошо, если одному что-то обломится. Я на этот грант даже не подаю заявку, потому что надеяться на успех бессмысленно», – сетует Коргунова.

Под дождем
из грантов

В любом случае, как единогласно утверждают саратовские общественники,  под дождем из иностранных грантов они, увы, не мокнут. Основной поток грантов был в конце 90-х – начале нулевых. «Из-за рубежа финансировались исследования взаимодействия НКО и власти, экологические проекты, организация «Голос», Лига избирателей, женские организации. Вся «социалка» тогда, как, впрочем, и сейчас бегала по саратовским бизнесменам и получала помощь продуктами», – вспоминает руководитель фонда «Савва».
«В последнее время зарубежные грантодатели не особо-то сотрудничают с Россией. Раньше им было интересно финансировать проекты, направленные на развитие демократии, – рассказывает Лидия Златогорская. – Теперь же они почему-то считают, что у нас в этом плане все нормально, и предпочитают сотрудничать с Западной Европой. Логика примерно такая, что если в России существуют оппозиционные партии и СМИ, то им помощь не особо нужна». Златогорская рассказывает, что соотношение грантов, полученных за рубежом и в России, составляет примерно 1 к 100. За последнее десятилетие ее организация участвовала только в трех иностранных проектах.
«Грантодатели начали уходить из России вместе со сменой власти в 2000 году. Лично мы за последние пять лет получили только один иностранный грант на борьбу с коррупцией», – подтверждает слова коллег руководитель ассоциации «Партнерство для развития», эколог Ольга Пицунова. Какая именно это была сумма, собеседница говорить не хочет, объясняя, что хотя это и не секретная информация, она есть во всех отчетах, но лишний раз в СМИ ее озвучивать не стоит, дабы не привлекать и без того излишнего внимания государства.
Но не все придерживаются мнения, что без иностранных грантов НКО непременно погибнут. «Многих правительство осыпает грантами, и люди кричат о недостатке средств ровно до той поры, пока не удастся пробить какой-то хороший российский грант. От иностранной помощи я всегда принципиально отказывался. Я считаю, что помогать общественникам должно не государство, и не важно, родное или чужое, а прежде всего бизнес. Если никто их не поддерживает, значит, такая деятельность попросту не нужна. Всех облагодетельствовать невозможно», – заявил «Взгляду» председатель саратовского правозащитного центра «Солидарность» Александр Никитин. Он считает, что с учетом роста экстремистских организаций такой закон стране нужен и потребность в нем огромная. «Другое дело, что наши депутаты ссылаются на закон США, который хотя и имеет ту же терминологию, но регулирует совершенно другой предмет. Там идет речь о тех случаях, когда иностранные организации непосредственно руководят деятельностью общественников, ставят перед ними конкретные цели и спрашивают о результатах», – добавляет правозащитник.

Власть прижимает

Златогорская и Пицунова подчеркивают, что иностранные грантодатели никогда не диктовали им свои условия, не говорили, на что потратить деньги, и уж тем более не пытались влиять на политическую ситуацию в России. «Я считаю, что власть просто пытается всеми способами подавить гражданскую активность в стране. В первую очередь нововведения в законе коснутся не тех, кто как-то пытается влиять на политику, а именно непричастные к политике организации, – считает Ольга Пицунова. – Формулировка «политическая деятельность» очень размытая, по сути, под нее можно подвести любую активность. Вы же понимаете, что сильные общественные организации так или иначе завязаны с политикой, какого бы толка эти организации ни были. Взять тех же экологов. Мы же пытаемся как-то влиять на власть, хотим участвовать в обсуждении законов – вот она и политическая деятельность, вот ты уже и иностранный агент».
Общественница уверена, что те НКО, которые на зарубежные деньги пытаются заниматься политической деятельностью, в любом случае найдут лазейки, чтобы эти самые средства получать. «То, на что мы тратим деньги, вряд ли можно назвать политической деятельностью. В основном это образовательные проекты, выпуск информационных брошюр, книг, журналов и тому подобное», – объясняет Златогорская. Ольга Коргунова искренне считает, что в работе ее фонда «Савва» с новым законом не сильно что-то изменится. «Вот у Минюста работы прибавится. Они и так нас часто проверяют, а сейчас, видимо, будут искать что-то подозрительное еще более тщательно», – предполагает она. «Этот закон будет исполняться только в отношении тех организаций, к которым наша власть питает прямой интерес. В Саратове таких найдется немного, так что, думаю, жизнь саратовских общественников от этого существенно не изменится», – вторит ей Александр Никитин.

Гарант успокаивает

Во вторник вечером НКОшников попытался немного успокоить президент РФ Владимир Путин. Он встретился с главой Совета по правам человека (СПЧ) Михаилом Федотовым, уполномоченным по правам человека в РФ Владимиром Лукиным и уполномоченным по защите прав предпринимателей Борисом Титовым. Президент заверил общественников, что закон направлен не на то, чтобы запретить что-то, а на то, чтобы сделать  деятельность НКО более прозрачной.
А вот инициативы общественников у президента отклика не нашли. Михаил Федотов, например, предложил уйти от формулировки «иностранный агент», которая звучит слишком резко и в сознании людей ассоциируется со шпионской деятельностью. Но Путин сказал, что далеко не все формулировки в наших законах звучат мягко, и отверг предложение. Глава государства все же пошел на уступки НКОшникам и справедливо заметил, что если государство косвенно ограничивает общественные организации в получении иностранных грантов, то оно должно обеспечить НКО российскими инвестициями, и предложил правительству увеличить финансирование с 1 млрд до 3 млрд рублей в год.
Помимо этого гарант Конституции уточнил, что к политической деятельности не относятся «деятельность в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, социальной поддержки и защиты граждан, защиты материнства и детства, соцподдержки инвалидов, пропаганды здорового образа жизни, физической культуры и спорта, защиты животного и растительного мира, благотворительная деятельность». Заодно Владимир Путин согласился не распространять действие закона на религиозные организации, госкорпорации и на создаваемые госкомпаниями НКО. Думский комитет по делам общественных отношений безоговорочно согласился с президентскими поправками к законопроекту, но принять их депутаты смогут только после каникул, так что «иностранные агенты» появятся у нас спустя 120 дней после опубликования поправок к закону.
Не все деятели НКО считают, что Путин действительно «смягчил» законопроект. Они опасаются, что после его вступления в силу в России станет гораздо меньше общественных организаций, а гражданское общество и гражданская же активность ощутят на себе все большее давление власти. Но объективно нельзя не признать, что попытка пойти на контакт все же была, а что из этого выйдет, мы сможем узнать только после того, как закон начнет действовать.

 

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи