RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Юрий Симонов: «Я не хочу меняться просто так!»
21 июня 2012, 02:53
Автор: Юрий ФЕВРАЛЕВ
Комментарии: 2

Нечасто саратовцам выпадает принимать у себя земляков, прославивших свою малую родину  далеко за ее пределами. Как правило, у именитых уроженцев нашего города настолько плотный график, что вырваться в город своей юности хотя бы на денек попросту невозможно. Но вот очередной Собиновский фестиваль подарил саратовским меломанам встречу со всемирно знаменитым дирижером Юрием Симоновым, который известен не только тем, что долгое время работал главным дирижером Большого театра, но и тем, что ему одному из немногих посчастливилось быть ассистентом самого Евгения Мравинского. А начиналось все в Саратове, в семье оперных певцов...
 
  – Юрий Иванович, вы приехали не просто на гастроли, вы вернулись на родину... Сильны ли ностальгические переживания?
  – Вы знаете, многое здесь изменилось. Поэтому только воспоминания, что был именно на этом месте. Помню, как мы с мамой жили на улице Некрасова, за домом-музеем Чернышевского, почти у самой воды –  этого дома уже нет. И оттуда мы через Липки шли в театр мимо музея Радищева –  все как полагается. Помню театр, каким он был в те годы:  здание было уже новое, в его сегодняшнем виде, был палисадник, росли дубы, я на них сидел и заглядывал в артистическую гримерку мамы. Только внизу, в подземелье, по-моему, какие-то стены от старого здания остались. И сцена, и оркестровая яма были другими.
  В каждую ложу был вход. Я влезал в директорскую ложу, становился на стул (стулья были деревянные с гнутыми спинками) и дирижировал. Мне было три года. Меня, конечно, тут же убирали –  Александр Михайлович Гофман кричал «Уберите его, он мне мешает!», потому что я, естественно, дирижировал не в такт. И публика начинала переговариваться: «Смотрите, мальчик в ложе!», и уже никто на сцену не смотрел. Меня билетеры снимали, а я заходил с другой стороны и опять начинал. Такая была тяга!
  – Удается ли погулять по знакомым улицам, встретиться со старыми друзьями?
  – Да нет, все мечтаю, но некогда –  все время какие-то дела... Хотелось бы, конечно, без дел, спокойно побродить, но не дают, с вопросами пристают!
  – Сейчас в Саратовском оперном работает ваш ученик  Медет Тургумбаев. Могли бы вы назвать его своим творческим преемником? Или у нового поколения другие взгляды на музыку, на то, как нужно работать с коллективом?
  – Я его воспитывал с нуля, он был еще маленький – 17 лет...  Давно Медета не видел. Когда он у меня в консерватории занимался, это было хорошо и интересно. Я не знаю, как он сейчас занимается,  это надо спросить у Юрия Леонидовича (Кочнева. –  Авт.), потому что он его сейчас знает больше. А так он очень человечный, очень нежный, негрубый,  у нас хорошие отношения.
  – Вы работали в прославленном Большом театре. К сожалению, сейчас многие знаменитые театры, всегда ассоциировавшиеся с именами великих мастеров, работавших там, сегодня если и появляются в новостных лентах, то только в связи с очередным скандалом...
  – Ну что касается скандалов –  мы люди, как говорится, современные и уже хорошо знаем и понимаем, что скандалы –  это тоже пиар, только черный. Так что некоторые провоцируют скандалы специально, чтобы привлечь к себе внимание –  такие есть приемы. Мне это дико. Я всегда говорю, что я доживу с теми этическими нормами, которые у меня были заложены жизнью, когда я формировался как личность. Я не хочу меняться просто так. Я понимаю, что надо уметь себя рекламировать, продавать, всем себя навязывать, на черное говорить «белое», покупать прессу, выпячиваться, все время мелькать на страницах газет и журналов, в кадрах телевидения,  иначе не проживешь. Может быть, жизнь –  она такая сейчас и есть, но мне такой жизни не хочется. А ведь публика, как известно, в существе вопроса не очень разбирается. Публика, в общем, прислушивается к рекламе...
  – В одном из интервью вы сказали такую фразу: «Учить –  это миссия». Когда, по-вашему, было легче справляться с этой миссией –  в советское время или сейчас?
  – Видите ли, наша профессия предполагает небольшое количество учеников. Дирижер –  это штучный товар. Гораздо тяжелее учителям в школах –  они же не могут сказать «Я хочу, чтобы у меня был один ученик в классе», там другая задача. А у нас, у педагогов по дирижированию, задача –  вырастить хорошего дирижера. Но это  длительная задача, на перспективу. То есть растишь человека 5-10-15 лет, сначала просто обучение, потом аспирантура, потому наблюдаешь, как он работает.... Конечно, воспитывать, наверное, трудно. Но мне легче –  я не беру плохих. Я не могу взять человека «для галочки» и, зная, что я никогда не смогу из него сделать дирижера, брать с него деньги для заработка. У меня такого не было.
  – Вам выпала редкая удача: быть ассистентом у великого Мравинского. Трудно ли было учиться у такого мастера?
  – Он не был педагогом в обычном смысле этого слова. Я посещал его репетиции, видел, как он работает, общается. Иногда я мог ему задать какой-то вопрос в связи с конкретной творческой задачей, в которой я не мог тогда разобраться сам. Кроме того, у нас были такие просто человеческие беседы  о жизни, природе, философии и так далее. Я часто бывал у него дома, был допущен, как говорится, и очень гордился этим, потому что  он просто так не приглашал – «проходного двора» дома у него не было никогда. Конечно, это был особый человек. Но он и жил в особое время, потому что в Советском Союзе не могло происходить то, что сейчас происходит в искусстве… Сейчас ведь все думают только о долларах, чтобы больше получить –  людей беспокоит только это.  Никто не понимает, что, сколько бы ты ни дал человеку денег, если он плохой, он всегда останется плохим. Люди всегда хотят получить больше денег и меньше работать –  это заложено в психологии. И на это клевать ни в коем случае нельзя.
  – Могли бы вы дать совет начинающим артистам, как в такое время не растерять себя и найти этот баланс между насущными потребностями и творческой реализацией?
  – Ничего тут не посоветуешь... Ситуация сейчас такая – педагогов хороших мало, студенты выпускаются недоученными, незрелыми музыкантами, технология на низком уровне. Люди охотнее идут в бизнес. Государство должно этим заниматься. Сейчас у нас новый министр –  говорят, очень умный и интеллигентный человек, будем надеяться, что он поможет как-то решить эту проблему. Может быть, когда-нибудь дойдут и до музыкальной культуры, во всяком случае, надежда такая у меня есть. Будем ждать!

Фото автора

Справка «Взгляда»
  Юрий Симонов родился  в Саратове в1941 г. Советский и российский дирижер, народный артист СССР.  Окончил Ленинградскую государственную консерваторию по классу альта и дирижирования. В 1969 году состоялся его дебют в Большом театре (постановка оперы «Аида»), где через год занял пост главного дирижера и пробыл на нем до 1985 года. В 1979 году основал Камерный оркестр Большого театра. Много гастролировал за рубежом, в т.ч. в качестве постановщика и музыкального руководителя. В течение многих лет руководит симфоническим оркестром Московской филармонии. В 2011 году награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени.

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи