RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
ЖАЛКИЕ ЛЮДИ
22 марта 2007, 18:50
Автор: Елена НАЛИМОВА Фото автора

Кому подает Саратов?

Человек с протянутой рукой - привычное явление городской жизни. Однако отношение к ним общества не стабильно. Во времена Российской империи помогать сирым и убогим считалось богоугодным делом, в советское время был популярен миф о богатстве «нищих», имеющих собственные авто и особняки за городом. Говорят, его намеренно распространяли партийные идеологи в рамках борьбы с тунеядством. Новые рыночные отношения приучили нас относиться к попрошайничеству как к разновидности бизнеса - своего рода малому предпринимательству, товаром в котором является жалкий, внушающий сочувствие вид. Версию поддержали центральные телеканалы, поведав нам душераздирающие истории о жизни московских попрошаек, зарабатывающих в метро и подземных переходах нешуточные деньги. В Саратове нет метро, и главными центрами притяжения для местных нищих, как и в старину, являются рынки и церкви. И это только одно отличие. Похоже, настало время разобраться, какое же оно, истинное лицо побирающегося Саратова?

Молдавский десант

Первый сюжет подвернулся нам на прошлой неделе. В центре города оперативниками Фрунзенского района были задержаны два гражданина Молдавии. Парень и девушка на инвалидных колясках лавировали в потоке машин на перекрестке улиц Рабочей и Астраханской, собирая милостыню у сердобольных водителей. Молдаван, у которых кроме всего прочего не оказалось при себе миграционных документов, с грехом пополам переправили в отделение. Там бережно, на руках, перетащили через заграждение проходной. Все это время инвалид, назвавшийся Толей, сохранял мужественно-скорбный вид. Еще в машине он поведал оперативникам о том, как потерял обе ноги: «В Самаре машина сбила». В подтверждение его слов с инвалидного кресла свешивался деревянный протез, культя второй ноги была беспомощно неподвижна. «На второй протез денег нет», - жаловался он. За ним следовала безногая девушка Вера. Ее несли особенно трепетно. Но дальнейшего развития событий не ожидал никто. Как только инвалиды оказались в ярко освещенном помещении, капитан милиции, начальник подразделения по делам несовершеннолетних Евгения Биткалиева, организовавшая рейд по их поимке, приступила к «исцелению». После магической фразы «А ну хватит ломать комедию!» лица молдаван изменились, скорбное выражение сменила обиженная ухмылка. Протезы были сняты и оказались подобием кожаного шнурованного чулка, а обрубленная культя, будучи распрямленной, - вполне здоровой конечностью.
Биткалиева пояснила коллегам, что Анатолий и Вера - давние друзья Саратова. Приезжают сюда с малых лет. Раньше проходили через руки инспекторов по делам несовершеннолетних, поэтому хорошо ей известны. Как правило, наведываются к нам в составе большой группы. В подтверждение этих слов в тот же день оперативники задержали еще двух членов дружной молдавской семьи, побиравшихся на проспекте Кирова, - женщину и мальчика на инвалидной коляске. 12-летний Сережа оказался единственным реальным инвалидом этого семейства. Пока в милиции пытались установить личности задержанных, корреспонденту «Взгляда» удалось выяснить у гастролеров некоторые подробности их «бизнеса». Как оказалось, большая молдавская семья сложилась случайно, родственные связи есть не у всех ее членов. Работают вместе не первый год, в основном по Приволжскому региону. Совершают ежегодный тур Самара - Саратов - Казань. На «заработки» подаются весной, когда в их родной деревне нечего делать. В Саратове снимают квартиру. «На работу» выходят с раннего утра, район дислокации меняют, чтобы не попасться. Но нынешним сезоном остались недовольны - то ГИБДД пристает (один раз Толю даже избили), то милиция покоя не дает.
На следующий день подельников отпустили. Исход дела Толей был предсказан. «Все равно отпустите», - нагло заявлял он и был абсолютно прав: механизмов для борьбы с таким социальным пороком, как попрошайничество, даже в самых уродливых его формах, у милиции сегодня нет. Поэтому предприимчивых колясочников можно увидеть и по сей день. Как нам стало известно, теперь они работают в Кировском районе.

Кому это нужно?

«По всем признакам это мошенничество - Уголовный кодекс, статья 159, часть первая, - объяснила мне капитан Биткалиева. - Они обманывают граждан и наживаются на этом. Но содержать их под стражей мы не можем - статья этого не предусматривает, значит, придется пока отпустить. А к тому времени, как уголовное дело будет возбуждено, их уже и след простынет». Милиция получит очередной «висяк» - вот что имеет в виду начальник подразделения. Это никому не нужно - портит статистику, напрягает начальство. Лже-инвалидов и взяли только потому, что они мозолили глаза в центре города. «А кому охота связываться с нищими? - подтвердил мои выводы сотрудник одного из районных ОВД, пожелавший остаться неизвестным. - Дело это хлопотное, грязное и неблагодарное. Ну возьму я его, приведу в отделение, он в камере переночует, пока мы личность устанавливаем, а утром снова «на работу». Взять с них все равно нечего. Чаще всего и до камеры дело не доходит. У большинства из тех, кто попрошайничает на улице, документы в полном порядке, они же «ученые». Единственная возможность как-то приструнить очень уж зарвавшегося попрошайку - возбудить административное дело. Но статьи «попрошайничество» в административном кодексе нет. Обычно выкручиваемся так - пишем: «сопротивлялся сотрудникам милиции, нецензурно выражался, отправлял естественные потребности в общественном месте», составляем протокол, передаем в суд. А там решают - наложить штраф или поместить его в спецприемник на 15 суток. Только кому это нужно - рапорты, протоколы, столько возни и писанины? Поэтому в основном мы их просто гоняем, и то когда начальство должно приехать или перед праздниками».
Подтвердил слова коллеги и командир отделения роты ППС Фрунзенского ОВД Игорь Зотов, согласившийся провести меня с экскурсией по одному из бойких мест Саратова - Крытому рынку и его окрестностям. В хорошие дни здесь находят себе заработок и пропитание с десяток просителей - от шустрых цыган до малолетних попрошаек и инвалидов со стажем. Но нам не повезло: то ли день был не рыбный - пятница, то ли время - 11 часов. «Цыгане обычно после обеда приходят, когда на лотках уже выручка есть. Продавцы добреют от усталости - кто деньгами подаст, кто продуктами», - комментировал Зотов. Единственной нищей, вышедшей в столь ранний час на работу, оказалась женщина преклонных лет, представившаяся «бабой Галей». В коробочке у бабы Гали скромно желтели монетки. «Почему сижу? Да уж не от богатства, доченька, - расплакалась женщина. - Полдомика у меня на Соколовой горе, топить приходится дровами, а их купить надо, наколоть. Внук-сирота - в армии сейчас, ему тоже послать что-нибудь хочется». Вид у бабы Гали действительно был неважный - замызганное пальтишко, сбитые валенки. «Вот видите? - подкрепил эффект Зотов, - ну как прогонишь такую? А вы говорите - в отделение их вести. Да что же мы, звери совсем?»
По словам командира отделения, имеющего немалый опыт общения с «подобными элементами», нищих в Саратове можно условно разделить на три категории: тех, кто просит на еду, тех, кто «христарадничает» на водку, и тех, кто откровенно зарабатывает. Первые две категории наиболее распространены. Например, долгое время у «Детского мира» сидел безрукий инвалид Женя. Каждый вечер Женя напивался до полусмерти и падал на проспекте. Сотрудники ППС к Жене привыкли и каждый раз заботливо препровождали в больницу - инвалид все-таки. Случаи, когда люди откровенно зарабатывают нищенством, в Саратове редкость, уверен Зотов. «Был тут у нас один отец... Своих детей заставлял попрошайничать, но мы его быстро вычислили». Наличие «хозяина» или «мозгового центра», по словам милиционера, тоже скорее исключение из правил. По большей части в Саратове нищенствуют поодиночке или сбиваются в кучки, но не ради команды, а из-за жилья, если есть возможность ночевать ближе к центру.
На паперти

Наравне с магистралями и зонами активной торговли магнитом для просящих являются церкви. Практически у каждого саратовского храма есть свой «пост» нищих - стабильная по составу группка. «Я знаю тех людей, что просят милостыню около храма, - рассказывает настоятель церкви «Утоли моя печали» игумен Нектарий (Морозов). - Это три женщины, у каждой - непростая судьба. Но иногда количество просящих подаяние начинает стихийно расти, тогда, по необходимости, приходится его «регулировать»: иногда среди них оказываются люди, ведущие себя неподобающе». Да и сами старожилы, по словам священников, новеньких не жалуют: во-первых, конкуренция, во-вторых, между вновь прибывшими часто завязываются ссоры и драки. В роли шатунов чаще всего выступают опустившиеся алкоголики или цыгане. Правда, конкуренции они не выдерживают - подводит внешний вид. По словам «профессиональных» просителей, с которыми мне удалось побеседовать, благотворительность в Саратове капризна. Представителям нетитульной нации и мужчинам подают неохотно. Предпочтение и на рынках, и у церквей отдается пожилым женщинам и инвалидам. Дети тоже не пользуются спросом: ребенок с протянутой рукой вызывает справедливый вопрос: «куда родители (школа, интернат, государство в конце концов) смотрят?» Между тем церковь настаивает - в милостыни может нуждаться любой. Пытаясь судить и выбирать, можно жестоко ошибиться. «В Ветхом Завете есть слова: «Милующий нищего дает взаймы Богу», - объясняет позицию РПЦ по этому вопросу игумен Нектарий. - В стране на сегодняшний день не создано программы социальной реабилитации таких людей. И часто единственный выход для них - идти к храму, на вокзал, на рынок. Конечно, среди них есть те, кому действительно нечего есть, нечего надеть, но есть и те, кто зарабатывает таким образом. Но и эти люди - неблагополучны. Они либо находятся за чертой бедности, либо у них произошел душевный надлом. Безусловно, все должно делаться с оглядкой на здравый смысл. И если рядом стоят пьяный опустившийся человек и старушка, лучше подать ей. Но и пьяные нуждаются в деньгах, чтобы не умереть с голода. Может быть, именно ваши деньги помогут этому человеку прожить еще один день».

* * *
Подводя итог, можно составить приблизительный портрет саратовского нищего. То есть того, у кого есть шанс встроиться в иерархию рыночных отношений, где даже бедность - товар. Это женщина преклонных лет, чисто одетая, непьющая. Гражданам с видимым увечьем прощается любой пол. Наличие прописки приветствуется. Остается невыясненным одно обстоятельство - много ли может заработать человек, решивший сделать ставку на добродетель местного разлива? Гастролеры из Молдавии утверждали, что зарабатывают по 200-400 руб. в день, в праздники до 800. На той же сумме - 100-200, максимум 300 руб. в день - сходились и другие нищие, с которыми мне удалось побеседовать. Баба Галя оценила свой заработок так: «на хлеб-молочко соберу - и домой». Подвел итог сотрудник РОВД: «Да нет, Саратов не тот город, не хлебный. Все, кто мог, уехали в Самару, в Москву, там действительно нищенство - доходное дело. А у нас люди прижимистые. Особенно состоятельные. Подают такие же полунищие или средний класс, а на них больших денег не заработаешь».

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи