RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Оранжисты
21 июня 2012, 02:53
Автор: Антон КРАВЦОВ
Комментарии: 2

Ежедневно на улицы города выходят люди в оранжевых жилетах и делают всю черную работу. Для саратовцев, как бы грубо это ни звучало, они уже давно стали привычной частью городского пейзажа. Когда мы идем на работу, они метут тротуары, когда мы идем на обед, они красят заборы, когда мы спим, они собирают мусор и вывозят его на помойку. Мало кто задумывается о том, как и чем живут гости из Средней Азии. «Взгляд» отправился в общежитие к людям в оранжевых жилетах, чтобы познакомиться с ними поближе и узнать, зачем они едут в Россию и что оставили дома.
 
ГАСТАРБАЙТЕРЫ-
ВОЗВРАЩЕНЦЫ
 
  Поселок Лесопильный стоит на берегу Волги, где-то за Заводским районом. Тихое место, маленькие дачки, унылая остановка и пыльная дорога. Именно здесь расположилась база МУП «Дорстрой», откуда на улицы города ежедневно выезжает уборочная техника. Здесь же стоит двухэтажное общежитие для иностранных работников. Наслушавшись и насмотревшись на ужасные условия, в которых живут гастарбайтеры, ожидаешь увидеть грязный переполненный барак с непереносимым запахом внутри. Но обоснованная предвзятость у меня сразу пропала, как только я переступил порог здания. По длинному коридору распространяется вкусный запах. Я заглядываю на кухню, где над разделочной доской копошатся двое смуглых узбеков. В больших кастрюлях на электрической плите кипит борщ. В общежитии пустынно, потому что все работники разъехались по своим участкам. Остались только повара и те, кто вернулся с ночной смены. Улыбчивый гастарбайтер опускает большой половник в кастрюлю и рассказывает, что на второе сегодня будет узбекский плов.
  Всего в общежитии, рассчитанном на 185 мест, живут 126 человек. «В принципе этого количества людей с натягом, но хватает для того, чтобы обслуживать все районы города. Главное, грамотно распределять усилия», – рассказывает работница «Дорстроя» и по совместительству мой экскурсовод Елена. По ее словам, даже когда требуется «усиление», то проблем с рабочими руками не возникает. Люди не отлынивают, потому что заинтересованы в работе. Правда, Елена признается, что иногда, особенно в зимнее время года, народу не хватает, и приходится даже просить работников, чтобы они приглашали своих друзей и родственников с родины. «Несмотря на то, что у нас есть определенная текучка, люди приезжают постоянно. Многие из тех, кто уехал от нас в Москву за большими деньгами, почему-то возвращаются», – говорит Елена.
  Мы заходим в одну из комнат. На стене аккуратно развешены несколько оранжевых курток. Опять же вопреки моим ожиданиям в помещении чисто и светло. Однотипные двухэтажные кровати, между ними узкие проходы, у кого-то на каретке висит парадно-выходной костюм и галстук. В углу несколько работников готовятся ко сну после ночной смены, но, увидев меня, начинают приветливо улыбаться.
  «Вздьравсте!» – говорят они одновременно и, как мне показалось, по-восточному склоняют головы.
  Как рассказывают их начальники, в основном работники едут из Узбекистана, и хотя основная часть плохо говорит на русском, есть и такие, у кого по два высших образования. «Вот у нас раньше работал узбек, так он у себя на родине был директором школы. Очень интеллигентный человек, воспитанный, вежливый. Он рассказывал, что здесь получает гораздо больше, чем на прежней работе», – удивляет меня Елена.
 
АККУРАТНЕЕ РУССКИХ
 
  Работникам платят 43 рубля в час, а в среднем в месяц у них выходит не меньше 8000 рублей. Это в несколько раз больше, чем они могли бы заработать в Узбекистане. «У нас многие приезжают сначала на временные заработки, потом едут на родину, женятся, создают семьи, но снова возвращаются сюда, чтобы содержать родных и высылать им деньги», – рассказывает Елена. Это довольно выгодный и распространенный образ жизни для большинства выходцев из Средней Азии. Здесь они практически не тратят денег на себя, да и не нуждаются в этом. Работодатель предоставляет им одежду и жилье. Я спрашиваю, чем они занимаются в выходные. «Ну как чем? Так же как и обычные люди, ходят в город гулять, кто-то в кино ходит, кто-то в кафе», – удивленно отвечает мне Елена, и я понимаю, что моя интонация выдала подозрение в том, что узбеки работают без выходных и живут здесь на птичьих правах.
  Мимо нас, опираясь на костыли, проходит молодой парень, его правая нога загипсована. «А это что? Бандитская пуля?» –  спрашиваю я. «Нет, в футбол играл и сломал ногу», – спокойно отвечает парень. «Это наш администратор общежития, следит здесь за порядком, хороший мальчик, – объясняет Елена. – Совсем забыла рассказать, они же у нас тут все «футболисты», ходят на стадион почти каждый день». Оказывается, через забор от базы «Дорстроя» стоит школа, которой помогает организация. Взамен дирекция школы пускает работников на футбольное поле, и после смены они ходят заниматься спортом. «Вы не смотрите, что у нас в душевых пол грязный, просто ребята со смены приехали, натоптали немного. А так у нас тут все нормально», – смущенно и не в тему говорит администратор, присаживаясь на  диван. Ради интереса я заглянул еще и в душевые, но обнаружить грязь на полу удалось не сразу. Лишь приглядевшись, я заметил несколько отпечатков обуви. Душевая оказалось довольно просторной и современной. При входе висят два огромных нагревателя, внутри новый кафель и сантехника.
  Уже после экскурсии я разговорился с Еленой. «Я думаю, что у нас с работниками такой взаимовыгодный симбиоз, они получают неплохую зарплату, а мы в свою очередь качественную работу. По мне, так они во многом старательнее и аккуратнее русских. Хотя работа у нас не всегда одинаково легкая, но ребята никогда не отлынивают и не выискивают, что полегче. Зимой им приходится, конечно, сложнее, особенно когда нужно долбить лед, но проблем из-за этого ни разу не было. Единственное, на что они жалуются, так это на холод. В январе они бедняги кутались в одежду так, что только нос оставался на морозе. Правда, и сейчас они говорят, что холодно, хотя это не удивительно, у них-то на родине температура до плюс пятидесяти в тени доходит», – рассказывает мой экскурсовод.
 
МЫ ТАКИЕ ЖЕ,
КАК И ВЫ…
 
  Вернувшись в город, я встречаю группку узбеков в оранжевых жилетах, сидящих на солнце и лениво красящих забор. Языковой барьер напоминает о себе, и разговор клеится не сразу. Отложив кисточку и банку с черной краской, ко мне подходит щуплый работник. С небольшим акцентом он здоровается и представляется непроизносимым для русскоговорящего человека именем. Я переспрашиваю, но он, видимо, поняв, что диктовать по слогам свое имя нет смысла, представляется Сережей. На мой вопрос о том, нравится ли ему в Саратове, он утвердительно качает головой. «Здесь у вас хотя бы работа есть. Я два года назад в Узбекистане строил дом, но потом начались проблемы с деньгами, и мне пришлось поехать на заработки в Россию, – вспоминает Сережа. – Сначала подался в Москву, думал, что там поднимусь, дом дострою. Но проторчал там несколько месяцев и уехал. Денег мне там почти не заплатили, просто в один день выкинули из старой общаги и сказали, что фирма обанкротилась и чтобы я валил домой». Сережа работал в Москве на каком-то строительном объекте. Месил раствор, мусор выносил, таскал песок и иногда клал кирпич. Когда его вышвырнули, он не стал возвращаться домой, где его ждут четверо детей и жена, а отправился в Саратов. «Почему? Да потому, что свои рассказывали, что у вас здесь приличные условия для жизни и не так кидают с зарплатой. Понимаете, москвичи, они совсем злые к приезжим, там живешь, как собака, а не как человек. А мне 45 лет, я не могу в скотских условиях жить, у меня все же есть чувство собственного достоинства. Я честно работать приехал и надеюсь на такое же честное отношение», – откровенничает Сережа. В декабре он снова поедет в Узбекистан, по его словам, почти всю зарплату он отправлял родным, поэтому им удалось скопить сумму достаточную, чтобы достроить дом. «Я дочку замуж отдал, им с мужем нужно тоже будет помогать с жильем. Сначала у меня поживут, я им специально пристройку сделаю, а потом, может, и квартиру взять получится», – делится планами мой собеседник. Он рассказывает, что уже разрекламировал Саратов, как место работы своим зятю и племяннику. Те собираются приехать в начале следующей весны. «Вот тут многие нас «чурками» называют, бьют, но мы такие же люди, как вы. Думаете, мне очень нравится, что я семью по полгода не вижу? Да я бы с удовольствием на родине жил, но зарабатывать надо. Для вас моя зарплата нет ничего, в магазин два раза сходить, а для Узбекистана это нормальные деньги. Я не думаю, что вот вы бы из газеты своей ушли и начали здесь забор красить за восемь тысяч, да никто бы из русских не стал. Но если вы не хотите, то давайте мы будем это делать, только это не значит, что мы глупые чурки», – обиженно говорит Сережа и возвращается красить забор. А я понимаю, что Сережа все сказал. Мне больше нечего у него спрашивать.
 

Фото автора
 

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи