RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Умирать – так с мусором
28 июня 2012, 01:18
Автор: Антон КРАВЦОВ

Неделю назад в семь часов утра мне позвонила эколог и гражданский активист Наталья Михайлова. Она долго объясняла, что прямо сейчас находится в Заводском районе, где должны состояться слушания, посвященные внесению изменений в Генеральный план города. «Через час здесь будет полный беспредел, приезжай!», – отрезала вместо прощания она и положила трубку. Требовалось не только провести разведку боем, но и разобраться, почему, казалось бы, стандартные слушания по изменениям в Генплан, сопряжены с массой скандалов и не отпускают внимания общественников и экологов. Для этого пришлось погрузиться в гущу событий с каруселями бюджетников. 
 
  Вкратце обстановка следующая. Чиновники предлагают адаптировать Генплан, подписанный в 2008 году, под «современные реалии и градостроительные тенденции». Часть земель предлагается перепрофилировать. Так, например, огромную территорию бывшего авиационного завода планируется разбить на три равные части: для жилищного строительства, общественных территорий и организации небольшого производственного предприятия. Принадлежавший заводу аэродром также хотят отдать под жилищное строительство, причем говорят, что на этой территории еще до Великой Отечественной собирались отстроить жилой район с парками и широкими улицами. Поскольку восстановить авиапроизводство в Саратове теперь уже вряд ли возможно, огромный пустырь у Волги и правда логичнее было бы застроить жильем.
  Камень преткновения в этой истории – находящиеся сейчас в черте Саратова три мусорных полигона. В соответствии с федеральным законодательством в границах города их быть не должно. Чиновники предлагают изменить границы так, чтобы свалки оказались за его чертой. Тогда, как говорится, и волки будут целы, и овцы сыты. Но прогрессивная общественность и экологи не одобряют подобную находчивость и настаивают либо на переносе свалок подальше от города, либо на создании мусороперерабатывающих предприятий.
  На этой теме и возник спор между общественниками и администрацией, который продолжается уже без малого месяц. Процедура проведения общественных слушаний предполагает собрание инициативных граждан, которые, заслушав предложения чиновников, голосуют либо за них, либо против. В общей сложности для принятия взвешенного решения нужно провести девять слушаний. Неделю назад, после звонка Натальи Михайловой, я поехал на шестые.
 
КОШКИ-МЫШКИ
С АДМИНРЕСУРСОМ
 
  «Тихо, камеру не доставай пока, а то спугнешь!» – крепко схватив меня за руку, сквозь зубы шепчет Михайлова. «Кого спугнешь-то?» – недоумеваю я, пытаясь нащупать фотоаппарат в недрах рюкзака. «Как кого? Вон тетка идет, она сейчас будет пытаться в школу попасть», – заговорщически говорит Михайлова, пытаясь спрятаться за углом здания.
  На часах восемь утра, регистрация для участия в общественных слушаниях начнется только через час, еще через час – само мероприятие. Наташа дежурит с семи утра и рассказывает, что видела, как в здание зашли не меньше пятидесяти человек, кто эти люди – непонятно. Школьные охранники не пустили внутрь подоспевших гражданских активистов, сославшись на то, что учреждение еще закрыто. «Мы уже не в первый раз с этим сталкиваемся. На каждые общественные слушания приходит толпа непонятных людей, организованно приходят, их о чем-то инструктируют, а потом проходит голосование, где практически единогласно утверждаются предложения чиновников», – объясняет активистка, намекая на то, что большая часть из этих людей – работники сферы образования.
  Следующие двадцать минут группка журналистов и общественных деятелей безуспешно пытается попасть внутрь здания. Вместе с ними тем же самым занимается одна из учительниц. Как только мы подходим к черному ходу, в окне появляется уборщица, жестами показывающая, что и здесь учительница не пройдет. «Блин, ну как же вы надоели, хватит за мной ходить, они же боятся вас, и меня не пускают. Мне вон окна пластиковые привезли, их в кабинете ставить надо, мне на ваши слушания общественные вообще наплевать!» – не выдерживает учитель.
  Еще раз обогнув здание школы, мы замечаем настежь открытое окно. Это маленький актовый зал, битком набитый людьми. Явно проходит какое-то совещание. «Вы понимаете, коллеги, что это важно для города…», – доносится обрывок фразы. «Сейчас мы посмотрим, кто там собрался, – говорит активист экологической организации «Будущее» Олег Лимановский, пытаясь забраться на подоконник. – Чем вы тут занимаетесь?! Что у вас за совещание? Вы же учителя и участвуете в этом поганом сговоре! Позорище нашим преподавателям! Подумайте о своих детях!». На гневные выкрики активиста собравшиеся реагируют также бурно. Сначала сообщают, что у них проходит важное производственное совещание, а потом грозятся вызвать полицию.
 
ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ
ЕДИНОГОЛОСИЕ
 
  Ровно в девять утра двери школы наконец-то открываются. Перед столом регистрации тут же возникает большая толпа. Спрашиваю у одной из женщин, что она думает по поводу переноса границ города. «Я не буду вам отвечать! У меня есть свое мнение, но я его только после слушаний выскажу», – резко отвечает женщина и, опустив глаза, растворяется в толпе. «А вы учителем здесь работаете?» – спрашиваю у другой, пытаясь проверить конспирологическую версию о заговоре административного ресурса. «А вам какая разница? Что вы до людей докопались?»  – напряженно говорит она. После небольшой паузы добавляет: «Я обычный гражданин Саратова».
  В душном актовом зале я опрашиваю еще человек десять, но получаю однотипный ответ: «У нас есть свое мнение, но высказать его мы сможем только после слушаний, отстаньте, пожалуйста, от нас».
  Выслушав все предложения чиновников, собравшиеся наконец начинают выражать свое мнение. Правда, в процессе голосования по ключевым вопросам обычные граждане Саратова странным образом разделяются на две неравные части. Одни (и их было большинство) единогласно и безоговорочно поддерживают инициативу администрации по внесению изменений в Генплан, а другие, шесть человек, – категорически против. Таким образом, изменения в Генплан, оставляющие свалки за городской чертой, в очередной раз одобрены.
  «Налицо вопиющие нарушения с использованием административного ресурса! Мы не знаем точно, кто эти люди, голосующие за изменения, но лично мне очень странно то, что они оказались в школе еще до ее открытия. И что мы видим: практически все те, кто был здесь на «важном производственном совещании», проголосовали за внесение изменений в Генплан, – жалуется после окончания слушаний Наталья Михайлова. – Я не понимаю одного: у всех этих людей есть же дети, они также живут в городе, но почему они готовы мириться с тем, что рядом с их домами будет постоянно гнить помойка, и не готовы высказаться за то, чтобы строить мусороперерабатывающие заводы?».
 
«МЫ НЕ ХОТИМ, ЧТОБЫ НАС ВЫПЕРЛИ С РАБОТЫ»
 
  Спустя пять дней я отправляюсь на очередные слушания. Возле Центра национальных культур в Заводском районе с раннего утра стоят порядка десяти гражданских активистов и экологов. Наученные горьким опытом, они решили подкарауливать «обычных граждан» у входа в здание.
  «Я думаю, что сегодня будет то же самое, и поэтому, чтобы попасть в зал заседаний, нужно оккупировать все входы и выходы. Ты иди дежурь у черного входа, если что – сразу звони», – оперативно раздает указания Михайлова. «Вы можете хоть сейчас в зал пройти, чтобы убедиться, что там нет никого», – хитро улыбаясь, говорит подошедший к нам замглавы администрации Заводского района по соцсфере Игорь Минаев. «Понятно, в другом месте, значит, инструктаж провели. Молодцы какие, учатся на собственных ошибках», – ехидно замечает один из молодых экологов, но все же отправляется проверить зал. Опасения активистов были напрасными – помещение пустует.
  Спустя пару часов со всех сторон небольшими группками начинают подтягиваться  участники слушаний. Весело перешучиваясь, они общаются около главного входа в Центр национальных культур. Среди собравшихся я замечаю много знакомых лиц, участвовавших в предыдущих слушаниях. «Нам уже сказали, как нужно проголосовать. Некоторым начальство даже вопросы выдало, которые нужно будет задать в зале. Неужели вы не понимаете, что по-другому не получится? У всех же дети есть, мы не хотим, чтобы нас выперли с работы!» – откровенничает со мной молодая женщина и очень просит не писать об этом.
 
ИНВЕСТИЦИИ НА ПОДХОДЕ
 
  За десять минут до начала мероприятия зал на пятьсот мест забивается под завязку. Первые ряды занимают гражданские активисты и экологи. Впереди меня сидит известный эколог-активист Ольга Пицунова и кому-то тихо рассказывает, что все эти слушания – фарс.
  Президиум просит выбрать из собравшихся членов счетной комиссии. Тут же к микрофону выходит молоденькая девушка и зачитывает с листочка несколько фамилий. «Кто это такие? Мы не знаем этих людей, откуда взялся этот список?!» – возмущается Олег Лимановский. «Это все обычные граждане нашего города», – парирует девушка. «Кто за выдвинутых кандидатов?» – спрашивает ведущий мероприятия. Тут же весь зал поднимает руки. «Смотрите, сколько вас согнали сегодня, прямо, как баранов!» – саркастично замечает Лимановский, получая в ответ гневные высказывания  и угрозу удаления.
  «А что будет, если мы не примем ваши предложения, а свалки перенесем в другое место?» – спрашивает одна из жительниц, и тут я вспоминаю, что точь-в-точь такой же вопрос звучал на предыдущих слушаниях. «Тогда расходы по вывозу мусора лягут на плечи горожан», – заученно выпаливает ведущий. «Подождите, но тогда давайте обсуждать вопрос строительства перерабатывающих заводов. Давайте привлекать инвестиции. Где они?» – говорит завладевший микрофоном гражданский активист. «Инвестиции на подходе», – отвечает ведущий, вызывая хохот в первых рядах.
  «Понимаете, пока рядом с городом будут мусорные полигоны, инвестиции так и будут где-то на подходе. Я сейчас хочу обратиться ко всем собравшимся. Мы не просим вас проголосовать против принятия поправок к Генплану, но вы же можете воздержаться! Воздержитесь, и тогда власти наконец-то уберут эти помойки, отравляющие нам жизнь!» – воодушевленно говорит в микрофон Михайлова. «Ага, будешь ты нам тут еще указывать, как нам голосовать», – недовольно бурчит кто-то прямо за моей спиной. Я оборачиваюсь и снова натыкаюсь на лицо, которое видел на предыдущих слушаниях.
  Тем временем к микрофону выходит журналист и руководитель проекта «Антимусор» Владимир Спирягин. «Я не буду долго говорить, не переживайте. Я предлагаю сейчас общественникам и экологам покинуть этот зал в знак протеста против наглой фальсификации. Пусть они сами тут все решают, и да здравствует админресурс!» – призывает он, и из зала выходят около двадцати человек.
  Практически сразу президиум предлагает закончить обсуждения и перейти к голосованию. В итоге предлагаемые изменения в Генплан поддерживаются большинством голосов 412 человек. А гражданские активисты на улице бурно обсуждают произошедшее. «Я не сомневался, что так все произойдет. Но меня радует, что нашлись те, кто проголосовал против или воздержался. По крайней мере, до 37 человек мы смогли достучаться», – радостно подытоживает один из экологов, приглашая всех собравшихся прийти на следующие слушания, но уже с друзьями.

Фото автора

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи