RSS  |  Сделать стартовой  |  В избранное  |  ИА "Взгляд-инфо"
 
№ 352 от 22 ноября 2016 г.  
Саратовский взгляд
Без категории
ЗАБЛУДИВШИЙСЯ ТРАМВАЙ
19 октября 2006, 16:32
Автор: Елена БАЛАЯН
Комментарии: 2

После «Дома Бернарды Альбы», ставшего главным событием минувшего сезона, за Глуховской закрепилась репутация режиссера с ярким, самобытным почерком и нетривиальным взглядом на вещи. Эта нетривиальность сполна проявилась и в прочтении пьесы Уильямса, которая по праву считается основным «хитом» драматурга. Ее главные герои - аристократичная француженка Бланш Дюбуа (Эльвира Данилина) и совсем не аристократичный поляк Стенли Ковальский (Игорь Баголей) ненавидят друг друга лютой ненавистью. Понять причины их конфликта, значит (во многом) понять и пьесу в целом.
В «оскароносном» фильме 51-го года роли Бланш и Стенли исполняют голливудские звезды Марлон Брандо и Вивьен Ли. Причем Брандо играет эдакого брутального самца, а Ли - несчастную, обиженную судьбой неврастеничку, которая, словно за дамскую сумочку, цепляется за свои аристократические привычки. Нечто похожее сделала и режиссер московского ТЮЗа Генриетта Яновская (постановка 2005 года), усмотревшая в отношениях Стенли и Бланш историю о том, «как варварский мир вытесняет душевную красоту и аристократизм». Юрий Еремин, который ставил «Трамвай» в театре имени Моссовета одновременно с Яновской, говорил, что делает спектакль «о любви, о сильных, сжигающих людей чувствах». Были еще спектакли Михаила Бычкова в питерском «Приюте комедианта» и «табаковца» Александра Марина, который свел неприязнь главных героев к банальному «конфликту на бытовой почве».
Марина Глуховская подошла к пьесе Уильямса по-своему, превратив ее в «драму военного поколения, в которой главное - история людей и времени». Военная тема звучит в спектакле как бы фоном, всплывая на поверхность в «мелких» деталях вроде ордена на поношенном пиджаке Стенли, который с такой любовью чистит по утрам его беременная жена Стелла (Татьяна Родионова). И в рассказах Бланш о молоденьких новобранцах, которым она самоотверженно отдавалась накануне их первого сражения, зная, что этот опыт может оказаться для них последним.
Война - тот ракурс, под которым Глуховская рассматривает и образ Стэнли Ковальского. Вопреки уже сложившемуся вокруг этой роли набору клише, Стенли в ее спектакле отнюдь не плебей, не хам и не животное, движимое первобытными инстинктами. Это в первую очередь бывший офицер и доблестный сапер, чья жизнь и психика искалечена войной. Его поведение - это поведение человека, побывавшего в «горячих точках». В этой связи сразу становится понятно, почему, подвыпив во время игры в покер, он может неожиданно озвереть и ударить свою беременную жену, в которой в обычном состоянии души не чает. Или с криком «убью, суки!» бросится на тех, с кем только что мирно болтал.
Понятно, что для людей, никогда не бывавших на войне и не смотревших в глаза смерти, человек, способный поднять руку на женщину, сволочь и последний подонок. Не пытается обелить Стенли и Глуховская. Для нее главное - показать трагедию этого человека, и не только его, но и сотен и тысяч таких, как он, использованных государством в качестве пушечного мяса и выброшенных затем на помойку.
Надо отдать должное Игорю Баголею, который сыграл свою роль очень искренне и отнюдь не фальшиво. Он не подражал Брандо, не злоупотреблял своей природной брутальностью, но создал образ человека, достойного сопереживания и сострадания.
Бланш в исполнении Эльвиры Данилиной совсем не похожа на своих эксцентричных предшественниц, чья неуравновешенность кроется, по словам рецензентов, «в чисто женской неудовлетворенности». Героиня Данилиной - это, по сути, такая же жертва войны и рухнувшего миропорядка, как и все остальные герои. С той лишь разницей, что ее стремление к красоте и гармонии развито гораздо сильнее инстинкта самосохранения. Данилина играет безумие своей героини тонко и сдержанно. В ее исполнении это не столько даже безумие, сколько смертельная усталость женщины, которая «всю свою жизнь доверяла доброте первого встречного». «Что противостоит смерти? Только желание и любовь», - эти слова становятся в ее устах ключевыми.
Но желание у Уильмса - это не только смысл жизни, ее движущая сила. Это еще и городской трамвай, который довозит героиню до Елисейских полей. Точнее, до Елисейских полей ее довозит другой трамвай, который называется «Кладбище». А трамвай «Желание» является лишь своего рода «перевалочным» пунктом. В таком соседстве двух полюсов есть и юмор, и горькая ирония, и легкая, едва уловимая грусть. В восприятии режиссера такой трамвай - очень смешной, почти мультяшный. Таким он представлен, кстати, и на театральной афише, разработанной дизайнерами с ее подачи.
Есть в спектакле и другие темы. В их числе - намек на излюбленную Глуховской тему гендерного неравенства, понимаемую как конфликт между традицией и правом (анекдот про петуха), и даже еле уловимый мотив богоборчества. Правозащитница и либералка по духу, Глуховская продолжает утверждать, что личная жизнь человека - это его личное дело, а никак не дело окружающего его социума. Режиссер не обошла стороной и заложенные в пьесе аллюзии с «Вишневым садом». Стелла не устает повторять, что имя и фамилия ее сестры переводятся с французского как «сад в цвету, или вишневый сад». Но для доктора, который пришел за Бланш, чтобы увести ее в дом для душевнобольных, это не столько фамилия с богатым литературным «прошлым», сколько диагноз.
Спектакль прекрасно оформлен (лауреат «Золотой маски» Ольга Веревкина). Сильное впечатление производят и костюмы, особенно платья, в которых появляется на сцене Эльвира Данилина. Главный девиз постановки - «с джазом в ушах, с роком в душе» - Глуховская воплощает с помощью музыки. У Уильямса пьеса «пропитана» джазом 40-х годов (сквозящий образ синего рояля). В работе Глуховской другой джаз: современный, но на старой основе, переходящий в блюз-рок Тома Вэйтса.
И все же лейтмотивом спектакля становится не он, а знаменитый Марш побежденных. В этой удивительной музыке есть все, чем должны обладать поверженные, но не сломленные герои: и величие, и горечь, и ни с чем не сравнимый трагический кураж.
Спектакль второй. Дай Бог, не последний.

Последние выпуски
№ 352 от 22 ноября 2016 г.
№ 351 от 26 ноября 2015 г.
№ 350 от 11 декабря 2014 г.
№ 349 от 16 декабря 2013 г.
№ 50 (348) 27 декабря 2012 г.
№ 49 (347) 20  26 декабря 2012 г.
№ 48 (346) 13-19 декабря 2012 г.
№ 47 (345) 6-12 декабря 2012 г.
№ 46 (344) 29 ноября  5 декабря 2012 г.
№ 45 (343) 22-28 ноября 2012 г.
 Архив новостей
О нас




статьи