RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Доходный дом
28 июня 2012, 01:18
Автор: Андрей КАЛАШНИКОВ
Комментарии: 14

«Взгляд» продолжает исследование служебной деятельности и личных поступков заместителя прокурора Саратова Андрея Пригарова. Внимательные читатели давно настаивали на возобновлении повествования о «прокуроре на миллион», начатом в одном из предыдущих номеров издания. Фельетонный жанр, избранный тогда, нуждается в прививке аналитики, тем самым наше описание этого удивительного феномена сможет претендовать на обобщение и всесторонность. Справедливости ради скажем, что сам Пригаров лишает журналистов профессионального права на равнодушие. В последние два месяца он превратился в настолько известную медиаперсону, что неискушенная публика может искренне заблуждаться относительно того, кто же в действительности возглавляет региональную прокуратуру. На фоне судорожной активности блюстителя закона разговевшийся в кресле руководителя ведомства Владимир Степанов кажется досадным недоразумением или, если быть жестче, четырехлетней случайностью. За свои старания Андрей Викторович вознагражден сполна – присвоен новый классный чин, теперь он советник юстиции, что соответствует званию подполковника. Обрести регалии ему не помешали ни дорогостоящий отдых на Мальдивах и в ОАЭ, ни курортный вояж с семьей и гувернантками в Черногорию, ни даже сообщения прессы и телевидения о приватизации и продаже служебного жилья. Как нам представляется, в этом противоречии вся нынешняя саратовская прокуратура, а Пригаров ее одно из самых ярких олицетворений. 
 
  «Взятку он любил, но никогда не подбирался к ней, как тать в нощи, не сочинял предварительных проектов насчет ее обретения, не каверзничал, а брал с маху.
  Нужно денег – летит на гуртовщика, потом летит  на лесопромышленника, потом на содержателя крупчаткой мельницы, и всегда  берет без дела, без повода, здорово-живешь»
Михаил Салтыков-Щедрин
«Господа ташкентцы»                          
 
КУБАНСКАЯ ВОЛЬНИЦА
 
  Андрей, выпускник Кубанского государственного университета, прибыл в наш город в статусе конкистадора – участника отряда завоевателей Анатолия Бондара, получившего в 2000-м назначение прокурором Саратовской области. Журналисты и политики назвали это событие краснодарским нашествием – гости-прокуроры не были законниками в привычном смысле слова, их интересы простирались далеко за пределы рутинного исполнения профессиональных обязанностей.
  Перераспределение собственности и шире – установление контроля над экономическими и политическими процессами – именно такой вызов был брошен региональной и городской элите. В этой войне Пригаров показал себя с лучшей стороны: личная преданность руководству и четкое понимание коммерческих задач гарантировали стремительное продвижение по службе. Уже в 27 лет, в 2004 году, Пригаров получает стратегический с точки зрения влияния на хозяйственные отношения пост – становится заместителем прокурора Саратова.
  Под его контролем оказались капиталоемкие сферы, начиная от деятельности муниципальных предприятий и заканчивая земельной политикой администрации города. Ответственная должность располагала к нестандартным решениям, о которых по-прежнему с обидой вспоминают те, кто благодаря прокурорской ретивости незаслуженно потерял работу, бизнес и репутацию. Некоторым все же удалось обезопасить себя от кубанской вольницы: в современной России виды и способы страхования могут быть разными.
  Андрей Викторович надежно укоренился в Саратове. Об этом свидетельствует не только подозрительно странный для прокурорской службы факт – восемь лет неизменно на одном посту (ротация кадров касалась кого угодно, но не Пригарова), но и умение трудоустраивать своих близких родственников на высокие должности, в том числе в правительстве региона и арбитражном суде области  (о традиции трудоустройства в судах жен и возлюбленных прокуроров мы расскажем в ближайших номерах газеты). 
  Отдельного упоминания заслуживают финансово-хозяйственные сделки героя публикации. В 2002 году, будучи якобы нуждающимся в улучшении жилищных условий, он получил от мэрии Саратова трехкомнатную квартиру в доме № 10А по улице Электронная. Казалось бы, что в этом такого, ведь тогда еще помощнику прокурора Ленинского района с женой и ребенком нужно где-то жить? Однако, как удалось выяснить «Взгляду», супруга Пригарова с 2000 года являлась действующим участником долевого строительства, т.е. средства на приобретение жилья  у четы имелись. Более того, согласно нашим данным, жилье в строящемся доме (сейчас там, в доме № 7А по Одесской, благополучно и живут Пригаровы) приобретено по беспрецедентно низкой цене – 2370 рублей за квадратный метр (!). Случайностей, как водится, в таких сделках не бывает. Стоит предположить, что застройщик не мог проигнорировать значение знакомства с перспективным прокурорским работником.
  Служебную же квартиру на Электронной рачительный Андрей Викторович в том же 2002 году приватизировал и продал, тем самым фактически добровольно признав обретение статуса нуждающегося фиктивным. Кажется, что этот статус и нужен был ему лишь для того, чтобы, по-русски говоря, на халяву получить недвижимость с целью ее дальнейшей реализации. Ущерб муниципальному бюджету, разумеется, компенсировать никто и не собирался. 
  В этом контексте комичными выглядят попытки Пригарова с помпой выражать попечительство о саратовцах, нуждающихся в улучшении жилищных условий; ставится под сомнение легитимность уголовных дел, возбужденных в отношении сити-менеджера Алексея Прокопенко. Сразу хочется перефразировать известное четверостишье Игоря Губермана: 
 
Вон прокурор во все копыта
Летит к амбару за пайком.
Кто ест из общего корыта.
Не должен «класть» в него тайком.
 
  
ПОЧЕТНЫЙ
ОСТРОВИТЯНИН
 
  О методике решения квартирного вопроса Пригаровым медиахолдинг «Взгляд» проинформировал прокурора области Степанова. Изложенные факты подтвердились – ответ Владимира Николаевича имеется в распоряжении редакции.
  «В 2002 году Пригарову А.В. органами местного самоуправления г. Саратова предоставлена по месту работы на семью трехкомнатная квартира в г. Саратове по ул. Электронная. В том же году с согласия совершеннолетних членов семьи Пригаровым А.В. по договору на приватизацию, заключенному с МУП «Агентство по приватизации жилищного фонда г. Саратова», указанная квартира приобретена в частную собственность», – говорится в документе.
  А дальше, читатели, будьте внимательны, Степанов устами своей помощницы Татьяны Казаченко сообщает: «Нарушений действующего на тот период времени законодательства не установлено». Оговорка «на тот период» вовсе не случайна: о том, нарушено ли действующее СЕЙЧАС законодательство, не сказано ни слова. Как будто в данной ситуации можно говорить о наличии срока давности служебного преступления?
  Более того, прокурор области так и не дал правовой оценки факту приватизации и дальнейшей продажи квартиры на Электронной, ограничившись сухой констатацией правдивости сведений, изложенных журналистами.
  Такая практика демонстративного игнорирования нарушений законности – ключевая черта, характеризующая стиль работы Саратовской областной прокуратуры. Степанов в своем ответе на наш редакционный запрос лишь утвердил общественность в этом печальном мнении.
  Описанный случай далеко не единичный: за последние три месяца Владимир Николаевич не замечал очевидного в историях быстроногого зампрокурора Советского района Волкова, метко стреляющего по кабанам прокурора Харьковского, наконец, любящего уличные драки Савина из Новобурасской прокуратуры.
  Кому-то благостно-служебный сон Степанова может показаться элементарной безответственностью, мы же видим в нем вполне определенную политическую позицию, суть которой в следующем: ценность благосостояния членов прокурорской корпорации выше требований закона и общественного мнения.
  Такая идеология может признать за норму пьянство на рабочем месте, нарушения правил дорожного движения, оскорбления в адрес сотрудников полиции, отзыв исков, посредничество в передаче взяток. Эта идеология разрешает прокурорам публично заявлять, что среди них коррупционеров нет, а все подозрения – фантазии журналистов.   
  Если так, то почему до сих пор никто официально не прокомментировал сведения о том, что Пригаров, вероятно, выступал посредником в несостоявшейся коррупционной сделке между бывшим депутатом гордумы Макеенко и сотрудниками областной прокуратуры? Почему никто не объяснил факта пропажи чрезвычайно важных аудиозаписей из материалов уголовного дела? Вразумительные ответы на эти вопросы мы вряд ли получим.
  Еще одной страницей в биографии Андрея Пригарова являются регулярные заграничные вояжи. В новогодние праздники 2009-го Пригаров с супругой летал на Мальдивские острова – отдых на курорте в указанное время стоит на двоих около 1 миллиона рублей (!). Очевидно, что официальный годовой заработок не позволил бы прокурору совершить такую дорогостоящую поездку. Бывал он и в Объединенных Арабских Эмиратах, Черногории, других уголках планеты, не чурается курортов России – отдыхает на широкую ногу как минимум два раза в год.
 
КОМПЛЕКС ИГНАТЕНКО
 
  Слепой увидит разницу между официально задекларированными доходами и реальными расходами. Казалось бы, проводи служебную проверку и выясни причину такого противоречия. Тем более, у Владимира Степанова есть политический карт-бланш: национальный лидер и президент России Владимир Путин четко сформулировал позицию государства по этому поводу, инициировав внесение изменений в федеральное законодательство.
  Понимая бесперспективность попыток призвать Степанова к проведению проверок и получив еще пару отписок из областной прокуратуры, наш холдинг обратился напрямую к Генеральному прокурору Юрию Чайке. В письме указали на опасные последствия корпоративной болезни прокуроров, напомнив о скандале в Подмосковье. 
  «Не так давно гражданам Российской Федерации стало известно об источниках материального благополучия бывшего первого заместителя прокурора Московской области Игнатенко А.Н., в частности об источниках финансирования заграничных вояжей этого прокурора. По нашему мнению, одной из причин благополучия и процветания Игнатенко А.Н. явилось отсутствие должного государственного и общественного контроля за его доходами и расходами», – констатировали мы в обращении к Юрию Яковлевичу.
  Как представляется, сравнение двух ситуаций более чем уместно. Саратовские прокуроры, похоже, превратилась в этаких носителей комплекса Игнатенко: служба воспринимается как личный бизнес-проект, а сама прокуратура как доходный дом. 
  Можно сдать в аренду на время арбитражный отдел прокуратуры – вашего оппонента завалят исками, можно попользовать сотрудников отдела по участию в рассмотрении уголовных дел в судах – государственный обвинитель окажет вам максимальное содействие в смягчении приговора, можно даже арендовать прокуроров для запугивания конкурентов или давления на издателей СМИ. 
  Шутка ли, но службу в прокуратуре можно признать отдельным видом предпринимательской деятельности, которая освобождена от налогов. Она позволяет многое: и Мальдивы, и квартиры, и машины, – словом, возможно все в стране прокурорской безнаказанности. И чем сильнее чувство превосходства над законом, тем все больше прокуроры напоминают щедринского персонажа из эпиграфа к статье.  
 
 

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи