RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
ЯДОВИТАЯ МЕДИЦИНА
09 ноября 2006, 16:46
Автор: Елена Налимова

Мы их теряем
Сегодня больных с острыми отравлениями, в соответствии с внутренним приказом по городской службе «Скорой помощи», везут в терапевтические и реанимационные отделения больниц по месту жительства. Проблема лишь в том, что в обычных реанимациях нет специальной аппаратуры для детоксикации - выведения из организма токсинов. Поэтому, если состояние больного признается тяжелым, его отправляют туда, где такая аппаратура есть. А она разбросана по больницам. Лучше всего оснащена областная клиническая, в Смирновском ущелье, но городских пациентов она принимать не может, по крайней мере, в требуемых объемах, так как загружена страждущими из районов. Единичные спецаппараты есть в областной детской, в реанимационном отделении 3-й клинической, в больнице скорой медицинской помощи г. Энгельса, в ЦРБ Балаково, Вольска и Аркадака. «Пока решают, куда везти, созваниваются с больницами, человек может «уйти», не всех довозят живыми», - констатирует бывший главный токсиколог области, доцент кафедры скорой медицинской и анестезиолого-реанимационной помощи СГМУ Василий Насекин. В этой должности он состоял до 2003 года. Единственный специалист и тот бывший - это все, что осталось у Саратовской области от токсикологической службы. Иногда городские и районные стационары вызывают его для консультаций. В реанимационное отделение областной больницы, где он работает, привезли и балашовских пьяниц. «У нас нет даже химико-токсикологической лаборатории, - жалуется Насекин, - без которой подчас невозможно выяснить, чем отравился человек, особенно если он находится в коме.
Поэтому от 18 до 20% случаев диагностируются как «отравление неизвестным веществом» . В принципе, лабораторное оборудование такого класса в городе имеется - в институте химической защиты (его подарили американцы для обслуживания пос. Горный) и в бюро судмедэкспертизы. Однако сотрудничать с саратовскими медиками владельцы этих приборов соглашаются только за серьезное вознаграждение (стоимость одной пробы около 2 тыс. руб.). Случай в Балашове - особый, ради него судмедэксперты пошли на уступки, но проблему это не решило.

Черные токсикологи

В отсутствие специальной токсикологической службы в Саратове сформировался рынок так называемых «черных наркологов». Хотя логичнее было бы назвать его рынком «черных токсикологов», потому что обращаются к ним в основном в острых случаях, тогда как наркологи лечат только алкоголиков-хроников. По неофициальной статистике, каждый месяц от подпольных «отливаний» (примитивной методики детоксикации) погибает 2-3 человека. Специальную лицензию имеют единичные специалисты, но и она выдается только на услуги «психиатра-нарколога». Андрей Колчанов - один из таких. В его объявлении значится: «выведение из состояния похмелья». «Мои пациенты в основном обеспеченные люди, которые суррогатный спирт не пьют, - рассказывает врач, - потому что цены на мои услуги достаточно высокие. Но и среди них бывают прецеденты - поехал в деревню, выпил черт те что, печень не выдержала. Звонят мне, но я отказываюсь. Объясняю, что я амбулаторный прием веду, а здесь нужен стационар». Лечение острых отравлений в терапевтических отделениях Колчанов охарактеризовал очень доходчиво: «Можно и гинеколога заставить глаза лечить. Понимаете, токсиколог - это отдельная узкая специализация, его никем не подменишь». По недавно опубликованным данным Минздрава РФ, в неспециализированных отделениях острые токсические отравления в два с половиной раза чаще заканчиваются летальным исходом. Учитывая ухудшение экологии и повсеместный рост вредных химических производств, эксперты Всемирной организации здравоохранения настоятельно рекомендуют создание специализированных токсикологических центров во всех крупных населенных пунктах. В 80-х руководителям саратовского здравоохранения это не нужно было объяснять.

Повальная урология

«В 1985 году отделение токсикологии создавалось в клингородке мединститута как подразделение городского реанимационного центра, - говорит один из его основателей, заведующий кафедрой анестезиологии и реаниматологии СГМУ, профессор Герман Георгиевич Жданов. Более двадцати лет отделение принимало городских и областных больных с отравлениями различной тяжести «В день по 7-8 человек, - вспоминает Жданов, - из них 5-6 с алкогольными отравлениями». И это в благополучные советские времена, когда водки было хоть залейся! С вступлением в России в свободный рынок пациентов у отделения прибавилось, да и алкоголь не единственный бич саратовцев. «Люди часто травятся грибами, угарным газом при пожарах. Сейчас, например, настоящая эпидемия отравлений дурманом», - продолжает Жданов. Но у нового руководства СГМУ были свои планы. В 2004-м токсикология была закрыта, на ее месте было решено открыть золотую жилу новорусской медицины - отделение урологии. В качестве официальной версии выдвигалась такая: зачем клинике с федеральным финансированием содержать отделение, которое принимает в основном городских больных? Сегодня с могильщика токсикологии - клиники СГМУ - взятки гладки. С момента выхода в свет Закона 131 ФЗ «О разграничении полномочий» токсикология не относится к медпомощи, финансируемой из федерального бюджета.
Руководство 3-й клинической больницы утверждает, что «пыталось сделать все от него зависящее»: заблаговременно сообщило городским властям о грядущем закрытии. Как рассказывают, тогда в министерстве здравоохранения области собрался совет, на который был приглашен руководитель горздрава и главный токсиколог области. После бурных обсуждений возникла идея открыть токсикологию на базе 1-й городской больницы, там как раз строился новый корпус (строится он и сейчас). Для этого требовался сущий пустяк - заложить в городской бюджет следующего года 7 млн руб. Эту же версию, в качестве оправдания, предложили Москве. Спустя год замминистра здравоохранения РФ попытался выяснить, как идут дела, создано ли отделение, но ответа из саратовского минздрава так и не последовало.
Чиновник,
выпей йаду
«Открыть токсикологию в 1-й городской было бы логично, - считает профессор Жданов, - она так и называется - «больница скорой медицинской помощи». Но на городском уровне создать такой центр вряд ли возможно, требуется дорогостоящее оборудование». «Главный вопрос - кто за это заплатит: город или область?» - соглашается с ним экс-токсиколог Василий Насекин.
Председатель городского комитета здравоохранения не посчитал нужным ответить на официальный запрос нашей газеты. Не смог уделить время для встречи с корреспондентом и министр здравоохранения области Алексей Сорокин. Ответ на вопрос «где больные с острыми отравлениями могут получить адекватную помощь?» мне передала его пресс-секретарь: «Министр сказал, что таких пациентов у нас принимают в реанимационных отделениях».
Однако ведущие специалисты с подходом саратовского министра не согласны. «В реанимации человек может находиться только то время, пока ему необходимо замещение жизненно важных функций, - объясняет Жданов. - А пациентам с острыми отравлениями нужна длительная терапия, наблюдение врачей. Да и обходится реанимационная койка раз в 50 дороже обычной». Эту позицию всецело разделяют и коллеги профессора из Москвы. «Мне странно комментировать заявление, сделанное вашим министром, ведь он человек не чуждый медицине, - заявил в телефонном разговоре директор федерального научно-практического Центра токсикологии Минздрава РФ Юрий Остапенко. - Токсикологическая помощь требует наличия весьма дорогостоящей аппаратуры, содержать ее в обычных реанимационных отделениях при клиниках экономически нецелесообразно. И дело не только в этом. Я думаю, если бы родственник министра отравился, он бы захотел госпитализировать его в специализированное отделение, а не «в любое». К тому же есть приказ № 9 Минздрава РФ от 08.01.02 «О мерах по совершенствованию и организации токсикологической помощи населению РФ», где сказано, что каждый субъект РФ (тем более такой крупный, как Саратовская область) должен иметь Центр острых отравлений. Этот приказ обязателен для исполнения, удивительно, что минздрав Саратовской области его игнорирует. Сейчас в связи с участившимися случаями отравлений алкоголем мы поднимаем вопрос об укреплении токсикологической службы, добиваемся оснащения региональных центров дорогостоящим оборудованием за счет дополнительных средств из федерального бюджета. Но раз в Саратове власти ничего не хотят делать - они помощи не получат. Так и передайте».
Проблема с токсикологией, при всей ее узости, обнажила главный подводный камень саратовской медицины. Он - в искренней вере в разграничение полномочий. Этот принцип государственного устройства саратовские медики восприняли как-то по-особенному. Он избавляет их от ответственности, областному минздраву не столь интересно, что происходит в городе, для федеральной клиники главное - спихнуть проблему на область, ее руководители имеют собственные планы. У городского здравоохранения тоже есть резоны - денег нет. При этом проблемы людей волнуют чиновников от медицины во вторую и третью очередь. При такой системе лучший совет: пить только проверенный алкоголь, не есть подозрительные грибы, в крайнем случае - лечиться народными методами. Чтобы не беспокоить медиков по мелочам.

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи