RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Казнить нельзя помиловать
05 июля 2012, 02:22
Автор: Екатерина ВЕЛЬТ

Эпистолярный жанр в России снова в моде. Около шестидесяти человек направили письмо президенту Путину с просьбой защитить Патриарха Кирилла от нападок и оскорблений. Другая часть православной общественности и более ста представителей российской интеллигенции, среди которых известные артисты, музыканты и общественные деятели, написали открытое письмо уже непосредственно Патриарху. В нем они просят Предстоятеля помиловать девушек, устроивших кощунственную акцию в Храме Христа Спасителя, и заступиться за них перед следствием. Как относятся к этой нарастающей околоцерковной активности в Саратове? Чтобы выяснить это и не быть обвиненными в тенденциозности, мы выбрали в качестве экспертов людей, не все из которых являются людьми воцерковленными, но которые способны составить то, что называется широким и беспристрастным спектром общественного мнения. Ради этого мы не стали убирать даже те высказывания, с которыми готовы поспорить. Респондентам были заданы следующие вопросы:
 
  1. Должен ли, по вашему мнению, Патриарх вмешиваться в ход следствия и способствовать смягчению наказания для панк-феминисток?
  2. Как, на ваш взгляд, Церковь должна реагировать на акции, подобные вручению Патриарху скандальной антипремии и пляскам панк-группы в Храме Христа Спасителя?
3. Если бы у вас была возможность написать письмо Патриарху, что бы вы в нем написали, о чем попросили бы Предстоятеля?

  Елена НАЛИМОВА, редактор газеты «Саратовский взгляд»:
  «Я жду от Церкви примерно такой же реакции, как в детстве от мамы»
   1. На мой взгляд, время, когда можно было выбрать правильную линию поведения в этой истории, ушло. Какой бы шаг ни совершил сегодня Патриарх, за ним последует недовольство. Если выскажется о смягчении наказания, будет обвинен в давлении на следствие, во вмешательстве в дела государственной службы и в том, что испугался и решил пойти на поводу у толпы – да много еще в чем. Если продолжит хранить молчание, то продлит конфликт с той частью общества, которая очень обеспокоена судьбой панк-активисток и вообще справедливостью. А эти обеспокоенные граждане – думающая, интеллигентная и лично для меня очень важная часть нашего общества. И я их во многом понимаю, и жалею, что они так искренне защищают этих девиц. Самих девиц мне тоже жалко по-человечески. В российских СИЗО жуткие условия, содержать там людей без очень серьезной причины нельзя.
  2. Церковь должна реагировать на все, что происходит вокруг нее. Я жду от Церкви примерно такой же реакции, как в детстве от мамы. Помните, как мы задавали каверзные и, как нам казалось, смелые и даже откровенно хулиганские вопросы? Лично я всегда получала разумный и мудрый ответ. Наверное, мне повезло – я ни разу не поймала маму на трусости или малодушии. Вот такого ответа я жду от Церкви по самым разным вопросам. А то получается, что часы есть, а слова нет…
  3. Я бы написала Патриарху, что  бывает такое чувство, что все роли, надетые на тебя временем, обстоятельствами, людьми, карьерой, традицией, на секунду можно снять и почувствовать себя собой. Где-то в глубине этого внешнего образа мы все ощущаем себя, как в детстве, ничего не изменилось – открытой Богу душой. Я бы попросила Патриарха вспомнить, что он тот самый, из детства, где-то внутри этих одежд. И весь мир сейчас смотрит на него. Если докопаться до себя внутреннего, настоящего, то обязательно почувствуешь, что сказать и как, чтобы это было справедливо. И тогда будет уже все равно, кто что подумает и как это прокомментирует.
 
  Игорь БАГОЛЕЙ, заслуженный артист России, актер Саратовской академдрамы имени Слонова:
  «Я верю, что наш Патриарх покажет себя эдаким добрым дедушкой» 
  1. Мне сложно ответить на этот вопрос, он очень непростой. Такой же, как ситуация, в которой оказался Патриарх Кирилл. Я не удивлен тем, что он отмалчивается: думаю, что после всего случившегося появляться в обществе ему не слишком-то хочется. С одной стороны, определенная реакция на выходку «Pussy Riot» у Церкви быть должна, ведь девушки позволили себе такой плевок в ее сторону. А с другой стороны, если рассуждать по православным канонам, Патриарху следовало бы утереться и улыбнуться, и все равно вести себя по-другому. Но, как я понимаю, содержание девушек под стражей должно было выглядеть акцией в назидание. Это равносильно тому, что их прилюдно высекли бы на площади, чтобы другим неповадно было.
  2. Я слушаю радио «Эхо Москвы», там об этом много говорят. Но сам я, честно говоря, от этого вопроса сейчас очень далек. Я нисколько не приветствую выходку девушек, но думаю, что сильно их не накажут, тем более что их уже помучили и физически, и психологически. Я верю, что скоро появится наш Патриарх и покажет себя эдаким добрым дедушкой, объявив, что он их прощает.
  3. Что бы я написал в таком письме? Даже не знаю… Вот вы спрашиваете, верующий ли я человек. А для меня вера и Церковь – это понятия, которые противоречат друг другу. Я считаю себя верующим, но Церковь как институт меня пугает, и, прежде всего, потому, что некоторые ее представители не очень хорошо себя проявляют. Неужели такой умный и уважаемый человек, как Патриарх, не понимает, что он сам может испортить впечатление о себе своими поступками? У всех на слуху скандалы с его часами, его квартирой, и не удивительно, что в обществе складываются антицерковные настроения. Такое впечатление, что человек стоит наверху финансовой пирамиды, к подножию которой стекаются подношения.
 
  Александр ПАРАЩЕНКО, главный врач Саратовской областной психиатрической больницы Святой Софии:
  «Мы, как христиане, должны быть милосердны»
 
  1. А Патриарх и так вмешался, он же попросил, чтобы к этим «барышням» не применяли строгих мер. И я это приветствую. Я считаю, что все христиане должны оставаться христианами, и заблудших овечек надо приводить в стадо словом, а не плеткой. Мы, как христиане, должны быть милосердны. Девушки уже себя наказали. От себя могу сказать, что вопрос психического здоровья здесь не стоит. Просто есть определенный тип людей, которые жаждут признания. Именно такие личности забираются обычно на крышу планетария, в храм или иные общественные места и устраивают там свои вычурные пляски. Это стопроцентный эпатаж людей, которые ищут себе хоть какое-то применение.
  2. В любом учреждении, а тем более учреждении духовно-православном, должен быть порядок. Если ко мне в больницу придут такие девочки и начнут плясать у меня на территории, я, естественно, вызову полицию. Я считаю, что реакция патриарха и настоятеля Храма Христа Спасителя была абсолютно адекватна. Не надо забывать, что дальнейшее решение относительно действий правоохранительных органов принимал не Патриарх, а судья. Что касается премии «Серебряная калоша», то это выглядит как такой дополнительный укус Церкви, который не делает чести тем, кто эту премию присудил.
  3. В Священном Писании есть фраза: «Прости им, ибо не ведают, что творят». Конечно, это сказано в адрес людей сумасшедших, больных, с помутненным разумом. Но, я думаю, что эта цитата применима и в отношении тех, кто проводил громкие антицерковные акции. Уверен, что Патриарх это хорошо знает и без меня, поэтому писать письма ему я бы не стал.
 
  Ольга КОРГУНОВА, председатель Саратовского регионального детского благотворительного фонда «Савва»:
  «Церковь – это не место, где решают политические вопросы»
  1. Если Патриарх чувствует, что вмешаться необходимо, значит, он должен вмешаться, если не чувствует, то не должен. Откуда мы знаем, может, он ночами не спит и переживает? А может, он допустил ситуацию с девушками из «Pussy Riot» в воспитательных целях? Ведь Патриарх живой человек – он и милосердный, и сострадательный, но при этом должен вести себя наставнически. Решать за него я бы никому не рекомендовала.
  2. Не могу сказать, что как общественник лично я жду от Патриарха публичного выступления. Умные, духовные люди все и так понимают. Взять, допустим, эту историю с часами. Кто-то реагирует на нее очень бурно, а я спокойно. Я сама отношу себя к прихожанам храма в селе Елшанка, и часто общаюсь с местными священниками. Мне нравится, когда батюшка хорошо выглядит, когда он прибранный, нарядный, я за него радуюсь. Что если бы я пришла к священнику, а он в обносках, стоптанных башмаках?
  3. Если бы мне пришлось писать такое письмо, я бы обратилась не к Патриарху и не к Владимиру Путину и даже не к судье – я бы обратилась к гражданам. Ведь это мы содержим власть, и мы вправе решать, как она должна поступать, когда дело касается общественных вопросов. Я сказала бы им, что подписываюсь под обращением освободить участниц панк-группы, главным образом, потому, что у девушек маленькие дети. И это очень тяжело, когда малыши растут без мам и пап. Девушки же, на мой взгляд, уже должны были осознать, что поступили некорректно. Вообще Церковь – это не место, где решают политические вопросы. Пусть бы они пели свои песни где-нибудь в парке, среди молодежи. Виктор Цой тоже считал, что нужны перемены, но он же не запрыгивал на крышу храма.
  Игорь ПЛЕВЕ, ректор Саратовского государственного технического университета:
  «Патриарху стоит проявить великодушие» 
  1. Конечно, Патриарху не советуют – пусть он решает сам. Но, с моей точки зрения, ему стоит проявить великодушие: например, попросить о том, чтобы девушек простили. У нас на Руси всегда снисходительно относились к людям, которые допускали бестактность в отношении веры. В таких случаях говорят: «Господь их накажет». Мы же должны быть сострадательны. Я верю в то, что великодушие Патриарха в большей степени скажется на внутреннем самочувствии участниц группы, чем их содержание в СИЗО, поможет им объективно оценить свои не очень хорошие поступки.
  2. Я не считаю, что Церкви вообще следует обращать внимание на акции, подобные премии «Серебряная калоша» или выступлению панк-группы. Такие вещи являются провокацией, они специально рассчитаны на то, чтобы втянуть Церковь в разборки, характерные для различного рода политических структур.
  3. Я в принципе не подписываюсь под коллективными обращениями. Если я и пишу письма, то пишу их индивидуально. И вопросов к Патриарху лично у меня нет.
 
  Сергей УТЦ, главный врач клиники кожных и венерических болезней СГМУ:
  «Нам всем не хватает истинной веры»
 
  1. Не вижу причин, по которым следовало бы в данной ситуации вырабатывать какие-либо особые подходы и суждения. Наверное, я могу показаться кому-то излишне миролюбивым, но если бы мне пришлось принимать решение, то я бы задумался не над самими фактами богохульства, но над причинами, которые способствовали их возникновению. Может быть, что-то не так в самой РПЦ? В конце концов, РПЦ – лишь организующая надстройка, и никакие действия и слова в ее адрес не могут поставить под сомнение дух и смысл православия как религии, исповедуемой миллионами истинно верующих людей.
  2. Самой правильной реакцией стало бы истовое и аскетическое служение Господу. Ведь только примеры такого служения могут стать нравственным ориентиром для паствы.
  3. Если бы мой голос мог помочь заблудшим душам сделать правильный нравственный выбор, я бы обратился к Патриарху с просьбой о молитве. Молитве о спасении души. О вразумлении. О выборе жизненного пути. О добре. Нам очень не хватает именно этого. Нам всем не хватает истинной веры.
 

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи