RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 353 от 5 декабря 2017 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Город – призрак, город – мечта…
19 января 2012, 01:52
Автор: Елена НАЛИМОВА, Анастасия ХЛОПКОВА, Антон КРАВЦОВ

Где бы мы, саратовцы, ни бывали, мы представляем не только самих себя, но и ментальность города, в котором выросли и живем. Это важная деталь той одежки, по которой нас встречают. Что за груз несем мы на своих плечах, каким наш Саратов кажется иногородцам? Побывав во время зимних каникул в разных областях и странах, корреспонденты «Взгляда» задали этот вопрос своим собеседникам.
 
ВОЛГА – КОЛЫБЕЛЬ МОЕЙ ПЕЧАЛЬНОЙ РОДИНЫ
 
  Евгений Белодубровский  писатель, библиограф, Санкт-Петербург:
 
  Город Саратов вошел в мою жизнь дважды. Конечно, мне хотелось бы как-нибудь побывать в Саратове и в третий раз. Вольным, а не в рекрутах, проверить себя через сорок лет.
  В первый раз это произошло осенью 1962 года. Мы тащились со своими ракетами всем дивизионом из-под Мурманска в Казахстан. Место назначения – станция  Ушулук, где проживают только юркие суслики и солдаты. Тащились едва ли не неделю через всю страну, на каждой большой станции – остановка.
  Едем, качаемся. Но служба есть служба. И вот я, рядовой, в очередной раз в карауле, пост – подножка вагона. Сижу на своем посту, беззаботно болтаю ногами в кирзовых сапогах в такт, едва не задевая жухлую траву и полынь запасного пути, за спиной «Калашников» без магазина, а в руках карта, школьный атлас. Брат прислал из дома. Отмечаю названия городов, которые уже проехали. Смотрю, скоро  остановка – Саратов. И вдруг – бац!  Я чуть не рухнул вниз на рельсы… Поворот. Второй, еще более резкий.  Мост. Волга. Вот – Она! Близко-близко, хоть рукой дотронься, с ума сойти! Поезд взобрался с лязгом на мост и медленно, почти шагом поплыл через Волгу и кажется (на мою радость) плыл лет сто. И вот где-то посредине моста остановка. Это было само совершенство! Я свесился со своего поста и увидел прямо подо мной плывущий крохотный рабочий пароходик с трубой. Читаю название: «Саратов». Я  начал ему махать. И что! Вижу – вылез человек и ответил мне… Потом, уже после моста, еще больше двух часов товарняк наш полз вдоль берега реки. А мне в радость. Ибо тогда в ночном карауле на той дребезжащей ржавой подножке товарняка я успел на всю жизнь сохранить  это явление Волги. Тут была и тревожная серебряная чернота большой воды, и покойное мерцание волн и звёзд над миром, и неотвязная линия горизонта, отражения лун и дерев, зеркальная глубины мира и всеобщего величия природы и ее могущества. Волга и вправду – колыбель моей печальной, изруганной и избитой Родины.
  Никак не понять, но тогда я почувствовал ревность. Нева – моя сестра, самодержавная, в граните петровском. Но не мать. С той поры кирзовой и до моего профессорского твидового пиджака … Волга – женское имя, как все: земля, Родина, любовь.
  Потом сам город. У нас было полдня  в Саратове. Под призором местных офицеров и ефрейторов провели нас по главной улице на задворки… Помню, поразило,  что Саратов не бомбили сверху. Да и люди с говорком и саратовскими ударениями, которые мне  все время хотелось поправить.  
  Второй раз Саратов явился мне и стал дорог заочно. Без Саратова не была бы написана будущим академиком Виктором Жирмунским блистательная книга «Байрон и Пушкин». Не появились бы «Гоголь и Блок» ленинградского профессора и поэта В.В. Гиппиуса. Шедевры отечественного литературоведения. Этим (в числе множества другого) в мою эпоху оправдано существование Саратова на земле, города, давшего приют этим двум выдающимся ученым в лихую годину советской жизни.
  «Подалее от этих хватов. В деревню, к тетке, в глушь, в Саратов. Там будешь горе горевать. За пяльцами сидеть, за святцами зевать».
  Я не знаю, был ли Грибоедов в Саратове, но смею думать, что этот ваш Саратов большевики не решились переименовать в Троцк, Слуцк или Зиновьевск иль хотя бы в «город Луначарск» единственно благодаря Фамусову и его неразборчивой дочке, созданным воображением Грибоедова, которого большевики чтили и почитали, как борца против самодержавия.
  В другую, уже в пору «оттепели» Саратов был вновь спасен от переименования благодаря выдающемуся и ныне кинорежиссеру Марлену Хуциеву, который в уста героини своего фильма – шедевра о девичьей любви «Весна на Заречной улице» вложил песенку с куплетом: «Парней так много холостых на улицах Саратова ...». Чем черт не шутит: тогда Хрущеву, или Брежневу, или Суслову пара пустяков было переименовать Саратов в Гагаринск или Фиделькастровск. Ан нет …
 
ГОРОД
УНИВЕРСИТЕТСКОЙ СВОБОДЫ
 
  Райса Байдалиева, практикующий психолог, Уральск (Казахстан):
 
  В начале 90-х я поступила в СГУ имени Чернышевского на отделение психологии и до сих пор горда тем, что училась в одном из лучших вузов постсоветского пространства. Осознание этого ко мне пришло, когда окончила обучение и поехала на стажировку в МГУ. Бесспорно, МГУ – ведущий вуз страны, но в плане свободы он проигрывает СГУ.  Характерная особенность саратовских психологов – свобода духа. Московским психологам мешало ощущение собственной исключительности, это очень сильно влияет на самокритику.
  В советское время было постановление о студенческих волнениях в МВТУ имени Н.Э. Баумана и СГУ, в которых царила атмосфера свободы и вольнодумства. Это о чем-то говорит, ведь университет с такой историей уже исключает Саратов из списка провинциальных городов. Там живут люди со своей позицией, своим мировоззрением. 
  Я заметила один интересный факт – города вызывают у людей определенные ассоциации. В студенческие годы как-то раз ехала в поезде. Стоило моему соседу по купе услышать, что я девушка саратовская, он сразу спрятал все свои вещи. Когда мы с ним разговорились, он объяснил свою странную реакцию тем, что  Саратов –  это криминальный город: «У вас в Саратове одни бандиты и знаменитые воры». Естественно, у меня это признание вызвало удивление и смех. Потом провела небольшой опрос среди знакомых, все как один отвечали, что в Саратове высокая преступность. Это можно объяснить тем, что в обществе закрепились устоявшиеся ассоциации. У меня есть знакомые, которые не были в Казахстане, но думают, что у нас повсюду выращивают мак и коноплю.
  Недавно я поняла, что неравнодушна к Саратову. Всякую критику в адрес города  моего детства воспринимаю болезненно, защищаю его. Не случайно есть такое выражение – в родном городе и звезды на небе ярче.
 
РОДСТВЕННОЕ,
НО УЖЕ ДАЛЕКОЕ
 
  Олеся Лагашина,
  доктор философии, лектор Таллиннского
  университета,
  главный редактор портала DzD.ee (Эстония):
 
  Приезжать на историческую родину всегда волнительно: эйфория узнавания и наслаждение русской речью (это счастье, не надо думать, на каком языке поздороваться!) наступают практически сразу после того, как выходишь из поезда. Эйфория, впрочем, довольно быстро сменяется смешанными чувствами: российские кафе и гостиницы лишь отдаленно напоминают то, что мы привыкли видеть в Европе и даже Таллинне. То ли улыбаться здесь давно разучились, то ли к туристам не привыкли. Впрочем, как человек, родившийся неподалеку от Нижнего, я легко привыкаю к особенностям российского обслуживания.
  Но к чему я никогда не привыкну, так это к российскому чинопочитанию. В Эстонии можно запросто на каком-нибудь семинаре или концерте сидеть на соседнем стуле с экс-президентом страны, действующим министром или спикером парламента: никакой охраны, никаких мигалок по пути, все демократично и воспринимается как само собой разумеющееся. Во многих фирмах подчиненные общаются на «ты» с начальством, поскольку это считается нормой независимо от того, в хороших они отношениях или нет.
  Не говоря уже о том, что именование по имени-отчеству, по крайней мере, среди ровесников перестало употребляться в Эстонии даже русским населением. В Саратове на университетской конференции уважительное именование молодых людей по имени-отчеству непривычно резануло слух, и на этом сверхуважительном фоне совсем странными показались… университетские туалеты. Студенческий был доступен для всех, и его состояние шокировало. Такого в Эстонии вы не найдете даже на самой захолустной станции. Преподавательский запирался на ключ и предназначался, видимо, только для привилегированных особ. Представить себе такое в Тарту или Таллинне невозможно. Дистанция между студентами, преподавателями и даже ректором там намного меньше (с последним при случае можно поболтать на Фейсбуке), и это тоже одно из проявлений демократии.
  Зато в Саратове бросилось в глаза наличие красивой обуви в магазинах. Это вообще российская особенность: при более низком, чем у европейцев, уровне жизни русские женщины одеваются красивее и изящнее. Европейцы в этом смысле более практичны, зато и гораздо более привередливы в плане еды: то, что в российских магазинах гордо именуется колбасой, лично у меня вызывает серьезные сомнения.
  Чего в России и Саратове много – так это всего того, что имеет отношение к культуре. Мы, например, получили огромное удовольствие, выискивая по городу дома в стиле модерн и вспоминая Шехтеля. Саратовский модерн – это роскошно, в Таллинне такого не встретишь, в лучшем случае придется ехать в Ригу или Хельсинки.
  Не миновала нас и прогулка по Волге, но запомнилась даже не столько она, сколько ребятишки, выделывавшие на набережной какие-то головокружительные трюки на велосипедах и прочих интересных девайсах. Было как-то приветливо и уютно, и даже стояние в гигантской пробке, из-за которой мы чуть было не опоздали на вокзал, не испортило впечатления.
ИНТЕЛЛИГЕНТНЫЙ КАЛАЧ
 
  Владимир Герчиков, режиссер-
  кинодокументалист, президент Гильдии
  неигрового кино
  и телевидения, Москва:
 
  Я жил в Саратове около двух лет, с конца 1981 года по конец 1983-го. Первое ощущение от города – он ленивый, неспешный. Я бы сказал, что Саратов – интеллигентный город, причем в каких-то неожиданных проявлениях. Где-то в архитектуре или просто в человеческом общении. Мне он казался немного несуразным, потому что разбросан вдоль Волги. Город мне напоминал сдобный саратовский калач. Большой и пышный, хотя, может быть, чуть-чуть не держащий форму, но, тем не менее, симпатичный.
  Если говорить о сегодняшнем дне, ощущения от Саратова у меня изменились не сильно. Правда, они несколько портятся и искажаются лицами некоторых саратовских политиков. Откровенно говоря, эти лица не делают чести Саратову, по крайней мере, судя по тому, что я видел по телевидению и читал. От них нет ощущения сдобности, интеллигентности. Но когда побывал недавно в Саратове, то понял, что эти люди не являются лицом города. Мне понравилось общаться со студентами в университете. В Саратове молодые люди активнее, и у них больше интереса в глазах.
  Городу немного не хватает энергетики. Вряд ли я бы хотел жить в Саратове, но просто побывать, походить по улицам, расслабиться – это вполне возможно.
 
ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ГОРОДА ОДНОРОДНЫ, А САРАТОВ – РАЗНЫЙ
 
  Елизавета Лихачева, искусствовед,
  архитектор, Москва:
 
  Что человек, живущий не в Саратове, знает об этом городе? Он знает, что это глушь и деревня, что там живет некая тетка, к которой посылают проштрафившихся девиц, что на улицах Саратова «огней так много золотых», что Саратов и Самара – все же разные города. Особо продвинутые граждане знают еще и про Шехтеля, Вавилова и Табакова. Все вместе создает устойчивый образ типичного провинциального города в европейской части России, но это впечатление очень обманчивое. Меня город поразил тем, что он многослойный, неоднородный. Ты приезжаешь в Тамбов и понимаешь, что там везде Тамбов, а Саратов – он разный. В центре по качеству архитектуры он питерский, качественный, хороший, особенно если говорить про модерновую сталинскую архитектуру. А когда чуть отходишь от центральной части, получаешь милый провинциальный городишко с невысокими домами. Ну и помимо этого  есть элемент советского промышленного центра с типовыми районами. Торжок – милый, Углич – красивый, Новгород – там кремль, а Саратов разный. У города столичные масштабы, и прогулка по его центру продлится явно не час. Я бы с большим удовольствием съездила в Саратов еще не раз, потому что он нуждается в постижении.

Последние выпуски
№ 353 от 5 декабря 2017 г.
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи