RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Распад по инерции
17 мая 2012, 02:45
Автор: Екатерина ФЕРЕНЕЦ

Воссоздание градостроительного совета, первое заседание которого должно пройти в администрации Саратова в ближайшие дни, стало знаковым событием для архитектурной и строительной общественности. После долгих споров и взаимных упреков профессионалы отрасли и чиновники попытаются действовать сообща. Появилась надежда, что такие формулировки, как «реконструкция исторического центра», «комплексная застройка» и другие, наконец, перейдут в практическую плоскость. С другой стороны, до сих пор так и не ясно, хватит ли городу собственных кадров для воплощения этих грандиозных идей. Недостатка в архитекторах и строителях Саратов не испытывает, чего не скажешь об инженерах-проектировщиках. Необходимая в градостроительном деле профессия постепенно исчезает и девальвируется, а эксперты говорят об общем упадке проектного дела, последствия которого пока не очевидны даже для них самих.
  
РАЗДРОБЛЕННОСТЬ ИЛИ ПЕРЕЗАГРУЗКА?
  
   На местном рынке работает несколько десятков проектных организаций, а многие строительные фирмы имеют собственные отделы, специализирующиеся на проектировании. Эта структура отрасли, отвечающая реалиям молодого капиталистического общества, кардинально отличается от того, как проектировщики работали в СССР. «Еще не так давно Саратов без всяких кавычек можно было назвать крупным проектным центром России, – вспоминает заведующий кафедрой архитектуры СГТУ Сергей Дядченко. – Несколько крупных институтов обеспечивали не только полную градостроительную загрузку Саратова, но и много работали в других регионах страны и даже за рубежом».
   Появление новых форм проектной деятельности началось еще двадцать лет назад. С распадом СССР крупные коллективы институтов, где люди подолгу сидели без зарплаты, начали дробиться на малые группы. Проектировщики и архитекторы набирали подрядчиков и самостоятельно осваивали заказы. Такая перезагрузка была неизбежным и объективным процессом, считает ректор Высшей школы недвижимости Яков Стрельцин: «Судите сами, одно дело обеспечивать работу полутора тысячам человек, а другое – паре десятков. Мобильность и управляемость таких групп была очень высокая, за счет приемлемой цены они были конкурентно способны».
   За новый сегмент рынка можно было бы только порадоваться, если бы не те потери, которые в процессе понесла отрасль. К числу таковых можно отнести распад трех крупнейших проектных институтов: «Саратовпромпроект», «Гипропромсельстрой» и СГПИ.
  
ПРОДАМ ИНСТИТУТ. ДОРОГО
  
   Пострадали «монстры» саратовского проектирования даже не из-за отсутствия заказов или внимания со стороны государства. Лакомым куском оказались здания, в которых они располагались.
   Просторное здание на Первомайской, 44, площадью 7 тысяч кв. м в хорошем состоянии и с прекрасной дорожной развязкой, было построено специально для «Саратовпромпроекта». Но нравилось оно не только самим архитекторам и проектировщикам. Внешние инвесторы при полном невмешательстве прокуратуры в 2005 году провели блестящую сделку по «отжиму» здания. Сначала рейдеры смогли приобрести контрольный пакет акций организации, затем сменили гендиректора на своего человека. Логическим завершением операции стало подписание договора между институтом и аффилированной структурой. «Саратовпромпроект» продали целиком по цене 750 рублей за квадратный метр при рыночной стоимости порядка 20 тысяч рублей.
   Такого удара проектировщики пережить не смогли. Переведенные на выселки в новый офис на 3-й Дачной высококлассные специалисты вскоре начали разбегаться. Сегодня «Саратовпромпроект», как и успешная местная промышленность, существует лишь на бумаге.
   «Гипропромсельстрою», который ведет свою историю с 1932 года и является фактически основателем всех других проектных организаций в области, на плаву удалось удержаться чудом. В начале 1990-х здание института на углу Вольской и Рабочей было отдано под офисы (сейчас там располагается один из корпусов СГАП), а проектировщиков переселили на Ильинскую площадь. Это место им вскоре пришлось отдать Федеральному казначейству по Саратовской области. Поделиться площадью с государственным органом пришлось и проектировщикам из СГПИ. На Кутякова, 5, комфортно разместились сотрудники областной регистрационной палаты.
   После долгих мытарств «Гипропромсельстрой» осел в офисном центре в районе Детского парка. Институт, в котором когда-то работали более четырехсот человек, сейчас имеет штат всего 40 сотрудников. «Работу и зарплату даже таким составом сами себе мы сможем обеспечить. С долгами, проигранными судами и непрофильным имуществом тоже как-нибудь разделаемся, – говорит возглавивший институт год назад бывший главный архитектор Саратова Владимир Вирич. – Но как бы мы ни старались, о былой славе всесоюзной организации с непререкаемым авторитетом мечтать не приходится. Проектирование из наукоемкой профессии превратилось в какую-то очередную сферу услуг».
  
В БОЙ ИДУТ ОДНИ СТАРИКИ
  
   Развал проектных институтов Владимир Вирич и многие его коллеги считают настоящим преступлением. Дело здесь даже не в том, что в проектировании сейчас первую скрипку играют маленькие фирмы. В конце концов, известные западные бюро тоже не страдают гигантизмом, а компьютеризация процесса серьезно увеличила производительность труда. Куда более существенно выглядит утрата многотомных архивов институтов. Большинство этих уникальных документов, способных пролить свет на планировку, архитектурные изыски и обустройство внутренних коммуникаций многих строительных объектов в Саратове, исчезли в неизвестном направлении.
   Практически исчезли и необходимые при проектировании любых помещений специалисты-смежники. Конструкторы, светотехники, теплотехники, специалисты по ГО и ЧС теперь ценятся на вес золота. По словам экспертов, на рынке ощущается острая нехватка инженеров-технологов. В Саратове этих специалистов можно пересчитать по пальцам одной руки, а большинству асов уже за 70. Примерно такая же ситуация и в Москве, поэтому технологи имеют в папке разработки по двум десяткам объектов одновременно, что не может не сказываться на качестве проектов.
   Логичным следствием общего упадка стало уничтожение уникальной профессиональной школы, в которой бок о бок работали представители нескольких поколений специалистов, сохранялась преемственность поколений и создавались собственные традиции. «С кадрами сейчас действительно есть проблемы, – сетует главный инженер «Института Саратовгражданпроект» Сергей Лазарев. – СГТУ выпускает много специалистов, но до нас доходят единицы, потому что зарплата в отрасли невысокая. Ротации как таковой нет, приходится работать старым составом. Честно говоря, мы искренне надеемся, что у опытных проектировщиков еще хватит сил и времени, чтобы воспитать себе смену».
  
ГОСУДАРСТВО VS 
ЧАСТНЫЙ БИЗНЕС.
БОЙ ПРОИГРАН?
  
   «Саратовгражданпроект» – единственный крупный проектный институт, сумевший с минимальными потерями пережить непростые времена.
   Однако тревогу вселяет то, что свои первоначальные функции «Саратовгражданпроект» фактически утратил. Типовое строительство жилых домов и возведение объектов соцсферы до сих пор так и не стали массовым явлением, в результате доля государственного заказа в институте снижается с каждым годом. Если в 2008 году она стремилась к 30%, то в прошлом едва дотянула до 5%.
   Заместитель директора по архитектуре и градостроительству «Саратовгражданпроекта» Виталий Желанов объясняет, что переход инициативы к частным заказчикам уже сейчас не лучшим образом сказывается на отрасли: «В последнее время из других регионов к нам стали обращаться с просьбой продать типовые проекты садов и школ. То есть традиции проектирования утрачены настолько, что местными силами выполнить эти работы уже невозможно, тем более что практиковаться на них получается все реже. Проект  –  это же не просто чертеж. Это увязка архитектурной составляющей и инженерных сетей с многочисленными требованиями, которые чуть ли не каждый год меняются». 
   В «Гипропромсельстрое» не видят смысла в битве за государственный заказ. Виной всему спорная процедура тендеров. Нижний предел стоимости проекта законодательством четко не определен. А это зачастую приводит к тому, что сложный проект в конце торгов проектировщикам предлагают выполнить за 10-30% от первоначальной стоимости. «Тендеры подводит формальность требований, – считает председатель правления НПП «Поволжская гильдия архитекторов и проектировщиков» Вячеслав Цой. – Выполнить за малую стоимость комплексный проект качественно практически нереально. За это могут взяться или очень опытные организации или, напротив, слабенькие, хватающиеся за каждый заказ, фирмы, которым не всегда можно доверять социально значимые объекты. Хорошо было бы перед тендером изучать репутацию проектной фирмы, стаж работы ее сотрудников, их предыдущие объекты. Но с этим никто не хочет возиться. Рынок диктует своё: кто меньшую цену предложил, тот и выиграл тендер».
  
ГОРОД ПОД КОПИРКУ
  
   Для частного заказчика, избавленного от процедуры торгов, вопрос цены также имеет принципиальное значение. Стоимость проекта здания в зависимости от качества работы и известности организации может колебаться в пределах от нескольких сотен до нескольких миллионов рублей.  Соблазн получить недорогой проект, а затем «договориться» о получении разрешения на строительство, очень велик. Впрочем, в этом случае качество и безопасность объекта могут серьезно пострадать, а перспективы развития строения будут туманными.
   «Слово «рынок» у нас как всегда поняли превратно. Долгоиграющие проекты, которые принесут прибыль и обозначатся как важные для города только через десять-пятнадцать лет, никто строить не хочет. Всем необходимо получить прибыль здесь и сейчас, и желательно затратить на это минимум ресурсов», –     говорит Сергей Лазарев.
   Разнообразие проектов зданий, которые украшали бы город за счет искусных фасадов, изящных экстерьеров и удачных планировочных решений, рынок пока просто не готов оплачивать. Соблазн повторно использовать уже имеющийся проект, построив таким образом дома-близнецы, но зато сэкономить на этом деньги, очень велик. «Есть часть застройщиков, для которых удорожание монтажных работ проекта на 500-600 рублей за квадратный метр не является трагедией, – подтверждает этот факт Яков Стрельцин. – Они стараются сделать нетипичные вещи, но таких, к сожалению, меньшинство».
   Но если строители еще могут поднимать цены на квадратный метр, ссылаясь на удорожание материалов и другие затраты, то труд проектировщика по-прежнему оплачивается невысоко. При этом об интеллектуальной собственности и личной ответственности специалиста за каждое построенное здание почему-то предпочитают не вспоминать.
  
***
   Профессиональный вердикт экспертов «Взгляда» оказался суровым: комплексное проектное дело во многом существует по инерции еще с советских времен. В свободном рынке нет ничего криминального, но в условиях постоянной нехватки кадров и неопределенных правил игры решение многих острых проблем может быть снова затянуто. Строительство промобъектов, школ и детсадов переживает сейчас не лучшие времена. Специалистов, способных проектировать их, становится все меньше. Но рано или поздно спрос на эти работы появится, и эксперты уже сейчас предрекают, что многие проекты России придется заказывать за границей. За хорошее вознаграждение она нам, конечно, поможет, но за державу все равно будет обидно.

Фото Юрия НАБАТОВА
 

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи