RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Иван Свищев: «Проблемы у нас возникают с временщиками»
28 июня 2012, 01:21
Автор: Елена НАЛИМОВА
Комментарии: 2

Надзор в сфере строительства – область настолько узкая, что даже участники рынка при подготовке вопросов к этому интервью не смогли в точности назвать мне полномочия инспекции. Но, судя по тому, насколько активно в Саратове ведется строительство и по отсутствию громких скандалов, можно сделать вывод, что не только деньги любят тишину –  внимательному  надзору также чужд лишний шум. Иван Николаевич Свищев не мелькает на экранах,
нечасто дает интервью. В его подчинении довольно скромный штат специалистов, тем не менее, объем контролируемых объектов впечатляет. Фактически любое строительство, перевалившее за третий этаж, – объект повышенного внимания руководимой им службы. В офисе инспекции на ул. Челюскинцев мы беседуем об активности прокуратуры и общественном надзоре,  о том, какие нарушения при строительстве являются хроническими для нашего города и почему незаконные постройки никогда не сносят.
 

ПОСЛУЖНОЙ СПИСОК
 
  – Иван Николаевич, поскольку инспекция стройнадзора имеет достаточно ограниченный круг «постоянных клиентов» и не все знают, чем конкретно вы занимаетесь, не могли бы вы очертить границы полномочий возглавляемой вами службы, а также ее основные цели и задачи?
  – Тем более что они претерпели некоторые изменения за последние годы.
  В настоящий момент инспекция является единым надзирающим органом при возведении объектов капитального строительства. Но нам  поднадзорны не все объекты – только те, проектная документация на которые подлежит экспертизе. В соответствии со ст. 49 Градостроительного кодекса это жилые дома свыше трех этажей и площадью больше полутора тысяч квадратных метров. А объекты соцкультбыта – свыше двух этажей. К сожалению, после 2006 года остальные объекты, например частные жилые дома, выпали из нашего надзора.
  Наша основная функция – проверка соответствия выполняемых работ проектной документации и строительным нормам во время строительства.
  – Какая служба в настоящий момент может проверять частное домостроение?
  – До марта прошлого года провести надзор и составить протокол могли участковые инспектора милиции. Теперь эти полномочия у них отобрали, и в настоящий момент такое строительство фактически никому не поднадзорно, кроме прокуратуры. Даже по выявленным нарушениям, пока здание менее трех этажей, инспекция не имеет права составить административный материал и привлечь  к ответственности. Это, кстати, касается и последней публикации «Взгляда»  – про незаконное строительство на Дзержинского, 6. Изначально, когда там было два-три этажа, он не был поднадзорен инспекции, и мы туда не ходили. Сейчас, когда постройка выросла до пяти этажей, мы можем заниматься этим объектом.
  – Как изменилась ваша работа с введением такой формы управления сферой строительства, как саморегулируемые организации? Теперь за многие моменты отвечают так называемые гильдии строителей – СРО.
   – По большому счету, только то, что в Кодекс административных нарушений добавилась дополнительная статья и если раньше, мы проверяли наличие лицензии на разные виды строительных работ, то сейчас требуем наличия допусков, выданных саморегулируемой организацией. В остальном все требования остались прежними. Насколько это упростило получение допусков, вопрос не ко мне.
  – Есть мнение, что в некоторых случаях упростило настолько, что встречается несоответствие выданного допуска и тех работ, что проводятся компанией на стройплощадке. То есть махинации с документами. Вы сталкивались с подобным?
  – Пока мы никого конкретно не наказывали по таким статьям, но у нас были письма от саморегулируемых организаций, поскольку они сами тоже проверяют деятельность своих членов. Они сообщали, что выявлялись факты ведения работ при отсутствии необходимого допуска. Но это были единичные случаи и все на неподнадзорных нам объектах. Инспекция в этих случаях просто переправляла письма в прокуратуру для принятия решения о возбуждении дел.
  – В каких случаях инспекция стройнадзора может выходить в суд самостоятельно, без участия прокуратуры?
  –  Есть ряд статей Кодекса об административных правонарушениях, которые рассматриваются нами в судебном порядке. Это статья 19.5 – неисполнение предписания инспекции и статья 20.25 – неуплата штрафа в установленный срок. Но, хочу специально разъяснить, поскольку часто публикуются материалы в СМИ, где журналисты апеллируют к нам, инспекция не может обращаться в суд с иском о сносе самовольной постройки. Таких полномочий у нас нет.
  – Какой у вас КПД, если судить по обращениям, сколько раз за этот год  инспекция обращалась в суд?
  – Есть общая статистика. За первое полугодие текущего года проведено 507 проверок. Выявлено 626 нарушений, составлено 66 протоколов и вынесено 72 постановления о наложении штрафов на общую сумму 2 млн 747 тыс. руб.
  – То есть примерно 10% от рассмотренных случаев...
  – И не надо забывать, что это доход бюджета – по итогам полугодия около 2 млн руб.
 
НАДЗОР
НАД ПРОКУРАТУРОЙ
 
  – Иван Николаевич, принцип вашей работы в том, что вы тесно взаимодействуете с прокуратурой. Можете составить свой рейтинг: назвать районы города, области, где прокуроры наиболее активны и, наоборот, хронически бездействуют?
  – Специального анализа мы не проводим… По активности строительства районы области разнятся, отсюда и различное участие прокуратуры. Много строит, конечно, Саратов. Энгельс и Балаково – тоже  города с большим количеством строек. Не могу сказать, что прокуратура инертна. К нам часто обращаются граждане – жители разных районов, но мы, видя, что рассматриваемый объект нам неподнадзорен, сами передаем этот материал в прокуратуру, пишем сопроводительное письмо, где указываем, какие, по мнению инспекции, допущены нарушения, просим прокуроров выйти с проверкой.
  – Есть мнение, что многие вопросы в прокуратуре вязнут, не рассматриваются с должным вниманием или вообще спускаются на тормозах. У вас есть ощущение, что, отдавая документы прокурорам, вы можете рассчитывать на скорейшее  рассмотрение вопроса? Или волокита имеет место быть?
  – Нет, таких фактов у меня нет. Сотрудник прокуратуры составляет административный протокол, а мы потом рассматриваем этот материал и пишем постановление на штраф. Так что работаем в постоянном контакте. Как правило, на наши обращения приходят административные материалы. Но, хочу подчеркнуть, что обращения основаны на заявлениях граждан и чем больше их будет, тем более эффективно и инспекция, и прокуратура всех уровней будут бороться с незаконным, самовольным строительством.
  – Скажите, если так идеально строится ваша совместная с прокуратурой работа по выявлению и пресечению нарушений, почему в Саратове так много фактов незаконного строительства?  На каком этапе провал и недоработка?
  – На самом деле его у нас не так уж много. Просто самовольные стройки у всех на устах, публикуются материалы в СМИ, поэтому так кажется. Проспект Кирова, сейчас вот Дзержинского, 6, индивидуальное строение Саруханяна, на которого жалуются соседи по участку (Медиахолдинг «Взгляд» подробно освещал борьбу жителей за свои дома, пострадавшие из-за  нарушений при строительстве частного дома, допущенных бизнесменом Саруханяном. – Авт.). В последнем случае инспекция обращалась с письмом в прокуратуру, и есть административный материал, но застройщик – физическое лицо.  Для физических лиц установлены очень невысокие суммы штрафа – около 5 тыс. руб. А у нас нет права проводить у него проверку каждый день. Вы же первые скажете, что это коррупция! Ведь в соответствии с законом о защите прав потребителей мы можем провести проверку только в трех случаях: по жалобе, если мы узнаем о проблеме из СМИ и если идем проверять выполнение нашего предписания. Сейчас застройщики очень грамотные, когда приходишь, сразу спрашивают: на каком основании? Должно быть соответствующее распоряжение, и, по закону, за три дня до проведения проверки мы должны оповестить застройщика о своем приходе. Если же пришли и видим, что никаких работ не ведется, для нас это значит, что отсутствует событие административного правонарушения. 
  – Если  незаконная стройка ведется, но перед вашим приходом (вы же предупредили, что придете) строители  собрались и ушли – вам  нечего предъявить застройщику?
  – Так и есть. Во-первых, такой материал проверки никто не подпишет (а его должен подписать или сам застройщик, или его доверенное лицо). Во-вторых, в акте проверки должен быть указан вид работ, который ведется на объекте. А там ничего не ведется!
  – Застройщик сам расписывается в том, что ведет незаконное строительство?
  – Да, такого оформления требует закон. Если он не распишется, мы, конечно, можем вынести постановление о наложении штрафа. Но если сумма штрафа значительная, застройщики потом обращаются в суд, обжалуют наше решение. Если не были соблюдены все требования законодательства, если заказчик строительства не был уведомлен о проверке и так далее, суд может его отменить. А как его уведомить, если застройщика нет на объекте или он вообще не известен?
  – Замкнутый круг?
  – Как правило, те застройщики, с которыми мы работаем постоянно, знают закон и не допускают серьезных нарушений. Проблемы возникают с временщиками. Чтобы бороться с ними, мы обращаемся в прокуратуру, проводим совместные проверки, потому что прокуратура может прийти без извещения. И прокуратура нам почти никогда не отказывает. Вот и по объекту на Дзержинской, 6, мы уже связались с администрацией и прокуратурой Фрунзенского района. Не знаю, насколько это будет плодотворно, но работа ведется. Поэтому и кажется, что таких объектов много – вокруг них много шума.
 
ПРИНУДИТЕЛЬНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО
 
  – Ситуации, когда возводимый объект не соответствует первоначальному проекту, например вместо пяти этажей строится десять, какие тут существуют возможности для восстановления законности и какие полномочия есть у инспекции? Примеры тоже у всех на слуху – торговый комплекс «Мир» на Московской и другие  подобные объекты
  – Есть статья, предусматривающая штрафные санкции за нарушение требований проекта. Да, за это мы наказываем. Но, как правило, на таких объектах перед вводом в эксплуатацию все доводится до ума. Производится корректировка проекта, например по надстройке…
  – Но архитекторы не случайно  выдали разрешение на пять этажей, а не на десять. Есть Генплан, есть архитектурный облик города в конце концов…
  – Ну как… застройщик понимает, что все равно, так или иначе объект надо вводить в эксплуатацию. Поэтому обследуется фундамент на предмет несущей способности, разрабатывается проект на дополнительные этажи, проводятся экспертизы, получается новое разрешение. Безусловно, мы их за эти нарушения штрафуем, а потом осуществляем надзор уже на объекте, на который получено новое разрешение. В конечном итоге эти дома вводятся, как и все.
  – По сути, это отсроченное разрешение и в чем-то, наверное, более выгодное?
  – Нет, тут вы не правы. Если предполагалось пять этажей, а в итоге построено восемь, то проходить всю процедуру получения документов на строительство проходится второй раз. А это и новый проект, и новая экспертиза, и разрешение – дополнительные деньги, время и штрафы. Самый большой – за строительство без разрешения – от 500 тыс. руб. до 1 млн. И сейчас по предложению депутатов Госдумы ввели в действие новую градацию штрафов. По статье 9.4 Административного кодекса (нарушение требований проекта) на должностных лиц теперь накладывается штраф от 20 до 30 тыс., на юридических – от 100 до 300. Хотя раньше штраф  составлял около 5 тыс. руб.
  – Все равно это смешные деньги, учитывая, какие средства крутятся в строительной сфере…
  – Нельзя сказать, что они смешные. В моем понятии 300 тыс. штрафа за неудовлетворительное состояние строительной площадки – это значительная сумма. И застройщик в этой ситуации понимает, что лучше навести порядок на стройке, чем платить.
  – Вам известны прецеденты, чтобы незаконно, не по проекту построенное здание сносили? Не везде же можно безболезненно изменить этажность и назначение. Если не по Саратову, то хотя бы по России такие случаи есть?
  – Я не могу сказать по России, но на территории нашей области не знаю случаев, чтобы демонтировали дополнительные этажи. Правда, и таких объектов у нас немного. Кроме того, есть практика введения зданий в эксплуатацию в судебном порядке. Застройщик может заказать дополнительные обследования и получить техническое заключение о том, что строение не представляет угрозы для проживания. Может запастись заключением Роспотребнадзора, экологов, пожарных и обратиться в суд. При наличии у него прав на земельный участок суд вполне может узаконить такое строительство. С другой стороны, и администрация города может обратиться в суд с заявлением о сносе незаконной постройки. Но не забывайте и о том, что у застройщика есть право обжаловать решение суда в вышестоящей инстанции. Так что это долгая история…
 
ПОМОЩЬ НЕ ТОЛЬКО
В РАМКАХ ЗАКОНА
 
  – Когда дом построен и обнаруживаются проблемы, выявленные в процессе эксплуатации, может помочь инспекция?
  – У нас есть такие обращения, но в соответствии с полномочиями мы не осуществляем надзор в уже эксплуатируемых домах. Есть такое понятие, как гарантийный срок. Если это не оговорено, он составляет не более пяти лет. Житель вправе обратиться к застройщику для составления акта о разногласиях, в котором указываются все выявленные недостатки. И застройщик обязан за свой счет или за счет генподрядчика их исправить. Наши полномочия на моменте сдачи объекта заканчиваются, но мы понимаем, что имеем все контакты организации, которая строила, и стараемся помочь гражданам понудить их к исправлению недоделок. Может быть, это не совсем законно, но оказываем содействие. 
  – Перепланировки в многоквартирных домах тоже не в вашем ведении, например если речь идет о перестройке квартиры под магазин?
  – Это сфера полномочий жилищной инспекции. Если на это получены соответствующие разрешения, то почему бы нет? Но, к сожалению, часто переделывают варварски, без необходимых документов. Только недавно мы рассматривали заявление от жителей ЖСК «Мичуринец». В здании по фасаду –  от асфальта до уровня первого этажа, некие строители проделали большой проем в несущей стене дома, наверное, для какого-то входа. Мы провели проверку, определили, что это незаконно, и передали материалы в жилищную инспекцию. Бывает и так. Мы обязаны отреагировать на заявления граждан, если это оказывается не наша поднадзорность, передаем в уполномоченный орган.
  – Совесть не позволяет не принять?
  – Кроме совести есть еще Закон по работе с обращениями граждан. Не всегда по заявлению можно понять поднадзорность объекта – обращаются ведь разные люди, не все могут грамотно объяснить. Поэтому нужно выйти и все увидеть своими глазами.
НЕВРЕДНАЯ РАБОТА
 
  – Скажите, при необходимости «все увидеть своими глазами», сколько специалистов у вас работают?
  – С недавнего времени мы являемся единым надзорным органом по строительству, поэтому в составе инспекции есть отдел спецнадзора, свои пожарные, свои санврачи и свои экологи. В настоящий момент у нас работают 44 человека.
  – Негусто для такой сферы, как строительство…
  – К сожалению. А в связи с тем, что сейчас проходит сокращение, три человека мы еще и сокращаем. Но ничего, стараемся соблюдать сроки. Вот вчера специалисты вернулись из Балашова – там Саратовский университет собирается сдавать ФОК с плавательным бассейном. Недавно ездили в Красноармейск, Калининск. Наши инспекторы есть в Энгельсе, Марксе, Балакове и Вольске – там, где много строят. Всего у нас шесть территориальных отделов. Близлежащие районы тоже обслуживают они.
  – Работа, наверное, очень вредная. Инспекторов везде хорошо встречают – кормят, поят…
  – Ну нет! (смеется) Я бы не сказал, что настолько вредная. У нас, как и везде, ведется борьба с коррупцией. У меня есть два заместителя, они регулярно проверяют инспекторов – выходят вместе с ними на объекты. Каждые два месяца мы контролируем работу наших отделов. Ну и прокуратура нам не дает дремать – проверяет постоянно.
   – А граждане вам на ваших инспекторов жалуются?
   – Знаете… давно такого не было. У нас нет графика приема посетителей. Пришел человек – мы его принимаем. Либо я сам, либо заместитель, либо начальник отдела – в течение дня обязательно кто-то есть и всегда окажет квалифицированную помощь, подскажет, даже если жалоба не по адресу. Мы не отфутболиваем, а объясняем, как написать заявление. Человек пишет его на наше имя, а мы, хотя заведомо знаем, что оно не наше, направляем по принадлежности. Просто так нам проще.
 
ОБЩЕСТВЕННЫЙ
НАДЗОР
 
   – Иван Николаевич, сейчас популярная тема – общественные советы при различных государственных и муниципальных структурах. Как вы считаете, уместно было бы собирать экспертов на базе инспекции стройнадзора для выработки решений по сложным вопросам?
  – Есть такая мысль. Недавно был создан общественный совет при жилищной инспекции. Нам это пока сложно сделать, потому что, выходя на проверку, мы должны указывать тех должностных лиц, кто ее осуществляет. Но у нас есть соглашение с Ростехнадзором. Несмотря на то что они тоже контролируют строительство, у нас имеется разграничение по объектам. Они надзирают за особо опасными, технически сложными и уникальными стройками. Например, 36-этажный дом на набережной нам не поднадзорен, только Ростехнадзору, так как его высота больше ста метров. Но вот, например, строится макаронная фабрика в Балашове  – по строительным параметрам она наша, но там есть сложное технологическое оборудование, и мы привлекаем Ростехнадзор к совместным проверкам.
  В общем-то, мы не против привлекать более широкий круг специалистов. На внутренние совещания мы приглашаем экспертов –  есть соглашение с двумя саморегулируемыми организациями, ГоЧС. А с общественниками пока нет, но мы думаем об этом. Потом что инспекторы, при их загруженности, не всегда видят все объекты, которые строятся в районе. На центральные районы в Саратове приходится по два специалиста, а в Заводском у нас только один сотрудник. И до десяти утра каждый день все инспекторы здесь, в центральном офисе, на приеме граждан и только потом расходятся на свои проверки. Пока они доедут на общественном транспорте…
  – А вот вы, Иван Николаевич, когда идете по городу, можете что-то увидеть или глаз уже замылился?
  – К сожалению, я как заинтересованное лицо не могу написать заявление, по которому может быть организована проверка . Если увижу я, то инспекция может только обратиться с письмом в министерство или администрацию города с просьбой разъяснить ситуацию. Конечно, я могу, проходя мимо, зайти и поинтересоваться, кто строит. Но, повторюсь, порой очень сложно узнать, кто застройщик объекта. Рабочие  говорят, что не знают. И где его искать?
 
СВОИ ЛЮДИ?
 
  – Это почерк временщиков, а постоянные участники рынка часто допускают нарушения?
   – Нарушения, конечно, встречаются, но, уверяю вас, это не то, что влияет на устойчивость и безопасность зданий. Весной мы проверили около 70% всех строительных площадок Саратова. Это стало уже хорошей традицией – проводить рейды по стройплощадкам на предмет их содержания в осенне-зимний и весенне-летний период. Смотрим наличие ограждений, твердого покрытия, пункта мойки колес, как вывозится мусор. Выдаем предписание об устранении нарушений, через две недели проверяем выполнение. Я давно работаю в строительстве, с 2003 года – в инспекции. Многих знаю лично, постоянно встречаемся на совещаниях, и они с пониманием относятся к нашей работе. Добрые отношения и улучшение качества строительства прогрессируют с каждым годом.
  – Иван Николаевич, вы уже почти десять лет в инспекции, наблюдаете процесс изнутри. Можете сформулировать ваше личное отношение: в чем проблема Саратова с точки зрения строительства и архитектуры? Вам лично все нравится? 
  – Вы хотите сказать про точечную застройку? Я считаю, что многое здесь не дорабатывается. Историческая часть нашего города должна быть сохранена. Есть уникальные здания, пусть они останутся. Когда рядом возникают многоэтажные свечки, это неправильно.
  – Вы сами живете в новом доме или в старом жилом фонде?
  – Квартиру моя семья получила в 1983 году  на улице Новоузенской – это поселок агрегатного завода.
  – То есть застройщики не пытаются купить вашу лояльность квартирами в новостройках?
  – Зачем? У меня две дочери, они живут отдельно. Мы с женой остались вдвоем, нам хватает этих 28 метров, что у нас есть. За 3-й советской больницей – это не так уж далеко, тихий район. Только вот с дворовой территорией сейчас не все хорошо. Хотелось бы, чтобы навели порядок…
 

Фото
Екатерины БАРАМИЯ

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи