RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 353 от 5 декабря 2017 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
Великий и ужасный реформатор
15 сентября 2011, 02:32
Автор: Алексей ЗЕРНАКОВ
Комментарии: 2

Почти сто лет прошло со дня смерти Петра Столыпина, чье имя неразрывно связано с историей Саратовской области. На протяжении  века отношение к этому историческому деятелю менялось диаметрально противоположно. Сразу после смерти 5 (18) сентября 1911 года (Столыпин был застрелен в Киевском театре эсером Дмитрием Богровым), пошли слухи, что покушение было подстроено «охранкой». Однако многие современники видели в прогрессивных реформах Петра Аркадьевича надежду на возрождение России и восприняли его смерть как тяжелейший удар по государственности. Потом, с приходом к власти большевиков, это было забыто. Зато вспомнили «столыпинские галстуки» и «столыпинские вагоны», оставшиеся в памяти после подавления тогда еще губернатором Саратова крестьянских выступлений и борьбы с революционерами. Сейчас ситуация снова меняется. Петр Столыпин уже не антигерой, а пример для политиков.
 
  Пожалуй, первым в этом ряду можно назвать экс-губернатора Саратовской области Дмитрия Аяцкова, явно подражавшего известному земляку. И даже ставшего инициатором возведения памятника на площади, получившей название Столыпинской  –перед зданием Саратовской областной думы.
  Сейчас, уже по инициативе премьер-министра РФ Владимира Путина монумент в честь выдающегося политического деятеля возводится в столице. Открыт памятник Столыпину и на Кубани. Кто-то может назвать это модным трендом, кто-то – запоздавшей на сотню лет данью уважения человеку, который пытался поднять экономику России… История не любит сослагательного наклонения, но кто сейчас сможет сказать, как бы изменилось наше настоящее,  промахнись в тот злополучный день Богров и доведи Столыпин свои реформы до логического завершения? В одном историки солидарны – своей яркой жизнью премьер-министр Российской империи сам создал себе памятник. Только одни считают, что это памятник верному труженику Отечества, другие, что это монумент жестокости.
  «Безусловно, это очень яркая, неординарная и масштабная личность. Вклад Столыпина в государственное строительство России колоссален, – считает доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник ИВИ РАН, профессор Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ) Велихан Мирзеханов. – При этом он был политиком очень жестким, неуступчивым и проводил свои реформы железной рукой, не считаясь с потерями. И как любая личность такого масштаба, он принес много потрясений стране. Было много жертв. Всегда задаешься вопросом: насколько оправданы жертвы на пути к модернизации и серьезным реформам? Он же с этим не считался. Мне как историку, который ищет смысл в действиях политиков, кажется, что очень важно, чтобы жертвы соизмерялись с результатом».
  Многие историки не спешат возносить хвалу этому историческому деятелю в угоду политической моде, вспоминая о том, что Столыпин – один из трех российских исторический персонажей, получивших прозвище «Вешатель» (наряду с Александром II и генералом Михаилом Муравьевым). Особенно это касается историков советской закалки. Одним из самых непримиримых противников «канонизации» Столыпина выступает  профессор кафедры истории России СГУ истории Николай Троицкий. «Свое мнение я высказал в научной статье, которая была неоднократно опубликована. В ней я ссылаюсь на мнение таких авторитетов, как Лев Толстой, Владимир Короленко и Максим Ковалевский. Самая исчерпывающая оценка личности Столыпина, по моему мнению, дана Львом Толстым в его нашумевшей на весь мир статье «Не могу молчать»: «Это деятель из разряда зверей и палачей», – рассуждает ученый. – Я также отношусь к этому историческому персонажу сверхнегативно. Он рекордсмен за всю историю России по количеству повешенных. Виселицы тогда в нашей стране называли «столыпинскими галстуками». А его реформа, в результате которой он хотел насадить наряду с помещиками новую опору самодержавия в лице кулаков? При этом основную массу крестьян, которую он считал источником недовольства, высылал в этих скотских вагонах в Сибирь. Он по сути дела опустошил центральную Россию ради того, чтобы на хуторах насадить кулацкую верхушку и на нее наряду с помещиками опираться. Обратите внимание на одну деталь: у нас в музее хранится портрет Столыпина работы Репина. Он отказывался писать эту картину, но ему напомнили, что вскоре после написания различных портретов, те, кто ему позировал, – умирали. В 1911 году картина была завершена, и в том же году Столыпина убили. Кстати, портрет написан на кровавом фоне».
  «Вклад Столыпина в историю России огромен», – оппонирует Троицкому  кандидат исторических наук, директор МУК «Культурный центр им. П.А. Столыпина» Сергей Мерзляков. Он называет нашего земляка модным словом «модернизатор». Может быть, это и есть тот политический тренд, который сейчас так старательно обновляется? Но Мерзляков напоминает также  об участи всех модернизаторов в России: «Столыпин принял губернаторство в том момент, когда этого требовали обстоятельства. Он стал премьером, когда в стране не было другой такой решительной, последовательной и опытной политической фигуры. И он принял смерть как результат того, что ни общество, ни царское правительство на тот момент не готовы были пойти на то, что требовалось, чтобы спасти императорскую Россию в том виде, в котором она существовала. А именно – на грамотную плановую модернизацию».
  При этом даже сторонники прославления имени государственника Столыпина признают неоднозначность его решений. «Говоря о нем как о политике, я вынужден признать, что его реформы закончились во многом двояко, – говорит директор Столыпинского центра. –   Но вынужден признать и тот факт, что его гигантское личное мужество, внутренний стержень, моральные убеждения и политические предпочтения были основой всех его действий: и в должности губернатора, и  в должности премьер-министра – без изменений».
  Не согласиться с этим сложно, особенно если вспомнить закон о роли личности в истории, выведенный еще Лениным. Думается, что в данном случае он действует на 100%, ведь до тех пор пока Столыпин был жив, пока своим авторитетом, активностью и личным примером тащил махину  реформ вперед, – все шло, как он задумывал. А когда его не стало, оказалось, что дело некому подхватить. И это, кстати, вечная  проблема российской политической культуры. Что имперских, что советских, что постсоветских времен. По мнению Мерзлякова, возобновившийся  интерес к личности Столыпина – во многом не только дань датам – столетию со дня смерти и стопятидесятилетию со  дня рождения (в 2012 году),  но скорее требование времени:
  «Очень хотелось бы обратиться к прошлому. Я думаю, что практически для всех стало очевидно, что западная специфика, взаимодействуя с российской, не всегда дает тот результат, который необходим нашему государству. В поисках образов и образцов для подражания, которые могли бы служить примером для воспитания молодежи (в том числе в ключе ответственного, решительного и положительного отношения к государству в противовес многим политическим предложениям, которые звучат в адрес современного российского истэблишмента), Петр Аркадьевич может стать символом. Символом России, которую мы потеряли и которую могли бы обрести. Примером личного мужества. Ведь он был кристально честным человеком, к рукам которого не прилипла ни одна копейка».
  Многие высказывания Петра Аркадьевича остаются актуальными до сих пор. Самое известное из них: «Им нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия» – вполне характеризует декларируемую нынешнюю политику Кремля и звучит в унисон с мнением первых лиц государства. Даже ярые сторонники царского режима называли Столыпина реакционером, а нынешнюю стабилизационную политику Москвы (в первую очередь, в сфере гражданских свобод) сложно назвать иначе как реакционной. Да и непримиримое отношение Петра Аркадьевича к оппозиции (в те непростые времена, правда, оно было вполне оправданно, да и личный мотив у премьер-министра империи присутствовал) явно импонирует отдельным современным представителям власти, также как известная жесткость и бескомпромиссность при проведении реформ…
  К тому же идея о том, что России нужна по-настоящему сильная рука, всегда находит сторонников, и личность Петра Столыпина вполне может стать примером такой государственной силы, то есть образцом для подражания власть имущих. Импонирует государственникам и его непоколебимая жизненная позиция, которая не изменялась в угоду политической конъюнктуре. Чего стоит хотя бы фраза, сказанная Петром Аркадьевичем императору Николаю II в ответ на предложение материальной помощи после очередного покушения (их политик пережил 11, и лишь последняя увенчалась успехом), в котором серьезно пострадали сын Столыпина Аркадий и дочь Наталья. «Ваше Величество, я не продаю кровь своих детей», – процитировала в своих воспоминаниях слова российского реформатора другая его дочь Мария Бок.
  «Действительно, фигура Столыпина привлекает людей. Тем более тех, кто находится у власти. И тем, что он в таком молодом возрасте добился потрясающего успеха, и тем, что ему удавалось практически в одиночку решать глобальные и сложные проблемы, многие из которых актуальны для российского общества до сих пор. Поэтому, на мой взгляд, представители политического истеблишмента не только могут, но и должны обращаться к опыту Петра Аркадьевича, равняться на него. Конечно же, с учетом контекста исторической специфики», – заявляет Мерзляков.
  Политическая «канонизация» с одной стороны и резкое отрицание стиля и методов – с другой, а в результате и при жизни, и сейчас Петр Столыпин остается неоднозначной фигурой. В то же время вполне объяснимо желание сделать его символом новой эпохи – времени сильных лидеров, способных на жесткие и непопулярные решения. Хотя, конечно, путать «историческую специфику» начала XX и начала XXI века, как верно заметил директор центра Столыпина,  не стоит.

Последние выпуски
№ 353 от 5 декабря 2017 г.
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи